Разгром сельского хозяйства после Сталина. ч. 2.

<100 full reads
122 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 41% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Разгром сельского хозяйства после Сталина. ч. 2.

предыдущая часть
Отпор в закрытом письме ЦК прожектерам-популистам Хрущеву и тем, кто стоял за ним был дан довольно жесткий. Сталин сразу указал на недопустимость предлагаемых ими мер:
«
Из сказанного вытекают следующие задачи Партии.

Во-первых, покончить с неправильным, потребительским подходом к вопросам колхозного строительства и повести работу по усилению мобилизации наших партийных и советских кадров в деревне, колхозного актива и всех колхозников на успешное решение главной задачи в колхозном строительстве – на дальнейшее повышение урожайности сельскохозяйственных культур, всемерное развитие общественного животноводства и повышение его продуктивности.

Капитальные вложения средств и труда колхозников необходимо направлять в первую очередь на развитие общественного хозяйства – строительство животноводческих помещений, сооружение оросительных и осушительных каналов, водоемов, раскорчевку земель от кустарников, насаждение полезащитных лесных полос, строительство хозяйственных построек, колхозных электростанций и т. п…».
     Позиция Сталина ясна не только любому более-менее грамотному экономисту, но и любому здравомыслящему человеку: будут доходы от хозяйственной деятельности, рост производства – будут и клубы, школы, благоустроенные дома у колхозников. А если выкачать из сельскохозяйственного производства средства на «культурную жизнь», то настроить новых улиц с асфальтом можно в деревнях, но только дальнейшее содержание инфраструктуры будет все сильнее и сильнее разорять маломощное хозяйство, вгонять его в долги государству и ухудшать жизнь колхозников.
     Дальше в письме ставился вопрос о прекращении политики ликвидации мелких деревень, которая уже начиналась с подачи особо ретивых деятелей, ухватившихся за идею укрупнения колхозов. Сама идея была правильной, Сталин ее всячески поддерживал, но только не в таком виде, как ее начали кое-где уже реализовывать:
   «
Во-вторых, покончить с неправильной установкой на то, что наиболее важным в колхозном строительстве является будто бы сселение мелких деревень в единые колхозные поселки. Партийные организации должны исходить из того, что объединение мелких колхозов не означает обязательного создания в каждом колхозе единого населенного пункта путем сселения деревень. Новое культурно-бытовое строительство должно вестись в артелях в соответствии с теми ресурсами, которыми располагает общественное колхозное хозяйство…».
       Это уже называется экономической диверсией, такое даже по глупости нельзя было придумать. Только с заранее определенной целью разорения укрупнявшихся колхозов. Программа укрупнения предполагала, что более мощные предприятия смогут эффективнее использовать кадры, особенно специалистов, получат возможность маневрировать более серьезными материальными средствами для развития отдельных отраслей, но, как видим, эту программу начали местами реализовывать явно преступными методами.
    Существовавшие мелкие колхозы имели собственную производственную базу в виде хранилищ, ферм, небольших перерабатывающих предприятия, в конце концов, жильё для колхозников. И под маркой укрупнения все это стали сносить, выселяя людей в центральную усадьбу колхоза. Бросать дома, производственные помещения и на месте сселения возводить новые. Вместо повышения эффективности укрупненные хозяйства получали ее снижение под давлением расходов на строительство нового жилья для людей и производственной базы.

«В-третьих, надо решительно пресекать попытки сокращения размера приусадебного участка колхозного двора и вынесения части приусадебного участка за пределы населенного пункта, как недопустимые и вредные».
   Это Сталин о предложении из статьи Хрущева оставить рядом с домом колхозникам по 10-15 соток земли, а остальной надел нарезать за пределами села, выделив для частников отдельное поле. Чтобы было легче его вспахивать трактором, чтобы не каждый огород при дворе, а сразу всё поле.
    Впервые я на это «закрытое письмо» наткнулся лет 20 назад и именно после прочтения этих строк я заразился, если можно так выразиться, сталинизмом. В этом абзаце – весь Сталин. Вождь, думающий о людях, а не о тракторах. Тем, кто не жил в деревне трудно сразу понять, какая это каторга – личное подсобное хозяйство, когда ты еще и в колхозе-совхозе полный рабочий день пашешь. Конечно, будь у Сталина борода, как у джина Старика Хоттабыча, он бы навыдергивал из нее волосьев, сказал: мухалай-махалай, - и у всех советских людей сразу всё было бы, мясо, масло, молоко и бутерброды с сыром. И колхозникам хватало бы на них зарплаты.  Но бороды у Иосифа Виссарионовича не было, только усы, и то не волшебные.
     Зато была совесть, которая не позволяла ему больше думать о тракторах, чем о людях. И понимание реалий сельской жизни. Потом Хрущев соловьем пел трели, будто Сталин деревни не знал, о сельском хозяйстве представления не имел. Это Хрущев деревню знал?!

Разгром сельского хозяйства после Сталина. ч. 2.

     Обрезать колхознику огород и перенести его часть за село – это садизм особого рода. Мало того, что селянину летом после работы нужно было тяпкой полоть картошку. Так по проекту Хрущева – на прополку уставшему после трудового дня человеку нужно было еще идти от дома километра два, а то и все четыре, за околицу.

       А в 1952 году Иосиф Виссарионович написал работу «Экономические проблемы социализма в СССР». Ему начали приходить письма с предложениями и отзывами. На некоторые он дал ответы. Эти ответы вошли в изданную брошюрой работу. Среди них бы ответ и  на письмо семейной пары, Владимира Григорьевича Венжера, экономиста-аграрника, когда-то даже работавшего директором совхоза, а на момент написания письма – сотрудника Института экономики АН СССР, и его жены Александры Васильевны Саниной, доцента кафедры политэкономии МГУ.
     То, что, судя по письму, в политэкономии Санина с мужем разбирались примерно как свиньи в цитрусовых – еще мелочи.  По теме колхозов интереснее то, что они выступили с предложением продать технику МТС в колхозную собственность. Ответ Сталина был однозначным: «Это значит вогнать в большие убытки и разорить колхозы, подорвать механизацию сельского хозяйства, снизить темпы колхозного производства».
     Водил кто-то рукой Венжера и Саниной, или это была их собственная инициатива, я не смог установить. Это неважно. Главное, что проведенная «разведка боем» насчет реформ в сельском хозяйстве в виде укрупнения колхозов, сопровождающегося ликвидацией «малых деревень», приоритетное развитие жилищно-коммунальной инфраструктуры за счет развития производства, продажа техники МТС колхозам –  получила четкий, обоснованный ответ от Сталина: это путь к разорению коллективных собственников, колхозов…

Уже после смерти И.В.Сталина, 3 сентября 1953 года на Пленуме ЦК КПСС выступает с докладом «О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР» пока еще не Первый секретарь ЦК Н.С.Хрущев.
    Сегодня этот Пленум одними историками преподносится, как исправление сталинской грабительской политики по отношению к крестьянству, другими – как начавшийся волюнтаризм Хрущева, третьими – как необходимость принятия экстренных мер, направленных на исправление почти катастрофической ситуации с колхозами. Кто во что горазд.
    Только ничего такого даже близко нет в докладе Хрущева. Если сопоставить его текст с задачами, определенными 19-м съездом КПСС, то обнаружится полное совпадение. Здесь и повышение продуктивности в животноводстве, урожайности в растениеводстве, совершенствование управления, кадры…  И еще кое-что, о чем позже.
     А самое главное, Никита Сергеевич на Пленуме заявил, что зерновая проблема в СССР решена: «Мы в общем удовлетворяем необходимые потребности страны по зерновым культурам в том смысле, что страна наша обеспечена хлебом, мы имеем необходимые государственные резервы и осуществляем в определенных размерах экспортные операции по хлебу».
     Напоминаю, что это сентябрь 1953 года. Еще до целинной эпопеи в СССР созданы необходимые госрезервы зерна, население обеспечено хлебом и зерно даже экспортировалось. Сам Хрущев это заявил.
   Вообще ничего о катастрофическом положении в колхозах, о котором потом Никита рассказывал басни, в этом докладе нет. Только критика отдельных недостатков и реальные предложения по их исправлению. Вполне взвешенный доклад. Можно сказать – в сталинском русле.
    Да, проскакивала у Хрущева уже кукуруза, но тоже с вполне разумными рекомендациями.
    В Докладе была озвучена и проблема, которую необходимо было решить: «С ростом материального благосостояния трудящихся спрос населения все больше перемещается от хлеба на мясные и молочные продукты, овощи, фрукты и т. д. Но именно в этих отраслях сельского хозяйства определилось за последние годы явное несоответствие между быстро растущими потребностями населения и уровнем производства».
  Указаны и причины, приведшие к ней: «Коммунистическая партия последовательно проводила курс на всемерное развертывание тяжелой индустрии, как необходимого условия успешного развития всех отраслей народного хозяйства, и добилась на этом пути крупнейших успехов. На решение этой первоочередной народнохозяйственной задачи было обращено главное внимание, сюда направлялись основные силы и средства. Делом индустриализации страны были заняты наши лучшие кадры. У нас не было возможности обеспечить одновременное развитие высокими темпами и тяжелой индустрии, и сельского хозяйства, и легкой промышленности. Для этого нужно было создать необходимые предпосылки. Теперь эти предпосылки созданы. Мы имеем могучую индустриальную базу, окрепшие колхозы и подготовленные кадры во всех областях хозяйственного строительства…
Но есть и другие причины отставания ряда важных отраслей сельского хозяйства, причины, коренящиеся в недостатках нашей работы, в недостатках руководства сельским хозяйством, то есть причины, зависящие от нас самих. К числу таких причин относится прежде всего нарушение в ряде отраслей сельского хозяйства принципа материальной заинтересованности…
Важнейшей причиной серьезного отставания ряда отраслей сельского хозяйства является неудовлетворительное руководство колхозами, МТС и совхозами со стороны партийных, советских и сельскохозяйственных органов, особенно в деле подбора, расстановки и воспитания кадров в сельском хозяйстве и проведения партийно-политической работы в деревне. Наконец, надо сказать о причинах, которые зависят от самих колхозов, от председателей и правлений колхозов, колхозников. Во многих артелях все еще низка трудовая дисциплина, не все колхозники в полной мере принимают участие в колхозном производстве. Не везде хорошо организован труд колхозников. Имеется еще немало фактов несознательного, нерадивого отношения к общественном добру».

      Даже относительно личного хозяйства колхозников Н.С.Хрущев выступал вот так:
«Во многих колхозах допущено нарушение важнейших положений Устава сельскохозяйственной артели. Товарищ Сталин указывал, что краеугольным камнем артельной формы хозяйства является принцип правильного сочетания общественных и личных интересов колхозников, при подчинении личных интересов общественным. Исходя из этого руководящего принципа, в Уставе сельхозартели было определено, что в колхозе наряду с главным и решающим общественным хозяйством каждому колхозному двору предоставляется право иметь в личной собственности небольшое хозяйство. Это подсобное хозяйство необходимо, пока общественное хозяйство колхоза еще недостаточно развито и не может в полной мере удовлетворять как общественные нужды колхоза, так и личные потребности колхозников. Во многих колхозах этот важнейший принцип артельного хозяйства оказался нарушенным. Это не могло не привести и действительно привело к сокращению поголовья коров, овец, свиней, находящихся в личном хозяйстве колхозников».

    Уже после прозвучавшего Доклада, после его обсуждения, перед последним заседанием Пленума к главе правительства Г.М.Маленкову подошел закадычный приятель Никиты Николай Булганин и предложил Георгию Максимилиановичу выступить с инициативой выдвижения Хрущева на пост Первого секретаря ЦК КПСС. Т.е. не просто выдвинуть Никиту, но и ввести в Секретариате новую должность – Первого секретаря. Булганин предупредил Председателя Совета Министров, что если это не прозвучит от Маленкова, то он, Булганин, сам выступит насчет выдвижения Хрущева.
     Маленков понял, что за этим предложением стоит не один Булганин, о чем потом сказал Кагановичу, и на следующем заседании внес кандидатуру Хрущева на пост Первого секретаря.
   Интрига планировалась незамысловатая, только испортил ее Булганин. Николай Александрович никогда смелостью не отличался, боялся и Хрущева, и Маленкова, а вместе с Маленковым – старых сталинцев, Молотова, Кагановича, Ворошилова. 

Разгром сельского хозяйства после Сталина. ч. 2.

    Возможно, хрущевская группа планировала, что Н.А.Булганин неожиданно для всех озвучит предложение о Хрущеве. Захваченные врасплох сталинцы не смогут вовремя сориентироваться на заседании и начнут выступать против, ведь должность Генсека была упразднена еще в 1935 году. Первый секретарь – та же должность.
   И тогда у Пленума появится возможность обвинить сталинцев в «антипартийной деятельности», в том, что они идут против ЦК, выступая против кандидатуры Никиты Сергеевича, который только что выступил с таким эпохальным докладом. Но Булганин, струсив, сорвал комбинацию.
    Думаю, что Хрущев долго пытался выяснить, откуда произошла утечка, почему неожиданно Маленков его выдвинул в Первые секретари. А после того, как Георгия Максимилиановича выдавили с поста Председателя Совета Министров, и сталинская группа начала комплектовать антихрущевское большинство в Президиуме ЦК, уже Маленков сам устроил «утечку информации» насчет Булганина. Никита узнал, что его приятель сорвал комбинацию против сталинцев на сентябрьском Пленуме ЦК и начал Булганина третировать. В результате Николай Александрович ушел к нему в оппозицию, оказавшись в 1957 году в «антипартийной группе».
   Разумеется, наезд на ближайших соратников Сталина советский народ спокойно не воспринял бы. Возмущение было бы. Вот на этот случай – Доклад Никиты. Доклад в абсолютно сталинском духе. Представили бы Маленкова и других, как противников сталинскому курсу в колхозной политике. Там ведь в докладе еще и значительное повышение закупочных цен на колхозную продукцию. Противников этого точно колхозники не поняли бы.
Более того, в докладе – дальнейшая политика снижения розничных цен на продовольствие, противников этого уже весь народ не понял бы.
  В этом и заключалась цель сентябрьского Пленума: выставить Никиту главным докладчиком, с предложениями о мерах по сельскому хозяйству, определенных еще 19-м съездом, а на самом Пленуме создать интригу, в результате которой сталинцев можно изобразить противниками этих мер. По сути, противниками политики Сталина.
Если они против Хрущева, против его выдвижения в главу Партии, то, значит, они и против его доклада.
   Но, хоть интрига полностью и не прошла, зато Никита Сергеевич уже стал «дорогим Никитой Сергеевичем», и началось!
  Все, о чем он докладывал на Пленуме, сразу было забыто и начался истошный вопль: Алярм! У нас катастрофа с зерном! Надо пахать целину, другого выхода нет!...

Пётр Балаев

продолжение