Рабство как выбор: должны ли все люди быть свободными?

В современном мире и в Америке в частности, как в катализаторе мировых тенденций, крайне популярна идея всеобщего гуманизма. Особенно закрепилась в политической и социальной среде идея о неприемлемости рабства. Теперь толерантность по отношению к чернокожей расе стала непреложной истиной и любой, кто выступает против нее, автоматически становится врагом общества.

В России, например, за отмену крепостного права впервые выступили совсем не народные массы угнетенных крестьян, а самая прогрессивная интеллигенция. Она, в отличие от необразованного народа, не без помощи французских философов того времени, смогла усомниться в "нормальности" явления крепостного права. Об ужасах крестьян после писал и Радищев, но если бы его труды прочитали помещики, то никаких угрызений совести они бы не испытали и даже не подумали бы исправляться, равно как и крестьяне не начали бы всеобщий бунт против помещичьей тирании. Потому что и те и другие считали такое положение дел вполне нормальным. А как иначе, если ничего другого никто из них никогда не видел?

Даже в Евангелии, повсеместно принятом своде нравственных правил, рабство не воспринимается как нечто неправильное. "Рабы, под игом находящиеся, должны почитать господ своих достойными всякой чести" (Послание к Тимофею; 6:1). Эти слова, разумеется, не претендуют на звание непреложной истины. Но тот факт, что они соседствуют с бескомпромиссной критикой, например, также принятого сегодня гомосексуализма, еще раз говорит о том, что отношение к таким вопросам-всего лишь явление определенной эпохи.

Теперь тему толерантности в качестве пиар хода использовали тысячи медийных лиц, от телеведущих до президентов. Сегодня рабовладение кажется нам абсолютно диким, жестоким и неприемлемым. Но на протяжении тысячелетий все человечество не сомневалось в адекватности подобного явления. Кто знает, может однажды и мы со своей толерантностью окажемся не правы?