Президент ЕГФ Михаэль Видерер. Ситуация ясного и открытого общения

Президент Европейской федерации гандбола Михаэль Видерер в интервью порталу eurohandball.com рассказал о ключевых вопросах повестки дня и значении 14-го очередного конгресса ЕГФ, проходящего в Глазго. БЦ предлагает наиболее важные выдержки из этой публикации.

— Каковы ваши ожидания перед конгрессом?

— На нем не будет выборов, но мы должны назвать места проведения нескольких крупных турниров вплоть до 2024 года, а также принять несколько решений стратегического и структурного характера. Это изменения, которые нельзя осуществить на выборном конгрессе, потому что невозможно заменять персонал и менять структуру одновременно. Помимо этих ключевых решений, мы получаем возможность информирования национальных федераций, входящих в ЕГФ.

— Прозвучит в том числе информация об обновленном медиа- и маркетинговом контракте, подписанном недавно с фирмами "Infront" и "Perform". Каков статус этого проекта сейчас?

— На конференции президентов в канун мужского чемпионата Европы в Загребе мы подробно информировали федерации о ходе тендерного процесса и переговоров. Контракт был подписан во время "финала четырех" Лиги чемпионов в Кельне. Теперь мы можем говорить о структурных изменениях, которые нам необходимы и об их последствиях для кадровой и спортивной политики. Это важная тема, и мы хотим, чтобы все понимали, как этот контракт будет работать, а также представляли влияние этого на наше будущее.

— Наиболее важное предназначение конгресса — определение организаторов чемпионатов Европы среди мужчин и женщин в 2022 и 2024 годах. Каким вам видится этот процесс?

— Заявки всех стран отличает высокий уровень компетентности. И некоторые создали сложную и необычную ситуацию. Так, к примеру, Дания и Швейцария, а также Венгрия и Словакия претендуют на проведение мужских турниров в 2022 и 2024 годах, в то время как Франция, Испания и Бельгия, а также Германия предложили себя только для одного события. Таким образом, процессы рассмотрения заявок на разные турниры будут переплетаться, и это сделает голосование очень интересным.

— Другой целью предложений конгрессу является усиление позиций женского гандбола. Ваши ожидания в этом направлении?

— Если это будет одобрено, вместо совета стран-членов с мужчинами в руководстве мы планируем создать два комитета: один для мужчин и один для женщин. Конечно, нынешние представители в совете стран, например, из Германии, Франции или Дании, уже много делают для женского гандбола. Но мы хотим дальнейшего его развития и продвижения — путем оптимизации наших структур. Кроме того, женский гандбольный совет будет усилен, и в будущем получит такой же статус, как и мужской профессиональный гандбольный совет.

— Одна из тем, находящихся на рассмотрении ЕГФ довольно давно, — это изменение возрастного лимита для членов исполкома...

— Да, и сейчас подходящее время для этого изменения, так как ни сегодня, ни в ближайшем будущем это решение не затронет ни одного из членов комитета. Эти предложения выводят нас на один курс с МОК и позволяют увеличить выборный возраст до 70 лет. Это сделало бы возможным для конгресса продление членского мандата на срок до четырех лет и позволило бы нам дольше сохранять людей в составе организации.

— На предыдущем конгрессе в Санкт-Вольфганге вы были избраны президентом ЕГФ, а многие новые лица присоединились к ее исполнительному комитету. Как продвигаются дела?

— Новая ситуация с постоянно работающим президентом и новым генеральным секретарем развивается очень хорошо — в том числе благодаря ясному и открытому общению и разъяснению любых возникающих вопросов.

В исполкоме ЕГФ у нас теперь много бывших профессиональных игроков, в том числе Стефан Левгрен, Хавьер О’Каллахан, Габриэлла Хорват, Анрийс Бренцанс и Ноджиалем Миаро, сменившая Нарчису Лекушану. У нас есть и два бывших рефери топ-уровня — это Хенрик Ла Кур и Оле Йорстад. Все они занимают посты и в своих национальных федерациях и привносят профессиональные знания и опыт в политическую деятельность.

EHF, Шишкарев (перевод)