Почему многие советские граждане после окончания войны остались на Западе

Вопрос о «невозвращенцах» Великой Отечественной один из наименее изученных. Долгое время вся информация по нему была засекречена. Сегодня завеса тайн отчасти приоткрылась, что позволило понять масштабы и причины этого явления.

Невзирая на желание

Еще в апреле 1945 года на закрытом заседании НКВД Берия завил, что следовало бы вернуть всех советских граждан, оказавшихся на вражеской территории, будь то военнопленные, насильно вывезенные или уехавшие добровольно, ведь «каждый из них, оставшись в руках противников СССР, может принести больше вреда, чем тысяча вредителей внутри страны». Когда осенью 1944 года союзники вошли в активную фазу освобождения территорий западных стран от гитлеровских войск, они столкнулись с бывшими советскими военными, служившими в рядах вермахта, а также разного рода пособниками нацистов. И те, и другие нередко обращались к англо-американским представителям с просьбами о предоставлении убежища.

Понять их не сложно. Названная категория лиц совершенно не желала оказаться в руках всесильного НКВД. Кроме того, много советских граждан оказалось в британских и американских лагерях для интернированных на территории Европы. Содержание этих лиц обходилось союзникам в копеечку – нужно было решать их дальнейшую судьбу. Ее решил Сталин, жестко потребовав вернуть всех до единого на родину.

11 февраля 1945 года на Ялтинской конференции было заключено соглашение о возвращении в СССР всех советских граждан, попавших в руки союзников, независимо от их желания. Историк Виктор Земсков по этому поводу пишет: «Проводя репатриацию, советское руководство преследовало две основные цели. Одна из них – политическая: предотвращение формирования за рубежом оппозиции советской власти. Другая – экономическая: вернуть в СССР трудоспособных людей».

Возвращаться не намерены

Документы Управления Совета Народных Комиссаров по делам репатриации свидетельствуют, что советское руководство было обеспокоено сообщениями из англо-американских источников, которые свидетельствовали, что якобы советские граждане поголовно не желали возвращаться в Советский Союз, опасаясь мести со стороны властей. Впрочем, по линии внешней разведки были получены данные, опровергающие заявления союзников: подавляющая часть советских военнопленных и «остарбайтеров», даже учитывая некоторые сомнения, все же хотела вернуться на родину. Среди граждан оказавшихся на территории европейских стран не по своей воле было немало тех, кто уже успел обзавестись семьей, помимо них там находились десятки тысяч беженцев, ушедших на Запад вместе с отступавшими немцами.

Они явно были не намерены возвращаться обратно в СССР, несмотря на заверения властей простить их. Иная ситуация была с казаками и советскими военнослужащими, воевавшими на стороне вермахта. На снисхождение правительства СССР они не надеялись, рассчитывая всеми возможными средствами получить политическое убежище в одной из западных стран. Их ждало разочарование: англичане и американцы, выполняя свои обязательства перед Сталиным, выдали советским властям свыше 50 тысяч казаков с семьями и примерно 2/3 членов Русской освободительной армии (около 46 тысяч) из числа оказавшихся в зоне оккупации союзников.

Репатриация заморожена

Министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден признавал: «Если мы сделаем так, как хочет советское правительство, и вернем всех этих военнопленных в Советский Союз, хотят ли они возвращаться туда или нет, мы многих из них пошлем на смерть». Он считал, что большинство из репатриируемых не являлись предателями, а были лишь политическими беженцами.

Постепенно отношения между СССР и союзниками по антигитлеровской коалиции стали охлаждаться, что сказалось на выполнении англичанами и американцами общих договоренностей. Здесь свою роль сыграло и разное представление в СССР и на Западе о правах человека. Всё чаще перемещенным советским лицам предоставляли возможность поучить статус беженцев. Уже к осени 1945 года Великобритания и США прекратили насильственную репатриацию советских граждан. Как отмечал американский историк Марк Эллиотт в книге «Заложники Ялты», из восьми с лишним миллионов советских граждан, оказавшихся на Западе к окончанию войны, избежать репатриации удалось лишь 375 000 человек.

Преимущественно это были так называемые «западники» – жители Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии, Правобережной Молдавии и Северной Буковины. Британцы и американцы с самого начала действия ялтинских договоренностей освободили их от принудительной репатриации, передав советским властям только тех, кто этого желал. Земсков, опираясь на опыт изучения многочисленных источников, пришел к следующему заключению: если бы репатриация была добровольной, то число советских граждан, не вернувшихся на родину, составило бы около полумиллиона человек, в крайнем случае, не превысило бы миллион. Как отмечают специалисты, 500 тысяч человек – это предельно допустимое количество беженцев, которых могли принять у себя западные страны.

Только бы остаться

Согласно данным Управления СНК СССР по делам репатриации, на 1 марта 1946 года в Европе насчитывалось 5 352 963 советских граждан, из которых более 3 млн. находились в зоне оккупации союзников, остальные – в зоне влияния СССР. Активная фаза репатриации продолжалась вплоть до июля 1952 года, когда число возвращенных в Советский Союз достигло 4 305 035 человек. Получается, около миллиона все еще оставались на Западе? Ответить на этот вопрос сложно, так как точно неизвестно сколько перемещенных советских граждан погибло или умерло от голода и болезней в Германии и оккупированных немцами странах Европы.

По приблизительным подсчетам таких оказалось около 2 миллионов. У историков также нет информации, сколько из выживших «остарбайтеров» или военнопленных решило остаться на Западе. Многих из них вычислить не представлялось возможным, так как они надежно спрятались от вездесущих советских спецслужб. По подсчетам историка Григория Кривошеева, имевшего доступ к военным архивам, из числа военнопленных на родину не вернулось около 1 млн. 783 тыс. человек. Только вот какая часть из них была замучена до смерти в лагерях, а какая эмигрировала – установить уже нельзя. В конце 1940-х в лагерях для перемещенных лиц, в первую очередь, на территории Германии и Австрии, продолжали находиться тысячи граждан СССР, у которых по разным причинам не получилось устроить свою жизнь на Западе.

Из-за переизбытка мигрантов и отсутствия средств их отказывались принимать даже страны, имевшие резервный земельный фонд – Австралия, Аргентина и Канада. В СССР о них забыли, причисляя к погибшим или пропавшим без вести. Советские власти не могли допустить распространения информации о том, что огромное количество граждан страны «с самым справедливым строем» предпочли остаться на территории государства-агрессора. Тех граждан, которые не вернулись в СССР к началу 1952 года Управление по делам репатриируемых относило к так называемой «второй эмиграции», численность которой определялась приблизительно в 450 тысяч человек (в основном это советские немцы и жители западных областей СССР).

По данным советского ведомства, 84 825 человек из них осело в Западной Германии, 18 891 – в западных зонах Австрии, 27 570 – в Швеции, 19 675 – во Франции, 14 729 – в Бельгии, 100 036 – в Англии, 50 307 – в Австралии, 38 681 – в Канаде, 35 251 – в США, 7085 – Аргентине. Все эти граждане осознанно выбрали «западные ценности», мотивируя свое решение не столько материальными, сколько идеологическими соображениями; лишь для немногих из них эмиграция стала следствием стечения обстоятельств или вынужденным и единственно возможным решением. Какая-то часть «невозвращенцев» стала жертвой «охотников за головами», работая впоследствии на западные спецслужбы, конструкторские бюро, оборонные и промышленные предприятия. Однако точное число таких «беглецов» по понятным причинам нам неизвестно.

Источник: http://russian7.ru/post/pochemu-mnogie-sovetskie-grazhdane-pos/

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх и подпишитесь на канал — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. Спасибо за внимание!