Никита Изюмов: Для роста культуры диалога нужно больше общественного пространства

22.06.2018

«Екатеринодарский дискуссионный клуб» был создан Никитой Изюмовым – руководителем городского «Русского клуба». Формат мероприятия предполагает живую дискуссию с выступлениями спикеров разных взглядов и вопросами от аудитории.

За время существования в ЕДК обсуждались темы казачества, регулирования криптовалют, будущего России, института президентства, взаимоотношений власти и оппозиции и т.д.

- Когда и как появился «Екатеринодарский дискуссионный клуб»?

- Наш дискуссионный клуб возник два года назад как проект «Русского клуба (Екатеринодар)». Хотелось создать площадку, где представители разных взглядов, эксперты и те, кто хочет обсудить проблемы города, могли бы встретиться открыто и публично. Пообщаться без купюр и без подтасовок гостей, обсудить позиции и, возможно, прийти к какому-то общему знаменателю.

- Существовали ли к тому времени подобные проекты? Есть ли сейчас конкуренты у ЕДК?

- Насколько мне известно, был такой Клуб политических дискуссий, в котором участвовал политический бомонд Краснодара – политики, эксперты, представители каких-то движений и фракций. За закрытыми дверями они обсуждали какие-то свои вопросы, такой экспертный междусобойчик.
Мы принципиально хотели уйти от такого формата. Хотели, чтобы на наши встречи могла прийти публика, чтобы зрители могли оценить со своей стороны и поучаствовать в дискуссии, задавая свои вопросы.

На данный момент каких-то аналогов мне неизвестно. Возможно, есть какие-то небольшие клубы партий или движений, но они не слишком заметны.

- Сколько заседаний уже прошло?

- Мы не считали, но, кажется, примерно 12-13.

- Как обычно выбирают спикеров? И есть ли сложности с их подбором?

- Сначала мы выбираем тему, которая должна быть актуальна текущей повестке в общественном поле всей страны или конкретно в Краснодаре. Соответственно, мы стараемся приглашать людей, которые максимально близки к этой теме и известны в городе – тех, к чьему мнению могут прислушаться, кто является авторитетом для аудитории.

Особых сложностей с приглашением пока не было, но несколько раз эксперты отказывались. Например, мы не смогли согласовать через помощника участие вице-мэра Владислава Ставицкого в обсуждении Генплана Краснодара, это было связано с его графиком. Депутат Заксобрания Кубани Николай Петропавловский отказался прийти, сославшись на занятость во время предвыборной кампании. Однако принципиальных отказов от дискуссии мы не встречали.

- Если ли какой-то план тем, которые будут обсуждаться? Или это каждый раз зависит от информационной повестки?

- Конечно, повестка играет большую роль. Если может произойти какое-то событие, которое может смешать все планы, мы переключимся на него. А так бы нам хотелось обсудить более масштабные вопросы, касающиеся социальной сферы, экономики и политической системы.
Например, планируем большую дискуссию по вопросам современного образования, чтобы обсудить нынешнее положение дел, сравнить бесплатное государственное образование и частные проекты, подходы в России и в других странах.

В целом, будем больше концентрироваться на общественно-политических темах, потому что они вызывают больший отклик у аудитории.

- В принципе, любое собрание людей у нас по закону может считаться общественным мероприятием. Согласовываете ли вы с властями свои мероприятия и темы, которые будете обсуждать?

- Никогда не согласовывали и, надеюсь, не придется. Я даже не знаю, у кого идти спрашивать разрешение.

После дебатов между представителями краснодарского штаба Навального и провластными активистами с нами отказался сотрудничать культурный центр «Типография» – по их словам, они больше не хотели предоставлять свои площади под политические мероприятия в связи с изменением концепции.

Из бизнес-центра «Кавказ», где мы успели провести большую дискуссию о будущем России, нас тоже попросили – из-за того, что после нас там проходило мероприятие «левых», на котором православный активист Роман Плюта сломал дверь. Думаю, что так просто совпало – на них вряд ли кто-то давил, они просто не желали подобных эксцессов в будущем.

- Кто обычно приходит на мероприятия? Есть ли какое-то «ядро», которое ходит на все дискуссии, или это каждый раз новые люди?

- Что касается спикеров, то некоторые из них участвовали несколько раз. Отчасти это связано с тем, что в Краснодаре не так много экспертов, готовых выступать публично по разным темам.

Если брать участников, то на общественно-политические темы часто приходит одни и те же люди из политической «тусовки», как оппозиционеры, так и сторонники власти. Участники нашего «Русского клуба» тоже часто бывают и непосредственно участвуют в дискуссиях. Вообще, у нас есть идея в дальнейшем сформировать на основе клуба «Екатеринодар» локальное сообщество и уже дальше его развивать, не превращая в общественно-политическую силу. Обсуждать проблемы города и, возможно, выступать с какими-то инициативами.

- Насколько часто аудитория вовлекается в дискуссии?

- Аудитория практически всегда активна, особенно, когда тема жаркая. Не просто задают спикерам вопросы, а порой и выкрикивают свои тезисы с мест. Видно, что люди хотят высказаться и чувствуют в этом потребность, но им негде этого сделать.

Понятно, что в социальных сетях мы можем написать огромные «простыни» комментариев, которые, скорее всего, утонут в бесконечных разборках. Но не хватает именно общения вживую с возможностью высказать позицию.

Поэтому на наших дискуссиях пришедшие реагируют очень эмоционально. Но при этом после окончания мероприятия они общаются друг с другом, даже находят точки соприкосновения. У нас нет драк, никогда не доходило до рукоприкладства. Видно, что люди, сбросив свой эмоциональный пыл, готовы потом, остыв, вступать в более цивилизованный диалог. Думаю, это большой плюс нашего клуба.

- Мероприятия в основном проводятся на пожертвования организаторов и аудитории, хватает ли этих денег? Есть ли возможность для монетизации этого процесса? Можно ли на этом зарабатывать?

- Изначально у нас не так много статей расходов – в основном аренда помещения и, когда мы занимались съемкой, работа оператора и монтаж видео. Деньги требуются не очень большие, практически всегда их покрывал изначально «Русский клуб» со взносов членов.

Изначально мы решили, что не будем брать плату за вход. Должно быть свободное открытое пространство, а если люди посчитают нужным, то будут сами вносить какие-то добровольные пожертвования. Получается по-разному. Только пара мероприятий на пожертвования были окуплены.

Какой-то прибыли здесь явно нет. Монетизировать мы никогда не планировали, поэтому этот вопрос не стоит на повестке. Нас никто не финансирует, мы независимая площадка.

- Насколько сейчас в Краснодаре развита культура цивилизованных дискуссий? И что нужно, чтобы она развивалась дальше? Хватит ли усилий только вашего клуба?

- Думаю, у нас в целом по стране все не очень хорошо с культурой дискуссий. Я бы связывал это с общей политической ситуацией и с конфигурацией политической системы.

Еще одна причина – это аполитичность общества, которое уходит от политики, не считает нужным в ней как-то принимать участие, кроме участия в выборах. При этом люди– особенно старшее поколение – часто смотрят общественно-политические дебаты по федеральным телеканалам. Т.е. есть некий запрос на активную дискуссию есть, но на телевидении она заменяется на политические шоу, где по сценарию должно быть понятно, кто прав и кого нужно бить.

Для настоящего роста культуры диалога нужно больше общественного пространства, где люди могут вступать во взаимодействие. Изначально сам наш клуб предполагал просто наличие возможности взаимодействия соратников по общим взглядам. Если будет больше возникать таких небольших сообществ и дискуссионных клубов, которые будут обсуждать текущую повестку и актуальные вопросы, касающиеся благоустройства, медицины, школы и т.д., это уже заставит людей принимать участие в дискуссии и вырабатывать какие-то решения. Это уже более гражданская позиция, она заставляет людей брать на себя ответственность хотя бы за то, что они говорят, потому что за это с них тоже потом спросят.

Таких сообществ и клубов должно быть больше. Пока их очень мало, в них участвует и так активная часть общества, большая же часть пока находится вне этого контекста.

Понравилась публикация?
Подпишитесь на канал и читайте новые материалы в персональной ленте.