Пограничная летопись Беларуси. Кн. VII. Польская пограничная охрана на территории Западной Беларуси

С окончанием боевых действий и до подписания мирного договора польско-советскую демаркационную линию охраняли польские подразделения регулярных войск.

После проведения линии границы на местности беларуский участок польско-советской границы стали охранять пять пограничных частей, штабы которых разместились в Лунинце, Лиде, Вильне, Свентянах и Гродно. В состав каждой части входило по пять пограничных подразделений, состоявших из контрольных станций (застав). Охрана границы осуществлялась пешими патрулями и конными разъездами, которые должны были, как гласила инструкция, высылаться со станций как можно чаще и осуществлять патрулирование не только вдоль линии границы, но и вглубь пограничной полосы с целью контроля за перемещением здесь людей и товаров. По статусу военнослужащие пограничных частей приравнивались к военнослужащим гарнизонной стражи, в том числе и в вопросах применения оружия при задержании нарушителей границы и пограничного режима.

Особая роль в охране границы отводилась конной жандармерии, по одному эскадрону которой придавались каждой пограничной части. Ее эскадроны состояли из взводов, а те – из секций. Подофицеры (сержанты) эскадрона откомандировывались на контрольные станции, где проводили дознание задержанных лиц. Офицеры эскадрона выполняли в пограничных частях функции референтов (советников) командиров этих частей по вопросам пограничной службы.

В марте 1921 г. пограничная охрана восточной границы Польши была подчинена инспекциям этаповым 2-й и 6-й армий. Инспекции этаповой 2-й армии, находившейся в Волковысске, подчинялись пограничные части польско-литовского, польско-латвийского и польско-советского участков государственной границы Польши от стыка латвийско-советской границы до северной границы Лунинецкого уезда по линии Динабург (Двинск) – Дрисса – Дисна – Крулевщизна – Молодечно – Несвиж – Синявка – Любашево – Лунинец. Этот участок охраняли пограничные части, штабы которых находились в Гродно, Свентянах и Кривичах. Командирами частей были, соответственно, подполковник Чокальски, майор Роздол и майор Яницки.

От северной границы Лунинецкого уезда и далее до Днестра участок границы охраняли пограничные части, подчинявшиеся инспекции этаповой 6-й армии. Располагавшаяся на стыке участков инспекций пограничная часть полковника Глевартовского, штаб которой располагался в Микашевичах, обеспечивала взаимодействие инспекций.

В общей сложности охрану указанных участков осуществляли 20 батальонов линейных войск и семь эскадронов полевой жандармерии общей численностью около 15 000 человек.

В мае 1921 г. началось реформирование системы охраны польско-советской границы. Первым ее этапом стало преобразование войсковых частей охраны пограничных участков в батальоны, а контрольных станций в пограничные пункты. По сути, это был первый шаг к переходу пограничных частей из подчинения Генерального штаба в ведение Министерства финансов. Официально этот переход был объявлен приказом Министерства военных дел 9 июля 1921 г. В этот же день к охране польско-советского участка на территории Западной Беларуси границы приступили три батальона численностью в 200-300 человек каждый: 2-й Литовский, 2-й Литовско-Беларуский, 1-й Литовско-Беларуский и 2-й Киевский (частично).

На эти батальоны, подчиненные Министерству финансов, возлагалась задача охраны границы вне пунктов пропусков (охрана «зеленой границы»). Пограничную службу на пунктах пропуска осуществляли подразделения полиции, находившиеся в подчинении Министерства внутренних дел (МВД). Кроме того, в батальонах «зеленой границы» офицеры МВД проводили идеологическую работу и контркоммунистическую пропаганду.

Во второй половине августа 1920 г. МВД, с целью усиления политической охраны польско-советской границы, направил сюда 3000 пеших и 500 конных чинов полиции, которые фактически создали вторую линию охраны границы – политическую.

Однако вскоре оказалось, что такая система охраны границы, подчиненная трем министерствам (внутренних дел, финансов и военных дел), имеет низкую эффективность и не решает в полной мере задачу защиты Польши от идеологического воздействия большевистской России. Поэтому, с целью создания здесь прочного пограничного кордона, постановлением Совета министров Польши от 3 сентября 1921 г. вся охрана польско-советской границы была передана в ведение МВД. На передачу частей пограничной охраны из Министерства финансов отводился один месяц – с 13 августа до 10 сентября. Так же, помимо двенадцати батальонов (№№ 22-33), передаваемых из Министерства финансов, МВД дополнительно передавалось еще десять (№№ 34-43) из Войска Польского.

После завершения мероприятий по передаче всех указанных батальонов в подчинение МВД, в системе охраны польско-советской границы произошли существенные изменения. Вся граница была разделена на четыре участка (в том числе – два на территории Беларуси), получивших названия по прилегающим к ним воеводствам: Новогрудский, Полесский, Волынский и Тернопольский. Эти участки, в свою очередь, были поделены на несколько участков меньшей протяженности, соответствовавшей протяженности примыкавших к границе поветов (уездов). Новогрудский воеводский участок имел шесть поветовых участков: Браславский, Вилейский, Дисненский, Дуниловичский и Столбцовский. Полесский – два: Лунинецкий и Сарновский.

В феврале 1922 г. на территориях этих приграничных воеводств были образованы пограничные округа и бригады, по одной в каждом округе. Таким образом, на польско-советской границе из 24 батальонов было сформировано шесть бригад, в том числе на территории Западной Беларуси – две, штабы которых находились в Докшицах и Клецке. 1-й бригадой (Докшицкой) командовал майор Зигмунд Парфанович, 2-й (Клецкой) – полковник Еугениуш (Евгений) Пичковски.

Однако все эти преобразования в системе охраны границы не принесли ожидаемого результата. В мае 1922 г. главный военный инспектор восточной границы по итогам проверки состояния ее охраны, представил в Совет министров обширный доклад, в котором не только изложил все недостатки в организации охраны границы, например: недостаточная подготовленность кадров, их некомплект, слабая обученность личного состава, проблемы с его размещением и снабжением различными видами довольствия, низкое состояние воинской дисциплины; но и предлагал меры по их устранению, а именно: увеличить финансирование, изменить организационно-штатную структуру, пополнить обученными военными кадрами и т.д. Эти предложения нашли поддержку в Совете министров, который 23 мая 1922 г. принял постановление о создании Стражи Границы (Пограничной Стражи).

Организационно пограничная стража оформилась 9 ноября 1922 г. Она состояла из шести воеводских пограничных комендатур, дислоцировавшихся в Вильне, Новогрудке, Белостоке, Бресте-над-Бугом, Луцке и Тернополе. Воеводские участки подразделялись на уездные участки, но многие из них не совпадали с административными границами между уездами, примыкавшими к границе. Всего было образовано двенадцать уездных участков, восемь из которых были в городах Западной Беларуси: Сапоцкине, Несвиже, Вильне, Свентянах, Глубоком, Вилейке, Столбцах, Лунинце. Белостокский воеводский участок имел только один уездный – Новогрудский, Брестский воеводский – два уездных и Виленский – четыре. На каждом уездном участке польско-советской границы дислоцировались по три батальоны пехоты.

Главная комендатура пограничной стражи находилась в Варшаве. В ее состав входили командование и штаб, состоявший из общеорганизационного, информационно-дисциплинарного, персонального (кадрового) и хозяйственно-бюджетного отделов. В составе Главной комендатуры проходили службу два полковника, майор, девять капитанов, двенадцать поручиков, четыре подпоручика и один хорунжий.

Коменданты воеводских комендатур – начальники воеводских участков (воинское звание по штату – полковник) в вопросах организации пограничной службы подчинялись воеводам (главам воеводств), а в вопросах дисциплинарных, административных и др. – коменданту Главной комендатуры. Начальники уездных участков также имели двойное подчинение: по вопросам пограничной службы – старосте уезда; по вопросам административным и дисциплинарным – начальнику воеводского участка. Возглавляли уездные комендатуры офицеры, имевшие двух офицеров – помощников: адъютанта и офицера по специальным поручениям.

Начальникам уездных участков непосредственно подчинялись командиры батальонов. Каждый батальон имел в своем составе четыре стрелковые роты и одну пулеметную в составе трех взводов, по два пулеметных расчета в каждом. Численность батальона была 614 солдат и 14-17 офицеров. 4-6 офицеров служили в штабе батальона, остальные – в ротах и взводах.

Всего по состоянию на декабрь 1922 г. в составе пограничной стражи насчитывалось 22195 солдат и 631 офицер, дислоцировавшихся на польско-советской границе в составе 36 батальонов.

В конце 1922 г. для усиления пограничной охраны на польско-советскую границу были направлены подразделения войсковой жандармерии. Каждому начальнику воеводского участка были приданы по 4-5 взводов жандармерии, которые выставляли на границе собственные посты. Кроме задачи непосредственной охраны границы, жандармерия выполняла и специальные задачи, в частности вела разведку в пограничной полосе по обе стороны границы, используя собственную сеть агентов и информаторов. Второй важной задачей жандармерии было осуществление контроля за несением пограничной службы личным составом постов и нарядов пограничных батальонов.

Однако и такая организация пограничной службы не соответствовала предъявляемым требованиям и со временем вновь встал вопрос о новой реорганизации системы охраны польско-советской границы. Эта реорганизация была начата МВД на рубеже 1922-1923 гг. с обсуждения различных проектов. Вопросам реорганизации была посвящена и специальная конференция, прошедшая в марте 1923 г. Ускорила же решение вопроса о реорганизации системы охраны польско-советской границы необходимость увольнения в запас 1 июля 1923 г. солдат и сержантов 1900-1901 гг. рождения: из 21 000 военнослужащих пограничной охраны ее ряды должны были покинуть 17 000 человек. Таким образом, охранять польско-советскую границу оставались около 4 000 человек, что составляло 20% от списочного состава пограничной стражи. Это обстоятельство МВД и решило использовать для ликвидации пограничной стражи и проведения реформы пограничной охраны польско-советской границы.

Результатом этой реформы стало появление новой службы охраны границы, также подчиненной МВД. Ей стала полиция панства (государственная полиция). 24 мая 1923 г. Совет министров Польши принял постановление, согласно которому 1 июня на охрану польско-советской границы выступали подразделения государственной полиции и начиналась ликвидация батальонов пограничной стражи. Однако полиция не располагала достаточным количеством личного состава для обеспечения необходимой плотности охраны границы – семь пеших и два конных полицейских на 1 км границы и один офицер на 10 км, что требовало не менее 20 000 человек, в том числе около 500 офицеров. В этой связи полиция объявила о приеме на службу лиц в возрасте от 23 до 45 лет. Для их обучения и адаптации к пограничной службе при каждой полицейской комендатуре были организованы специальные курсы.

На охрану польско-советской границы полицейские подразделения выступили только в октябре 1923 г. Их структура и места дислокации практически полностью соответствовали тем, что были у пограничной стражи. Так, окружные комендатуры дислоцировались в Вильне, Белостоке, Новогрудке, Бресте, Луцке и Тернополе. Но в отличие от воеводских участков пограничной стражи, которые состояли из нескольких уездных участков, участки полицейских комендатур соответствовали протяженности только одного уезда. Эти полицейские комендатуры выставляли на охрану своего участка от двух до десяти рот, каждая из которых выставляла 8-12 варт (постов), а те высылали наряды и патрули, выставляли засады и т.п. Таким образом, несмотря на некоторые изменения, в целом полиция в систему организации охраны границы никаких новшеств не принесла, что вскоре сказалось на результатах ее служебной деятельности и привело к новой реформе в системе охраны границы.

В августе 1924 г. на заседании Совета министров, проходившим под председательством президента Польши Станислава Войцеховского, было принято решение о создании для охраны польско-советской границы специального Корпуса охраны пограничья (КОП), организованного по армейскому образцу.

Задача формирования корпуса была поставлена МВД, которое 12 сентября 1924 г. издало приказ о формировании КОП, а 17 сентября утвердило его структуру, копировавшую армейскую: командование со штабом и службами, бригады охраны границы, состоявшие из батальонов, рот и стражниц (застав).

Всего планировалось сформировать шесть бригад, на укомплектование которых должен был прибыть личный состав из пехотных и кавалерийских полков Войска Польского. На первом этапе формирования корпуса, в 1924 г., были сформированы три бригады, в том числе две в Западной Беларуси: 2-я Новогрудская и 3-я Вилейская. Первые подразделения этих бригад вышли на охрану границы в ноябре 1924 г.

2-я бригада, под командованием полковника Йозефа Ольшына-Вильчинского, в составе 6-го пограничного батальона «Ивенец», 8-го «Столбцы», 9-го «Клецк», 2-го эскадрона «Ивенец», 9-го «Столбцы» и 10-го «Раддзивиллмонты» приняла под охрану участок границы от Любани (на юге) до Ракова (на севере) протяженностью 162 км и шириной 30 км. Штаб бригады разместился в Барановичах.

3-я бригада под командованием полковника Казимира Румши в составе 1-го пограничного батальона «Будслав», 5-го «Лужки», 7-го «Подсвилье», 10-го «Красное», 1-го эскадрона «Будслав», 6-го «Лужки», 7-го «Подсвилье» и 8-го «Красное» приняла под охрану участок границы от Ракова до стыка польско-советско-литовской границ протяженностью 344 км и шириной 30 км. Штаб бригады разместился в Вилейке.

Сформированная на базе 78-го пехотного полка, который дислоцировался в Барановичах, 5-я бригада корпуса, под командованием полковника-инженера Болеслава Фиялковского в составе 15-го пограничного батальона «Людвиково», 16-го «Сенкевичи», 17-го «Давыд-Городок», 18-го «Ракитно», 15-го эскадрона «Ганцевичи», 16-го «Ленино» и 17-го «Ракитно» приняла под охрану участок польско-советской границы, примыкавший к территории Полесского воеводства, протяженностью 445 км и шириной 30 км. Штаб бригады разместился на станции Лахва железной дороги Житкович – Пинск.

В 1926 г. была сформирована последняя бригада корпуса – 6-я Виленская командиром которой был назначен полковник Стефан Паславский. Бригада в составе 19-го пограничного батальона «Слободка», 20-го «Новые Свенцяны», 21-го «Неменчин», 22-го «Новые Троки», 23-го «Ораны», 24-го «Сейны» и 18-го, 19-го и 20-го кавалерийских эскадронов приняла под охрану польско-литовский и польско-латвийский участок границы протяженностью 583 км и шириной 30 км, завершив тем самым процесс создания КОП и приема от государственной полиции под его охрану восточного и северо-восточного участков государственной границы Польши. Штаб бригады разместился в г. Вильна.

После проведенных в 1927-1928 гг. небольших изменений в системе охраны границы шесть бригад корпуса охраняли 2334,257 км государственной границы, в том числе 1484,399 км польско-советского участка.

Всего же, по состоянию на 1928 г. в составе КОП было около 25 000 солдат и около 900 офицеров. Таким образом, плотность охраны советско-польской границы была 10 солдат на 1 км, что более чем в пять больше, чем на западной и южной границах Польши.

В ноябре 1930 г., на основе директивы Ю. Пилсудского, Генеральный штаб Польши разработал план, который предусматривал усиление КОП путем включения в состав его некоторых частей батарей и полубатарей легкой артиллерии. В частности, планировалось усилить полк «Глубокое» батареей из трех орудий, в полк «Вилейка» – полубатареей из двух орудий, полк «Воложин» – батареей из четырех орудий, бригаду «Новогрудок» – полубатареей из двух орудий. В общей сложности части польско-советской границы планировалось вооружить 17 орудиями, для обслуживания которых требовалось шесть офицеров, 18 солдат, 15 верховых и 17 тягловых лошадей, что требовало около 600 000 злотых. Еще 250 000 злотых ежегодно требовалось на их содержание. Учитывая финансовые трудности, которые Польша испытывала вследствие поразившего ее экономического кризиса, этот план не был реализован полностью – была сформирована лишь батарея для полка «Глубокое».

Вооружение частей корпуса артиллерией свидетельствует о том, что по замыслу военного руководства Польши КОП предназначался не только для охраны границы. Подтверждает это свидетельство и докладная записка начальника бригады «Гродно» полковника Николая Болтутя, поданная командованию КОП в 1928 г. Излагая свои взгляды на задачи и структуру корпуса, он высказал и свои предложения о задачах, месте и роли частей КОП в случае войны.

Значимую роль частям КОП в случае войны отводил Генеральный инспектор Сил Збройных (Вооруженных Сил) маршал Ю. Пилсудский, который был здесь частым гостем, особенно в бригадах «Вильна» и «Гродно», и хорошо знал уровень их подготовки. Ю. Пилсудский считал, что в случае войны части КОП должны обеспечить развертывание основных сил Войска Польского, сдерживая противника на линии границы, а затем должны выполнять боевые задания в его составе, ведя разведку и обеспечивая охрану тылов.

Для обеспечения выполнения этих задач, 1 марта 1934 г. в составе КОП были дополнительно сформированы три стрелковые роты, вошедшие в состав полков «Сарны», «Вилейка» и «Глубокое», а так же был сформирован учебный взвод ручных пулеметов. В этом же году был сформирован и радиотелеграфический взвод, который обслуживал коротковолновые радиотелеграфные станции командования КОП в Варшаве, отдела разведки в Лунинце и командования бригады «Подолье».

В целом, в результате проведенных преобразований, по состоянию на 31 декабря 1934 г. КОП имел в своем составе 26 586 человек, в том числе 910 офицеров, 640 подофицеров сверхсрочной и 2 662 кадровой службы, 271 гражданского специалиста и 22 119 солдат, а также 3 304 верховых и тягловых лошади. Организационно корпус имел: шесть бригад, пять полков, 19 эскадронов, 6 саперных рот, 26 пограничных батальонов, 5 резервных батальонов, дивизион жандармерии, отделы разведки, центральную школу подофицеров, школу служебного собаководства и учебный кавалерийский эскадрон. Из них на территории Западной Беларуси дислоцировались четыре бригады в составе четырех полков (один частично – на территории Западной Украины), 14 эскадронов (два – на территории Западной Украины), 16 пограничных батальонов (два – на территории Западной Украины), трех резервных батальонов и четырех саперных рот, а также школа служебного собаководства.

23 февраля 1937 г. началась очередная реорганизация структуры КОП и уже в первой половине этого года были реорганизованы дислоцировавшиеся на территории Западной Беларуси бригады «Вильна» и «Новогрудок», полки «Вильна», «Снов», «Глубокое» и «Вилейка», батальоны «Троки», «Неменчин», «Новые Свентяны», «Будслав», «Красное», «Березвеч» и «Вилейка». Суть этих реорганизаций была в следующем: бригада «Вильна» была преобразована в отдельные полки «Вильна», «Глубокое» и «Вилейка»; бригада «Новогрудок» – в полки «Снов» и «Воложин»; в состав полка «Глубокое» дополнительно вошли батальоны «Слободка» и «Березвеч»; в состав полка «Вилейка» вошел сформированный батальон «Вилейка»; батальоны «Троки», «Неменчин», «Новые Свентяны», «Будслав» и «Красное», а также дивизион жандармерии были переформированы из пятивзводного состава в четырехвзводный.

17 июля 1937 г. начался второй этап реорганизации корпуса, в результате чего была сформирована батарея 75-мм орудий «Клецк», которая вошла в состав полка «Снов».

Всего же в составе КОП к концу 1937 г. на польско-советской границе было три бригады, семь полков, 31 стрелковый батальон, из которых 25 было непосредственно на линии границы и шесть в резерве, один учебный дивизион кавалерии, 19 эскадронов кавалерии, шесть саперных рот, одна отдельная стрелковая рота, дивизион и две батареи легкой артиллерии. Кроме того, в состав корпуса входили центральная школа подофицеров (г. Осовец), дивизион жандармерии, взвод телеграфистов (г. Варшава), четыре управления интендантских районов (в том числе, в г. Гродно и в г. Вилейка), шесть станций голубиной почты (в том числе, в г. Поставы, г. Сморгонь, м. Богданово, г. Барановичи), 10 отделений разведки в пяти регионах (в том числе, в Виленском и Новогрудском). Личный состав КОП насчитывал 26 355 человек: 886 офицеров, 2 639 кадровых и 840 сверхсрочнослужащих подофицеров, 21719 солдат и 217 гражданских работников.

31 августа 1938 г. вновь началась реорганизация КОП – были утверждены новые штаты подразделений артиллерии и кавалерии. Согласно этим штатам, с 20 ноября 1938 г. все отдельные эскадроны организационно вошли в состав бригад или полков, утратив свою самостоятельность. Кроме того, эскадроны были разделены на три типа. К первому типу относились эскадроны, расположенные вне мест дислокации штабов пограничных батальонов, ко второму типу – расположенные в местах дислокации штабов батальонов, к третьему типу – эскадрон «Новые Свентяны». Однако, эскадроны «Ганцевичи» и «Быстрица», отнесенные ко второму типу, были переформированы по штатам, отличным от штатов эскадронов второго типа.

Таким образом, все эскадроны состояли из двух линейных взводов, пулеметного отделения, хозяйственного отделения и телефонного поста, отличаясь лишь штатной численность личного состава, в соответствии с которой отличалось и их вооружение: три (в эскадронах III типа – два) станковых и два ручных пулемета, 73 (в эскадронах III типа – 75) карабина, 76 сабель, а также 83 (в эскадронах III типа – 87) ручных гранат.

Также в ходе реорганизации 10 декабря 1938 г. была образована Дисненская полубригада народной обороны, поступившая в распоряжение командования полка «Глубокое». Батальоны полубригады разместились в г. Поставы и г. Браславе. Полубригада имела в своем составе восемь кадровых офицеров и 26 офицеров резерва, 15 кадровых подофицеров и 141 подофицера резерва, 673 солдата резерва. На вооружении личного состава полубригады находились четыре станковых и 18 ручных пулеметов, 241 карабин, 542 винтовки, а также три мотоцикла, шесть полевых кухонь и четыре тачанки для станковых пулеметов. Командование полка «Глубокое» могло использовать полубригаду для караульной и охранной службы, а также для поддержания порядка на территории дислокации подразделений полка.

В результате всех организационно-штатных изменений к 31 декабря 1938 г. КОП имел в своем составе три бригады, восемь полков, 27 пограничных и семь резервных батальонов, специальный батальон, дивизион и 19 эскадронов кавалерии, дивизион и две батареи артиллерии, шесть саперных рот, центральную школу подофицеров, дивизион жандармерии, взвод радиотелеграфистов, пять интендантских управлений, шесть станций голубиной почты, 11 отделов разведки и Дисненскую полубригаду народной обороны. По состоянию на 30 июня 1938 г. в рядах корпуса было 26 643 человек, в том числе 917 офицеров, 2 769 кадровых и 840 сверхсрочнослужащих подофицеров, 22 117 солдат и 263 гражданских специалиста.

Весной 1939 г. произошло последнее в истории КОП реформирование. В частности, в состав бригады «Гродно» на участке польско-восточнопрусской границы была увеличена численность батальона «Сувалки», а на украинском участке советско-польской границы были сформированы два полка двухбатальонного состава. А в общей сложности, к началу II мировой войны КОП имел в своем составе три бригады, девять полков, 35 батальонов, 19 эскадронов, один учебный кавалерийский дивизион, шесть саперных рот, один саперный взвод, семь взводов жандармерии, 12 отделений разведки, две учебные роты, дивизион и две батареи артиллерии, что составляло значительную военную силу.

26 марта 1939 г., в связи с ожидаемым нападением Германии, в Польше начался призыв военнообязанных. Из числа призванных жителей Западной Беларуси здесь в составе КОП были сформированы батальоны «Березвеч», «Снов-1», «Снов-2» и «Житень» и восемь кавалерийских эскадронов.

После окончания формирования батальоны были направлены на усиление охраны границы с немецким протекторатом Чехия и Моравия, а эскадроны – на границу с Восточной Пруссией, где они были сведены в кавалерийский полк.

Кроме того, с территории Западной Беларуси на польско-германскую границу в марте были отправлены четыре роты и два моторизованных взвода саперов корпуса, а в апреле – два батальона корпуса были направлены в район Живца и один – в район Августова. В мае на усиление охраны польско-германской границы из Западной Беларуси убыла артиллерийская батарея «Клецк», эскадроны «Мереч», «Друя», «Лужки», «Подсвилье», «Будслав», «Ганцевичи», «Журно», «Ракитно», «Новые Свентяны», батальоны «Снов», «Воложин», «Березвеч», «Вилейка», «Будслав», «Красное», «Ивенец», саперные роты «Вилейка», «Гожа», «Столин», моторизованный саперный взвод «Столбцы».

Таким образом, по состоянию на 1 сентября 1939 г. на территории Западной Беларуси дислоцировались:

полк «Вильна» в составе батальонов «Новые Свентяны», «Неменчин», «Троки», «Ораны»;

полк «Глубокое» в составе батальонов «Подсвилье», «Слободка» и «Лужки», резервного батальона «Березвеч», полубригады «Дисна» в составе батальнов «Поставы» и «Браслав», эскадронов «Подсвилье», «Друя» и «Лужки», станции голубиной почты и метеопоста;

полк «Вилейка» в составе батальонов «Красное» и «Будслав», резервного батальона «Вилейка», эскадронов «Красное» и «Будслав», саперной роты, станции голубиной почты и метеопоста;

полк «Снов» (штаб в г. Барановичи) в составе батальонов «Столбцы» и «Клецк», резервного батальона «Снов», эскадронов «Столбцы» и «Клецк», саперной роты, батареи легкой артиллерии и станции голубиной почты;

полк «Воложин» в составе батальона «Ивенец», резервного батальона «Воложин», эскадрона «Ивенец» и станции голубиной почты;

бригада «Полесье» (штаб в г. Лунинец) в составе батальонов «Давыд-Городок», «Людвиково» и «Сенкевичи», эскадрона «Ганцевичи», саперной роты и метеопоста.

1 сентября 1939 г., в 4.45 германские войска без объявления войны перешли границу Польши и, смяв сопротивление частей пограничной стражи, двинулись в глубь ее территории.

14 сентября 1939 г. приказ о наступлении получили и части РККА, которые на рассвете 17 сентября 1939 г., не встречая практически никакого серьезного сопротивления ни со стороны частей и подразделений КОП, ни со стороны регулярных польских войск, перешли советско-польскую границу и стали продвигаться вперед. Польша не объявила о состоянии войны с СССР. Согласно приказу Верховного главнокомандующего Польши маршала Э. Рыдз-Смиглы польские подразделения не должны были вступать в столкновение с войсками РККА, а лишь вести переговоры о своем выходе с территории Польши, т.к. у нее не было сил вести войну на два фронта.

18 сентября 1939 г. командующий КОП бригадный генерал Вильгельм Орлик-Рюкеман отдал приказ об оступления пограничников с территории Западной Беларуси.

Некоторые подразделения КОП оказали серьезное сопротивление подразделениям РККА и пограничных войск и в боях на границе 17 сентября. В частности, несколько часов держал оборону начальник стражницы «Каменны Вяз» полка «Глубокое» Павал Палчиньский, отбивая попытки ее штурма огнем из пулемета, пограничники стражницы «Шаповалы» под командованием капрала Недзельского оказали упорное сопротивление кавалеристам, которые попытались с ходу прорваться через линию государственной границы.

После первых боев на границе пограничники батальона «Ивенец» отошли с границы и, соединившись в единое подразделение, направились в сторону Лиды. Вскоре на берегу р.Неман их атаковали передовые подразделения 145-го кавалерийского полка РККА. Пограничники отбили несколько атак, но вскоре подошли основные силы полка, усиленные артиллерией. Как впоследствии вспоминал маршал Советского Союза А.Ерёменко: «В 9.00 при подходе к одной из переправ наш 145-й кавалерийский полк, которым командовал молодой, впервые участвовавший в бою офицер Карпенко, вынужден был вступить в бой с поляками. Вначале Карпенко немного растерялся, но затем, когда появился командир корпуса на его участке и приказал поддержать полк артиллерийским огнем, он выправил положение и выполнил задачу».

Принял участие в боях с частями РККА и батальон «Поставы». По приказу батальон 17 сентября отступил с границы и к 6.00 18 сентября по железной дороге прибыл в Вильно, а вечером этого дня в пешем строю направился по дороге на Гродно. Однако вскоре его подчинил себе командир войсковой группы «Волковыск» бригадный генерал Вацлав Пшездецкий, по приказу которого батальон занял оборону у переправы через р. Неман около д. Гожа. 21 сентября позиции батальона были атакованы подразделениями РККА. Не выдержав атак, батальон отошел к д. Калеты, где позиции занимали пограничники батальонов «Сейны» и «Новые Троки», кавалеристы 101-го запасного полка и несколько мелких подразделений польских войск. 23 сентября эти позиции атаковала пехота РККА при поддержке нескольких танков. Вскоре эта атака переросла в ожесточенный бой на всем участке обороны, который продолжался весь день. Польские жолнеры и пограничники бутылками с горючей смесью и гранатами подожгли около 20 советских танков, однако и сами понесли большие потери. С наступлением темноты, израсходовав почти все боеприпасы, остатки батальона «Поставы» вместе с другими подразделениями войсковой группы «Волковыск», отошли к границе с Литвой и, перейдя на ее территорию, были интернированы.

После включения летом 1940 г. Литувы в состав СССР большая часть интернированных в 1939 г. польских военнослужащих были арестованы и помещены в Грязовецкий лагерь, располагавшийся около Вологды. Многие пограничники КОП к этому времени уже находились в советских лагерях: Козельске, Старобельске, Осташкове, Катыни и других.

По данным польских историков, в этих лагерях погиб практически весь командно-начальствующий состав КОП: генерал, семь полковников, 13 подполковников, 36 майоров, 143 капитана, 159 поручиков, 101 подпоручик, 17 хорунжих, 22 старших сержанта, 25 сержантов, 23 плутоновых (младших сержанта), 12 капралов, 5 старших стрельцов (ефрейторов), 12 ротмистров, 4 старших вахмистра, один вахмистр и 38 офицеров и подофицеров, чьи воинские звания точно не известны.

Так закончилась история польской пограничной охраны на территории Западной Беларуси.

Леонид Спаткай

Более подробно об истории польской пограничной охраны, структуре, вооружении, обмундировании, а также о взаимоотношениях с местными жителями - здесь: Л.В. Спаткай. Пограничная летопись Беларуси. Книга VII. Польская пограничная охрана на территории Западной Беларуси (март 1921 г. – сентябрь 1939 г.). Издательские решения. 2017. ISBN 978-5-4485-4977-9.