КРЫМСКАЯ ТРАГЕДИЯ – кто виноват?

19 October 2018

Вся страна в шоке, и задается вопросом, а как так получилось, что 18-летний мальчик убил более двадцати человек и изувечил еще полсотни учеников?

Смотрю различные комментарии по телевидению и читаю прессу – все, как по мантре, говорят, что виноват этот упырь-студент. Он, де, не адекватный, психически не уравновешенный тихоня, мол, его гнобили в техникуме, мол, у него несчастная любовь. Другие клянут агрессивный интернет, дескать, вот где рассадник зла, любил, мол, ужасы смотреть и жаждал крови. Третьи сетуют, что воспитанием школьников никто не занимается, что мало подростковых фильмов, что нечем заняться подрастающему поколению, некуда применить свои силы, энергию, таланты.

Я со всем этим согласен, как и согласен с тем, что виновник – это этот несчастный, покончивший с собой в библиотеке училища. Но…

Первый камень в огород ФСБ. Как бы ни был ученик подкован в техническом плане, как бы хорошо он не учился в колледже, там не преподают теорию и практику изготовления взрывчатых устройств. Ему надо было это изучить самостоятельно. А как? Литература и интернет. Если он читал литературу, описывающую создание бомбы в кустарных условиях, то где он достал эти книги, не попав под подозрение спецслужб? Если он все прочитал в интернете, то как эти, опять же вездесущие спецслужбы, проморгали сам интерес преступника к созданию взрывчатых изделий?

Мальчик, хоть и 18-летний, изготовил три! три бомбы!, одну их которых он привел в действие, а ФСБ даже и не догадывалась об этом… Одно из направлений такой влиятельной структуры как Федеральная Служба Безопасности это борьба с терроризмом. Получается, если бы это был террористический акт, то спецслужбы не справились со своей задачей, ведь главное предназначение силовых структур, будь то ФСБ, МВД и прочие – это предупреждение преступлений, а они теперь ходят по останкам детей и выявляют мотивы преступления.

Второй камень в министерство МВД. Выдача разрешения на покупку оружия. Я не вдаюсь в юридические аспекты этого действия. По закону если есть 18 лет, то можно. И вот приходит паренек и говорит: «Мне нужно оружие» и МВД отвечает: «Пожалуйста. Раз тебе исполнилось 18 лет, раз у тебя есть справка о психическом состоянии и с виду ты приличный человек, то нет проблем, вот тебе разрешение». Еще раз повторяю: главное предназначение силовых структур– это предупреждение преступлений. Почему ни у кого не возникло вопросов, а зачем тебе, которому только несколько месяцев назад исполнилось 18 лет, оружие. Ты охотник, у тебя есть охотничье удостоверение? Нет. Ты спортсмен, ты занимаешься стендовой или иной стрельбой? Нет. Тогда для чего пацану оружие? Для самообороны? Ему кто-то угрожал? Для чего мальчику оружие!? Остается только для одного, для убийства.

Но ему выдали это разрешение, и, как я полагаю, не задавали таких вопросов. Тогда зачем нам полиция? Чтобы опять же ходить по останкам детей и выявлять мотивы преступления? Ведь можно же было это предотвратить, если бы компетентные органы по настоящему занимались своим делом, а не выискивали преступников в социальных сетях за «посты» и «репосты». Там-то конечно простор для оперативной деятельности. Чего проще – не понравилась картинка с попом или высказывание о какой-то разжигании ненависти, вот и материал о возбуждении. А скажите мне, сколько человек погубили «посты» и «репосты»? Ни одного? За то осужденных по ним полно.

Молодой человек покупает 150 патронов ни к «мелкашке», ни к охотничьему ружью, а к помповому оружию, созданного для убийства людей, причем не с мелкой дробью а с шрапнелью, и ни у кого не возникает вопроса: «Зачем? Для чего?» Где органы МВД, предупреждающие преступление? Что помешало им еще раз проверить молодого человека для чего ему оружие и патроны? Почему нет содействия между магазином оружия и полицией?

Третий камень в сторону министерства здравоохранения, которое выдало справку ученику колледжа для приобретения оружия. Получение справки у психиатра это галочка. И все об этом знают. А ведь они, психиатры, выдают справки для управления автомобилем – механизм повышенной опасности для людей, и для приобретения оружия – еще большей, смертельной опасности. Ведь никто и не проверял его на предмет психической уравновешенности, не состоишь на учете – пожалуйста, вот вам справка. И ведь тоже, я так понимаю, никто его не спрашивал: «А для чего тебе оружие? Ты охотник, спортсмен или коллекционер?» Положено по закону – получите! И ни у кого не хватило мозгов проинформировать полицию, что такой-то и такой-то хочет приобрести оружие, проследите за ним.

Четвертое. Уже были попытки нападений на школу в современной истории России. Были приняты меры. А что толку. Мы обезапасиваем органы государственной власти, но безопасность детей в школах, детсадах, училищах, институтах, университетах остается у этой государственной власти на втором месте. Муниципалитеты не в состоянии охранять наших детей, а федеральные органы не желают брать на себя такую ответственность. Только когда что-то случается, то тут же находятся и средства, и люди, и возможности выставить профессиональные охранные посты, но потом все стихает и опять появляются женщины-вахтеры.

Ну и последний камень – это камень всему обществу. Люди! Граждане нашего государства Российского! Мы живем в этом обществе, мы живем в этой стране. У всех есть дети, у всех есть родные и близкие за которых мы в ответе, так почему же такое равнодушие? У чиновника, который выдавал разрешение на оружие, я думаю, есть за кого переживать, у участкового, у психиатра, у соседей, у продавца, который продал ружье и патроны, у них у всех есть родные и близкие… Почему никому в голову не пришло пойти и спросить у полиции, зачем вооружается мальчик?

Мы не можем контролировать всех людей с отклонениями: психическими ли, моральными ли, физическими ли, и всякими другими прочими. Но у нас есть органы предупреждения таких преступлений, у нас есть общество, которое не должно быть равнодушным ко всему. Так почему же это случилось?

Вывод.

«Для меня лишь бы деньги, а остальное все побоку» – это лозунг нашей сегодняшней действительности.

Равнодушие ко всему ответственных людей, нежелание взять на себя ответственность за произошедшее. Даже президент не видит своей вины в этой трагедии, не говоря уже о своих подчиненных, а перекладывает все на «глобализацию». Глобализация будет продолжаться, но это не повод терять детей. Были нарушены элементарные нормы безопасности во всех эшелонах правительства, но об это не хотят говорить, и не будут говорить. Легче откупиться материальной помощью и забыть до следующего трагического случая.

НЕ ДАЙ БОГ!

Павел Гапоненко