Превращение в слесаря

24.06.2018

Продолжаем хроники заводчанина

Ну всё решение принято - иду работать на завод. Думаете сразу начал фигачить? А вот шыш! Меня ждали испытания мед. комиссией. Это для начала. Месяц я мотался по врачам, сначала проходил комиссию военкомата. Так уж вышло, что в армии я не бывал и никакого документа у меня, соответственно, не было. А как так? Просто не звали. А я чё, сам пойду туда что ли? Вот и пришлось побегать по разным отделениям этой конторы. В самом конце, сижу я на стуле перед судом присяжных... или перед комиссией военкомата, если точнее. Главный дед читает моё досье и говорит такую шляпу:

-Ну вот, вы Артём Леонидович, в армии не служили, от призыва уклонялись, вас искали, с собаками к вам приходили, не нашли.

Я сижу, опешил и даже слова сказать не успел.

-На этом и всё. Проходите дальше, получите справку, что не служили.

И на этом действительно всё. С военкоматом покончено. Как будто гору с плеч снял, неразрешённость этого вопроса почему-то давила сильно. А во всех других шарагах, где я раньше работал, спрашивали про военник и только. Говорил им возраст и что не зовут и меня брали на работу.

Окей, следующее испытание вторая мед. комиссия самого завода. Тут полегче, но также долго. Тонны врачей, проверяющих вообще всё. Мне ведь работать на вредном производстве.

Ну, думаю, готово ! Врачи пройдены и настает день X. Я просыпаюсь в шесть утра... ну как просыпаюсь... это скорее похоже на воскрешение. Так рано мне на работу вставать ещё не приходилось. Зато теперь становится понятно, откуда у старых людей привычка, ни свет ни заря пробуждаться и заниматься всякой хренью. Еду на завод, мимо проходной и вот я оказываюсь на огромной площади и сцена, как в фильмах: большая толпа мужиков, да и женщин одним потоком идут на завод. Также видел тех, кто закончил работу, с ночной смены. Иду вместе с потоком на остановку. А там несколько разных стоянок и, разумеется, я сел не в тот автобус. Мне нужно было выйти у 23-го цеха, а басик поехал в другую сторону.

И вот тут я ощутил размах человеческих технологий. Здоровенные металлические конструкции, башни, плотно усыпанные блестящими на солнце трубами, пирамидальные установки, издающие непонятные звуки, бесконечные шпили, уходящие в небо, некоторые установки представляли из себя сплошное награмождение труб всех размеров и диаметров, будто большой механизированный спрут. И какими бы колоссальными ни казались успехи человечества в технологиях, я не могу не отметить и второй стороны. Экологией тут и не пахнет. Даже близко. Стоит автобусу затормозить у очередной установки и открыть двери, как тебе в ноздри устремляется этот пронизанный технологиями воздух, от которого в первый раз мутит так, что хочется блевануть. И в разных местах воняет по-разному, а потом вся эта гамма прелестных ароматов уносится ветром прямо в город. Удачи дожить до пенсии, как говорится.

Но вот моя экскурсия по заводу подходит к концу и я всё-таки попадаю на нужную мне остановку. Выхожу и иду в цех. Внутри меня ждёт спёртый воздух, пропитанный маслами и прочими жидкостями. Но, пока что я ещё не часть этой машины по переработке разных изделий. Поднимаюсь на второй этаж и жду распоряжений в комнате приёма пищи. На втором этаже всё выглядит вполне обыденно, как в каком-нибудь офисе. Помимо меня, здесь оказалось ещё двое бедолаг. Пришёл старший мастер, выдал нам папки с инструкциями и велел читать.

Инструкции, я вам скажу, это отдельная тема. Их много, написаны они отвратительно и сухо. Более того, каждый раз, когда я находил орфографические ошибки, маленький гуманитарий внутри меня начинал впадать в истерику. Инструкция по технике безопасности, по охране труда и отдыха, инструкция самого слесаря, как пользоваться такими-то станками и другими, перечень газов и какие прелестные последствия тебя ждут, если будешь дышать ими и всё в таком духе. И заставили нас читать это всё неделю. НЕДЕЛЮ МАТЬ ЕГО, КАРЛ! За это время мы успели с парнями сдружиться, выучить инструкции на зубок, забыть их, поплавить мозги и под конец, ближе к пятнице мы уже вообще не понимали, что происходит. И только после этой шляпной недели нас пустили в цех...