Андрей Юринок: "Штербик меня уничтожил. Но ведь мы еще встретимся"

13.07.2018

Лучшим молодым левым крайним мира 21-летний Андрей Юринок стал с третьей попытки — нынешним летом. Интернациональное журналистское жюри популярного портала handball-planet.com, устраивающего традиционное голосование, номинировало белоруса из Бреста в пул соискателей этого звания и в двух предыдущих сезонах, но тогда лавры в итоге доставались другим. Нынче все решила яркая игра Андрея на январском чемпионате Европы в Хорватии. Там он стал самым результативным (24 гола в 6 матчах) игроком сборной Беларуси.

— Это недавнее признание уже что-то изменило в твоей жизни?

— Вообще ничего. Оно пришлось на разгар отпуска. Если честно, на этот раз не особо ждал итогов голосования. Это в первый раз, два года назад, было очень интересно следить, как прибывали голоса в интернете. Мои родные и друзья даже старались привлечь к процессу подачи голосов как можно больше знакомых.

А теперь все было уже привычным, без ажиотажа. Утром позвонил главный тренер сборной Юрий Анатольевич Шевцов, поздравил. Я поначалу даже не понял, о чем речь. Он сказал: войди в интернет, почитай новости. Ну а потом день, конечно, получился бурным. Поздравляли Леонид Ильич Вашкевич и Николай Владимирович Жук, тренировавшие меня в детстве и юности. Звонили многие, даже брестские ребята из нашего детского набора, давно закончившие играть.

— Если объективно, твой сезон стоил такого признания?

— Не уверен. Были, конечно, и хорошие дни. Прежде всего — чемпионат Европы. Думаю, неплохо его провел. Много играл. Все получалось. Это были идеальные для меня две недели.

А в клубе случались игры и удачные, и не очень, и даже слабые. А если судить в целом, в БГК я был, наверное, игроком среднего уровня. Здесь на лауреата сезона никак не наиграл.

— По поводу твоей игры за брестский клуб в Беларуси нынче шли дискуссии. Многие упрекали Сергея Бебешко за то, что он давал тебе маловато времени. В противовес звучала статистика, согласно которой ты провел в сезоне за клуб 55 официальных матчей — больше, чем кто-то другой из мешковцев...

— Пожалуй, игровой практики у меня было в самый раз. В заявку попадал действительно часто. Но у нас в составе играли три левых крайних. Поэтому загружен в матчах был по-разному: когда полчаса, когда полтайма, когда несколько минут. Но шансы проявить себя мне давали постоянно, обижаться на тренера не могу.

— Что же тогда мешало стать в клубе столь же значимой фигурой, как и в сборной?

— В сборной мы давно работаем с Юрием Анатольевичем. Мне понятны его требования и подходы к построению игры. Думаю, он мне доверяет. Играю у него легко, получаю удовольствие.

Что касается БГК, то я пришел в команду молодым игроком. В окружении таких классных старших партнеров никогда прежде не работал. Здесь совершенно иной уровень требований. У Сергея Васильевича Бебешко свои взгляды на игру, на управление командой. Наверное, такую школу тоже полезно пройти. И за такую науку, за закалку я тренеру благодарен.

— А может, тебе просто сложнее раскрываться в условиях высокой конкуренции?

— Нет-нет. Конкуренция — это польза, а не помеха. В сборной тоже бывало, когда недовольный Шевцов отправлял меня в запас. Он знает, как не дать расслабиться. В СКА подрастает Влад Кривенко. Стоит мне заиграть хуже, и в составе будет уже кто-то другой.

В клубе все так же. Но легионерский авторитет Любо Вукича и Симона Разгора на меня ничуть не давил. Это отличные парни. Любо, когда прощался недавно с командой, пожелал мне позаимствовать и освоить какой-нибудь из его фирменных приемов. Сказал, что тогда в Бресте о нем будут дольше помнить. Вот думаю, какую из "фишек" хорвата выбрать.

— Уход Вукича — это ведь и новые возможности самовыражения для тебя.

— Да. Но это и намек на то, что станет еще труднее. Ведь минувший сезон был для меня и так самым сложным в плане игровых нагрузок. Обошлось, к счастью, без травм. Но бывало, что ныла спина, болели мышцы. Такое у меня впервые. И это ведь не старость. Значит, надо привыкать к новым режимам.

— 196 сантиметров — необычная для крайнего игрока антропометрия. Такой высокий рост — помеха или помощь для тебя?

— Никогда об этом не задумывался. Не думаю, что рост мне мешает. Ведь его следствие — это и длинные руки. Такой рычаг помогает при броске выносить мяч далеко в сторону. Так легче поражать дальний угол. Вратарям бывает со мной непросто.

— Кстати, кто из них первым тебя по-настоящему раскусил?

— Штербик. В "финале четырех" СЕХА-лиги нынешней весной. Это было какое-то наваждение. Он меня уничтожил — отбил все! Что бы я ни придумывал, что бы ни делал — возникало ощущение, что мои мысли читают. Это был отменный урок. Узнал, что бывает, когда вратарь досконально знает нюансы твоей игры.

Теперь мне не терпится встретится с Арпадом вновь. Он перешел в "Веспрем". И мы снова в одной лигочемпионской группе. Это точно будут особые для меня матчи.

— Результаты недавней жеребьевки Лиги чемпионов в уныние не повергли?

— Были двойственные чувства. Попасть в такую мощную группу — это прежде всего радость. Чем чаще соперничаешь с командами уровня "Барселоны", "Вардара", "Виве", "Веспрема", тем быстрее растешь как профессионал. Но есть еще и тревога — понимаешь, насколько тяжелый нас ждет сезон. Ведь снова придется сражаться одновременно на трех соревновательных фронтах, причем очень трудных матчей прибавится.

— Года три назад ты рассказывал, с каким страхом выходил на первый официальный матч за сборную Беларуси против звездных датчан — Миккеля Хансена, Никласа Ландина...

— Тот страх давно прошел. Раньше на меня и трибуны давили. А сейчас вообще никого и ничего не боюсь. Каждый выход на площадку — это любимая работа, приносящая удовольствие.

— Никогда не пробовал себя на других игровых позициях?

— Начинал я вообще-то как линейный. Из Бреста именно в этом амплуа отправился в минское училище олимпийского резерва. Оттуда нас иногда отзывали играть за брестский "фарм", и там Андрей Мочалов пробовал меня на месте левого полусреднего. А потом на турнире в Астрахани у нас травмировался крайний, и Николай Жук перевел меня на фланг. Там и остался. Наверное, это оптимальная для меня роль.

— Как формировалась твоя своеобразная техника броска?

— Наверное, спонтанно. Делал все так, как получалось, как было удобно. У меня был сезон в минском СКА, и тогда Александр Владимирович Каршакевич попытался научить меня при броске не выносить руку в сторону, а классически держать вверху. Но из этого ничего не вышло. Стоит ли отказываться от того, что привычно и удобно? Не думаю.

— Ты поиграл за минский СКА. Теперь два сезона провел в Бресте. Редкая возможность взглянуть на знаковый белорусский клубный антагонизм с обеих сторон. На твой взгляд, это зло или благо?

— Соперничество и конкуренция сильных клубов не могут быть злом. Для этого и затеваются всевозможные турниры. Смотрю на ситуацию со своей позиции игрока. Между нами — мешковцами и армейцами — никаких ненависти или неприязни нет.

Откуда им взяться, если мы столько вместе прошли в сборной страны? Наоборот, всегда рады встретиться и в раздевалке, и на площадке. В игре бывает всякое. Вон недавно Денис Рутенко и Ваня Бровко помахали кулаками, а после игры обнялись — и все прошло.

Думаю, как антагонизм можно определить отношения наших болельщиков. Но игроки от этого далеки.

— С каким настроением ждешь нового сезона?

— Отдохнул бы еще. Если честно, месяц отпуска пролетел слишком быстро. Погостил в деревне у деда с бабушкой, выезжали на природу. Неделю провел с девушкой в Барселоне. По мячу руки соскучились. Но не скажу, что очень уж хочется впрягаться в функциональную подготовку. Но так всегда бывает. Все равно придется...

— Причем под началом нового тренера. Чего ждешь от работы с Маноло Каденасом?

— Трудно ответить конкретно, когда совсем мало о человеке знаешь. Видел трансляции матчей его команд — и все. Это очень известный тренер. Понятно, что в жизни клуба и нашей игре появится что-то новое. Это интересно и хорошо. Например, появится стимул в лучшем освоении языков.

— Наверняка чем-то новым порадуют и клубные маркетологи. Ты ведь активный участник их замечательных затей: снимаешься в клипах, поешь, танцуешь и даже за драматические роли берешься. Нравится?

— Все это в принципе нетрудно. Наше предназначение в том, чтобы приносить людям радость, развлекать. Если затевается что-то креативное и интересное для болельщиков и просят в этом поучаствовать, стараюсь не отказывать. Почему бы не потрясти весело костями? Отношусь к этому как к составляющей своей работы.

Новиков

Фото: pressball.by, bgk-meshkova.com, cro2018.ehf-euro.com.