Наследство делим пополам: мне квартиру, тебе дачу

23.06.2018

Никогда бы не подумала, что квартирный вопрос разрушит мои родственные отношения с младшей сестренкой. У родителей нас двое, мы всегда были неразлучны, у нас не было подростковых ссор, только доверие и взаимопонимание.

Фото из публичного доступа сети интернет
Фото из публичного доступа сети интернет

Пять лет назад наши родители решили, что устали от жизни в шумном городе и решили перебраться на природу, в областную деревню. Отец всегда был хозяйственным и трудолюбивым, поэтому он просто приобрёл участок и решил сам построить дом, нас с сестрой оставили жить в городе в квартире. Я вышла замуж, переехала к мужу и сестра в квартире осталась одна. Зятя моя мама очень любила, отец уважал и конечно, все свободное время мы проводили в деревне, помогая строить. Помощь от нас была и материальная, деньги мы зарабатывали неплохие, детей не было. Сестра же моя решила, что деревня не для неё и за три года появилась там от силы раз пять, постоянно жалуясь на отсутствие удобств и комаров. К этому времени у неё появился молодой человек, который всем сразу не понравился. Он был любителем выпить, мог поднять на сестру руку и очень не любил работать. Жили они оба в родительской квартире, сестру мы пытались образумить - да куда там, она была влюблена. А потом случилась трагедия: родители погибли в аварии.

- А ты чего тут забыла, это теперь моя квартира, я в права наследства вступила.

- Ань, а что происходит то? Квартира осталась нам двоим, в права наследства только пришло ещё время вступать, половина здесь моя. Как ты можешь вообще так говорить, это же память о родителях.

- Знаешь, сестренка, я все уже решила, наследство мы делим пополам: тебе дачу, мне квартиру. Это ты виновата в смерти родителей, ты помогала им с дачей, если бы они туда не ездили, ничего бы не случилось.

Тут появился и сожитель сестры, с гадкой улыбкой на нетрезвом лице. По его ухмылке мы сразу поняли, кто внушил сестренке такие мысли. Под предлогом того, что если она так решила, то так тому и быть но документы надо заверить нотариально, мы вытащили её из дома и увезли на лечение. Сожителя пришлось выселять с полицией и менять замки. Лечение идёт уже десять дней, вчера я приезжала к Анюте. После разговоров с психологами, она вроде начала осознавать весь кошмар своей жизни и на лечение уже согласна добровольно, хотя благодарности от неё я ещё не услышала.