Эра бодипозитива: в чем подвох?

В конце XX века все только и говорили о супермоделях: Синди Кроуфорд, Клаудии Шиффер, Наоми Кемпбелл, Иман, Тайре Бэнкс, Линде Евангелиста, Кейт Мосс. Все они отличались идеальными параметрами 90х60х90 и даже чуть меньше.

В 90-е годы с именитыми модельерами могли работать лишь очень худые девушки, чей тип фигуры больше напоминал силуэт мальчика-подростка.

Наличие округлых форм практически закрывало дверь в модельный бизнес. Девушки мучили себя изнурительными диетами, иной раз практически голодали, чтобы «идеально» выглядеть на подиуме. В итоге в нулевые повсеместно заговорили об анорексии.

Николь Ричи

Наталья Гоций

Все мы были в курсе ужасных историй девушек, обессилевших в борьбе с новым недугом. Боязнь полноты дошла до абсурда, возникали случаи, когда модели падали на подиумах из-за болезни, некоторые из них впоследствии умирали.

На фото выше бразильская модель Анна Каролина Рестон. При росте в 174 сантиметра ее вес составлял 40 килограммов, питалась она лишь яблоками и томатами, в 22 года ее не стало…

Общественность возмутила подобная ситуация в модельном мире, проводились акции против работы со слишком худыми моделями — и это сработало, ведь сразу несколько модных домов отказались подписывать контракты с моделями-анорексичками.

Из огня да в полымя. С появлением таких дам, как Эшли Грэм, Тесс Холидей, общество столкнулось с бодипозитивом — мол, люби свое тело, даже если ты весишь более 100 кг.

Эшли Грэм

Тесс Холидей

Снова Тесс

Почти сразу же тему поймали и в России, у нас тоже появились свои модели плюс-сайз: Катя Жаркова, Александра Дейнега, Диляра Ларина и многие другие.

Катя Жаркова

Александра Дейнега

Диляра Ларина

В социальных сетях сейчас куча моделей — и «обычных», и плюс-сайз. Так вот последние проповедуют безграничную любовь к своему телу, принятие его и отсутствие стеснений.

У большинства читателей, наверное, возникнет резонный вопрос: а что у них со здоровьем? Как работает сердце той же Тесс? Девушки говорят, что все у них хорошо) Может быть, лукавят, но не признаются.

Мода на бодипозитив породила целую индустрию. Речь идет не только о модных съемках, но и о глобальных пересмотрах параметров красоты. Например, еще десяток лет назад найти дизайнерскую вещь на размер более 46 было непростой задачей. Сегодня появляются дизайнеры, которые отдельно выпускают белье и одежду для девушек плюс-сайз.

Бодипозитив включает не только любовь к своим объемам, но и к проблемным местам — сильному целлюлиту на бедрах, растяжкам, обвисшей коже. Подключились даже мужчины со своими пивными животами.

Но давайте внимательно посмотрим на типичные фотографии бодипозитивщиков: где их целлюлит в журналах? На некоторых фото даже люди со слабым зрением увидят тонну фотошопа. Еще один важный нюанс — это лица моделей плюс-сайз. Они абсолютно нормальные! Красивые, подтянутые лица без десяти подбородков. Более того, у некоторых моделей еще и животы плоские на фоне пышных бедер и груди — как такое возможно?

Нас обманули. К сожалению, большинство моделей плюс-сайз делают пластику лица, корректируя подбородок, откачивают жир с живота, делая его плоским. Напоследок все хорошенько приправляется фотошопом, чтобы пышная фигура вызывала исключительно восторг. И это действующий тренд.

Сама идея бодипозитива, на мой взгляд неплоха, но почему-то люди скатываются в крайности: у нас или анорексия, или ожирение второй стадии. Почему на подиумах почти нет обычных девушек 46-48 размера, ведь именно они составляют основную массу населения? Я склоняюсь к мнению, что публика ждет зрелищ, поэтому девушки с обычными фигурами мало кому интересны, зато женщина весом более центнера в нижнем белье вызовет шок, и все будут ее обсуждать.

Между прочим, я ни в коем случае не осуждаю девушек с весом более 100 кг, демонстрирующих свое тело: обстоятельства в жизни могут быть разными, вовсе необязательно эти килограммы выросли в результате лени и обжорства — то же лечение гормональными препаратами просто не оставляет иной раз выбора, ни одна диета не поможет. Однако если уж позиционируется искренняя любовь к любому телу, убирайте ретушь — не скрывайте ничего!