Бессонница

Пётр Петрович никак не мог заснуть. Он старался не сильно ворочиться, чтобы не разбудить свою супругу Марью Ивановну, полную женщину, чьи раблевские формы мерно качались под ритмичный храп. Пётр Петрович завидовал жене. Простая женщина, хозяйка и хранительница очага, её не занимали сложные вопросы и душевные терзания, которые одолевали её бедного супруга. А дело было в следующем.

Пётр Петрович инженер, кандидат наук и приличный человек, недавно посмел подумать, что без лидера страны, великого вождя И.Д. его стране жилось бы лучше. Он никак не мог взять в толк, откуда взялась настолько крамольная мысль, от которой его сразу бросило в пот, потом в дрожь, а потом снова в пот. Присутствовавшие на совещание у директора завода никак не могли понять, почему Пётр Петрович без конца покрывается испариной. Некоторые из коллег даже участливо осведомились, всё ли в порядке с Петром Петровичем. И ещё бы не осведомиться! Умница, пахарь, герой труда и перевыполнитель всяческих заданий, Пётр Петрович был гордостью своего завода, постоянно участвовал в соревнованиях «Инженер года» или «Инженер страны». Такой ответственный и общественно полезный груз, который к слову Пётр Петрович нёс мученически и с удовольствием. А тут этакое: плохо, омерзительно, отвратительно, ужасно, аморально, неразумно, глупо, тупо, предательски, по-шпионски, по-заговорщицки, преступно подумал о предводителе нации И.Д.! Как тут уснёшь?! Как тут жить дальше будешь?!

Надо что-то делать! – судорожно рассуждал Пётр Петрович, продолжая потеть, несмотря на холод в комнате из-за раннего окончания отопительного сезона: экономия на случай возможных военных действий.

– Пойду сознаюсь! Лучше сразу признаться в собственном преступлении, пока кто-то не сообщил в органы. Лучше прийти с повинной, чем угодить за решётку, или ещё чего хорошего, кончить в подвале без окон с дулом у затылка. А ведь обязательно донесут! Обязательно! И никак иначе! Как узнают? Да легко! Во сне что-нибудь ляпну. Сплю только при жене? Так она и донесёт. Она же порядочная женщина, член партии и честная труженица. Я ею и уважаю за это. Точно донесёт. И правильно сделает!

– Не проговорюсь во сне? Так по глазам заметят. Сегодня уже все спрашивали, в порядке ли со мной всё? А как может быть не всё в порядке у человека, живущего в стране, ведомой И.Д.? Правильно, никак. Только у предателя и саботажника. А я ведь не такой. Я просто позволил себе подумать. И когда это стало преступлением?! – всё удивлялся Пётр Петрович. Он уже отлежал и правый бок, и левый, спина ныла, а на животе не давал спать разнывшийся желудок.

– Только вот как сознаться? Сказать, что я позволил себе помыслить, что страной должен руководить кто-то другой, а не И.Д.? Нет, тогда точно расстреляют. Не пойду. Нет, пойду! Как же не пойти?! Я же не больной, чтобы не пойти. Да и повинную голову не секут. Не секут же?! Они даже оценят мою сознательность! Только увидел в себе наглого червя контрреволюции, сразу же сообщил по адресу, чтобы занялись моим перевоспитанием. Добровольно заявил! Точно оценят! Ведь не могут не оценить.

– Главное аккуратно подать. Зачем так категорично заявлять, что И.Д. не лучший предводитель страны? Можно осторожно сообщить о моём духовном падении. Предположим, сказать, что оценки И.Д насчёт увеличения производства щуки на одну пятую в следующем году неверны на пару процентов. Или заявить, что партия, ведомая И.Д., слишком много выделяет хлеба на душу населения. Этакая расточительность в условиях ожидания войны с минуты на минуту! Хотя нет. Это уже политически окрашенное суждение. Лучше расскажу про своё несогласие с прогнозом на щуку. Оно как-то даже патриотично: душа болит за рыбную промышленность.

Точно. Решено. Щука. Органы. Чистосердечное. Патриотизм.