Белогвардеец в Бутырской тюрьме

Иван Владимиров "Арест генералов"
Иван Владимиров "Арест генералов"

Камера была заполнена самыми разнообразными субъектами. Здесь были и обычные бандиты, и сутенеры с проститутками, и даже серийный маньяк возомнивший себя человеком-вампиром. Но больше всего в камере было "контрреволюционеров" среди которых находился и 23-летний юноша, подпоручик Сидоров. Он и поведал позже в эмиграции эту историю.

Седой старичок профессор рассказывал всем, как был арестован его друг, тоже профессор Дмитрий Иловайский. Приехавшие матросы увидев, что старику восемьдесят лет не стали его задерживать и оставили дома. Но через час вломились латыши. Этим было уже все равно кого забирать. А не выполнивших приказ матросов самих арестовали.

Рассказ профессора хоть как-то отвлекал заключенных от суровой действительности. Из дверного проема на них смотрел заряженный пулемет, а каждый шаг контролировался бдительными латышами. Людей держали здесь месяцами не допрашивая и не проводя никаких следственных действий. А председатель Чрезвычайки Дзержинский с садистским удовольствием просил коллег не торопиться.

Как вскоре выяснили заключенные, сам Дзержинский был малодушный и трусливый тип. Он подписывал между стаканами чая десятки смертных приговоров. Люди получали пулю только за то, что кто-то был офицером в царской армии, кто-то не разделял взглядов большевиков.

Маленькие серые мышиные глазки Дзержинского трусливо бегали по комнате, ходили слухи, что он сошел с ума еще когда был приговорен к бессрочной каторге при Николае 2. Однако выслужившись доносами на товарищей он был освобожден через 10 лет.

Помимо вышесказанного Дзержинский и еще пара чекистов: Роттенберг и Лицис, отличались выраженными садистскими наклонностями. Они не гнушались применять к заключенным пытки для получения признания. Впрочем признание чекистам было не особо нужно. Скорее они пользовались пытками для личного удовольствия. Независимо от того, что говорил человек, приговор часто звучал, как "расстрелять".

Впрочем подпоручику Сидорову повезло. Следователь направил его в Бутырскую тюрьму. Там, в камерах тюрьмы была собрана чуть ли не вся русская интеллигенция, которую большевики так стремились искоренить. Впрочем Сидорову повезло, его бывший товарищ по Алексеевскому училищу, который еще недавно кричал о "святости присяги", а теперь заделался в коммунисты. Кроме него, за освобождение Сидорова похлопотали пара его знакомых: Бердников и Щепотьев, что теперь входили в революционный трибунал.

Сидоров был освобожден и отправился благодарить Бердникова. После прощаний он собрал вещи и уже готовился к отъезду на Дон, чтобы вступить в ряды Добровольческой армии, как к нему снова ворвались чекисты со словами "Вы арестованы!". Черный автомобиль вновь увозит его в застенки Чрезвычайки.

Художник Владимир Иванов
Художник Владимир Иванов

Снова помещение забитое людьми, в камеру периодических входит здоровый юноша и выкрикивает фамилии забирая людей на их последнюю "прогулку". Здесь же в камере ходила маленькая двенадцатилетняя девочка, которую большевики держали в качестве заложницы, а позже расстреляли.

Находясь на таком положении люди подняли бунт, который был подавлен. Охрана отобрала у заключенных матрасы, а репрессии только усилились. Сидорова вызывали на допрос и постоянно называли все новые и новые его преступления против революции.

Наконец все кончилось, Сидорова и еще нескольких заключенных (одному гимназисту было только 15 лет) посадили в машину и повезли исполнять "приговор". С ними должна была ехать еще сестра милосердия, но та заявила, что "если хотите убивать, то убивайте здесь и сейчас, а я никуда не пойду".

Палачи строят узников у высокой белой стены и требуют, чтобы те не прощались друг с другом. Пленникам все равно, они обнимают и целуют друг друга не обращая внимания на убийц. Тогда комиссар в ярости кричит "пли". Люди падают на землю. И тут Подпоручик понял, что еще жив. Он вскакивает на ноги, отталкивает латыша и бежит в лес. Вслед ему летят пули трусливых палачей, которые так и не решаются бежать за ним. Сидоров добрался до крыши Петровского дворца и там раненый затаился до самого утра.

Сидоров Дмитрий Алексеевич 1859 года рождения, подпоручик. После побега из Бутырской тюрьмы состоял во ВСЮР и Русской армии до ее эвакуации из Крыма. Эвакуировался на корабле "Корвин". Умер в эмиграции.

_________________________________________________

Подписывайтесь на канал и ставьте нравится, чтобы поддержать проект.