История об Арианне

22.06.2018

Малькольм осторожно закрыл дверь спальни, стараясь никого не разбудить. Было всего четыре утра. Выйдя из замка, он тенью метнулся по широким каменным ступеням в сторону замкового парка – сада, который утопал в густом предрассветном тумане. Побыстрее и подальше от этого дома, который сегодня ночью поставил его перед отвратительным выбором.

Многочисленные росинки на траве оседали на его ботинках, грозя вот-вот проникнуть внутрь. Свежий сырой воздух обволок голову, обостряя чувства и насильно сгоняя последние остатки легкой заторможенности, которая бывают у человека, не спавшего всю ночь.

Малькольм спустился к озеру, гладь которого покрывали осыпавшиеся с деревьев листья. Осень уже началась в этой части Тосканы, и через недели-две обрушит на городок серые печальные дожди вместо золотого листопада. Погибнут виноградники, уйдет солнце с сияющих полей. Замок Роберта погрузится во мрак, пряча тайну, которую Малькольм сегодня узнал.

Он не считал себя любопытным до чужих дел, но не смог устоять перед тихими голосами из темной комнаты, освещенной лишь отблесками огня в камине. В то время как в другой части крыла замка шла бурная вечеринка с шампанским и музыкой, Малькольм стоял, прижавшись спиной к стене возле чуть открытой двери. И слушал.

Он всегда с уважением относился к жене Роберта Алесси, веселой молодой девушке, безумно любившей своего пожилого мужа. И каким контрастом было слышать, как она со слезами рассказывала подруге, что не хотела выходить за него замуж, но настоял отец, как мечтает сбежать и как совсем не рада его ребенку, который появится уже через несколько месяцев. Малькольм слушал это излияние души, закрыв глаза. Какой блестящей актрисой была эта девушка! Ведь все в городе считали, что нет более счастливой пары, так хорошо Алесси играла свою роль.
Особенно тяжело было слушать, как и при каких обстоятельствах она ему изменяла. Малкольм ушел на середине рассказа о госте, которого она развлекала, пока тот вел деловые переговоры с Робертом по телефону...
Нужно было все рассказать Роберту. Да, оне не были закадычными друзьями, но подвергаться такому унижению! Ведь он так любил эту женщину. А с другой стороны, у Роберта было слабое здоровье, и осталось ему не так много времени, если верить слухам. Стоило ли портить его последние года такой правдой?

Мальколь немного постоял на берегу, прислонившись к стволу толстого влажного дерева. В нескольких метрах от него молчаливо возвылашась статуя каменного ангела с огромными распахнутыми крыльями до самой земли, с грустью глядевшего на замок вверху. В этот момент они были с ним похожи.

И тут он заметил, что не один в этом парке. К противоположному берегу озера по широким ступенькам спускалась девушка. Высокая, с очень длинными мягкими волосами. Кремовое платье с открытыми плечами, в рюшках и бантиках, делало ее похожей на принцессу из сказок. Ее определенно не было на вечеринке сегодня ночью.

- Доброе утро, леди, - Малькольм сделал неопределенный жест рукой в качестве приветствия. Он не представлял, как себя сейчас вести – поздороваться и пообщаться, или проигнорировать и сделать вид, что это самое обычное дело, встретиться с девушкой в саду частного замка в половине пятого утра!

- Я.. не видел вас вчера вечером.

Может, это какая-то тайная гостья Роберта, у которой бессоница? Девушка спустилась и медленно пошла вдоль озера, даже не взглянув на Малькольма. По мере ее приближения он все больше различал ее лицо – удивительно красивое и правильное. И очень грустное.

- Могу вам чем-то помочь?

Она остановилась в метрах двадцати от него, возле того самого крылатого ангела. И, наконец, посмотрела на Малькольма.

Ему стало не по себе от этого взгляда. Полный отчаяния и мольбы. Такой бывает у обреченных на смерть. Неожиданно тело девушки содрогнулось, как от сильной боли, и она без чувств упала в каменные объятия статуи. Малькольм резко дернулся с места на помощь, но тут же повалился на землю, зацепивнись носком ботинка за корень дерева. Ругаясь и стряхивая землю с лица, он поднялся и едва не упал снова. Девушки не было около ангела.

Не совсем понимая, что происходит, Малькольм подошел к нему. И с каждым шагом ему все больше становилось не по себе. Травы возле статуи не было, а мягкая земля вокруг нее была абсолютно ровной, без единого человеческого следа..

- Сэр, с вами все в порядке?

От неожиданного низкого голоса Малькольм подскочил и больно ударился ногой о статую, в очередной раз выругавшись. К нему подошел невысокий полный мужчина, в котором Малькольм узнал местного садовника – видел его вчера утром, когда шел к замку через парк.

- О, я не хотел вас напугать! Но вы весь в земле, я подумал, не случилось ли чего, - он прошелся глазами по грязной одежде. Малькольм махнул рукой.

- Я споткнулся о корень дерева, когда побежал помогать девушке, которую тут встретил.

Садовник насторожился. Медленно переспросил:

- Девушка?

- Да. Лет восемнадцать на вид, очень красивая. В кремовом платье с рюшками. Ей стало плохо возле вот этой статуи, она буквально рухнула на нее. А потом..исчезла. Извините, - Малькольм потряс головой, - Я плохо соображаю после вчерашнего вечера. Совсем не спал. Возможно, она меня испугалась и убежала. Вы знаете ее? Это гостья Роберта?

Садовник слушал его, замерев. После последнего вопроса шумно выдухнул и тихо пробормотал:

- Так, значит, вы ее видели. Давно она не объявлялась.

- Кто это?

- Это Арианна Ариосто. Она жила в этом замке с родителями до мастера Роберта. Они продали ему замок после ее смерти.

- После ее смерти? – Малькольм посмотрел на садовника взглядом, каким смотрят на умалишенных. Но тот не смутился.

- Да, она утопилась вот в этом самом озере после самоубийства своего возлюбленного. Опрокинула статую ангела в воду и в его объятиях ушла на дно.

- Подождите-подождите! – Малькольм замахал руками, отмахиваясь не сколько от слов, сколько от атаковавших его беспокойных мыслей, - Вы хотите сказать, я только что видел приведение?

- Да.

Ему стало страшно. Глухой сад под замком, густая пелена тумана, низкий голос садовника, рассказывающий историю самоубийцы – девушки, которую он встретил пару минут назад. Теперь понятно, почему она не оставляла следов на земле. Малькольм думал, что он не суеверен. Но в атмосфере, подобной этой, он не усомнился ни в едином слове.

Ему захотелось отойти от озера как можно дальше. Садовник это почувствовал.

- Не беспокойтесь. Я видел ее несколько раз, и мастер Роберт тоже. Но последние пару лет Арианна не появлялась. Она неопасна.

- Почему..почему она здесь появляется? – Малькольм внутрине рассмеялся фразе «не беспокойтесь». Как-будто встреча с призраками была не более, чем встреча с огромным пауком.

- Она была проклята при жизни. Я считаю, что именно проклятие не дает ей спокойно уйти на Небеса, а заставляет каждый раз переживать ту боль, из-за которой Арианна покончила с собой.

«Хуже участи не придумаешь, вдруг подумал Малькольм, – Проклятие, самоубийство возлюбленного, собственная мучительная смерть». Жалость уступила место страху. Он вздохнул несколько раз, успокаиваясь и не усиленно не замечая нарастающую тахикардию. Тяжело прислонился плечом к каменному крылу.

- Расскажите, что с ней случилось.

Садовник опустился на низкую каменную ограду, проигнорировав на ней грязь и росу. Достал саморучно скрученные папиросы, предложил одну Малькольму. Тот с радостью ее принял и тут же закурил. Садовник выпустил дым, задумчиво глядя на ровную гладь озера.

Арианна. Прекрасное имя для прекрасного создания. Арианна была самой красивой девушкой, которую я встречал – а встречал я их очень много по всему миру, прежде чем осел в этом поместье. Я помню ее так же четко, как и семь лет назад: волосы цвета растопленного шоколада, сияющая кремовая кожа, бархатные карие глаза. Удивительной красоты лицо с пухлыми бледными губами и низкими скулами, чуть острые выпирающие из-под тонкой кожи ключицы. Высокая, может быть даже, суховатая фигура, но с широкими бедрами и плоским животом. Она была настолько идеальна, что на нее можно было смотреть вечно – что, впрочем, многие и делали. Но история не об этом.
Арианна при всей своей красоте была ужасной вруньей. Она не знала границ, врала всем и обо всем – от не там лежащей тарелки в доме до смерти родственника чьей-нибудь семьи. Последнее было самым печальным – некоторые от ужаса даже заиками становились.
Я не знаю, что ей двигало. Я как-то спросил ее об этом, здесь, в парке – она посмотрела на меня, как на ненормального.
- Почему я вру? Я действительно так думаю и чувствую. Хочешь сказать, я беспросветно глупая, и мир лучше знает, что и как должно быть?
-Ты не глупая, Арианна. Но мир абсолютно не понимает тебя, что ты думаешь и чувствуешь. В этом ваш конфликт.
Говорила ли она правду, или просто решила в очередной раз разыграть меня? Я не знаю, мне больше не удалось поговорить с ней наедине после того рокового случая. От своего приятеля, работника в местном трактире я узнал, что Арианна наврала новоприбывшему путнику что-то насчет дороги. А путник оказался колдуном. Когда правда обнаружилась, он притащил Арианну в поле, очертил вокруг нее магический круг ее кровью и наложил жуткое заклятие – Арианна больше не могла произнести ложь без ужасной боли во всем теле.
- Мы,- рассказывал мой приятель, - убедились в действии этого заклятия сами. После того случая Арианна сидела вместе с компанией ребят и девушек у нас в трактире. Они о чем-то шумно спорили. Арианна вставила свое слово, и в тот же момент истошно закричала.
Она каталась по полу, обхватив себя тонкими руками. Так продолжалось около минуты. После этого случая я ни разу не слышал, чтобы Арианну уличили в какой-либо лжи. Но нужно отдать ей должное – она училась бороться с этим заклятием, с этой болью. Ведь это невозможно – жить в одной правде, как и невозможно жить в одной лишь лжи. Арианна часто недоговаривала, завуалированно и двусмысленно рассказывала. Она стала слыть самой загадочной девушкой в селе, а оттого еще более желанной.
В те годы к нам на заработки в виноградниках приехало несколько молодых сильных парней. Один из них – Риккардо – до одури влюбился в Арианну. Он не знал о заклятии, а вездесущие слухи и сплетни не добрались до него.
Отец Арианны был богатым торговцем, уже давно готовившийся покинуть это помесье и уехать в Рим зарабатывать большие деньги. Заклятие на дочери его совсем не беспокоило – так было даже удобней. А вот ее развивающиеся отношения с Риккардо – очень даже. Риккардо был простым строителем, без богатой семьи, без будущего, да и просто ему не нравился. Он не представлял брака Арианны и Риккардо, ведь пришлось бы принимать его в семейный клан, отдавать часть дела в управление – а это могло бы взбесить Марка, брата Арианны. В общем, одни проблемы.
Отец долго разговаривал с Арианной, возможно даже пригрозил ей. Своими глазами я видел ее и Риккардо здесь, в этом парке, на берегу озера. Они о чем-то тихо разговаривали. Я не хотел им мешать и быстро спрятался за деревьями, готовясь уйти. Как вдруг услышал его возглас:
-Скажи мне только одно, Арианна. Одно слово. Хватит загадок! Ты любишь меня?
Шелест листвы от ветра унес далеко-далеко ее «Нет». Риккардо убежал, ломая ветки. Арианна, высокая и прекрасная, стояла на берегу озера, крепко обхватив себя руками. Монотонно шептала: «Нет, нет...». А из глаз ее лились горячие слезы душевной и физической боли.
В тот раз от ее лжи пострадала не только она. Через несколько дней Риккардо нашли повешенным в его хижине.
Узнав об этом, бедная девушка совсем замкнулась в себе. Ни с кем не разговаривала, ничего не ела. Она целыми днями бродила в этом парке, лежала в объятиях статуи ангела, к которой вы сейчас прислоняетесь. Этого ангела хозяева планировали реставрировать, но никто не решался отобрать его у Арианны в такой период. Он имел для нее особое значение – это рассказала мне ее мать. Именно за его крыльями они с Риккардо прятались от посторонних взглядов, встречаясь в этом парке.

Малькольм докурил папиросу:

- Вы сказали, она утонула в озере, обняв эту статую?

- Да. Видите тот крохотный островок посреди озера? – садовник махнул рукой. Малькольм ничего не увидел из-за тумана, так что поверил на слово, - Этот ангел стоял там. Добраться к нему можно было лишь на лодке, которую я всегда оставлял привязанной на берегу. Арианна любила кататься на ней по озеру, спрятав лицо за кружевным зонтиком. Видимо, она опрокинула статую в воду – земля там очень мягкая из-за частых приливов во время дождя.

- Что делает эта статуя здесь, на берегу?

- Хозяева подняли ее со дна озера вместе с Арианной. Утопленница.. жуткое зрелище, я вам скажу. Ее похоронили в семейном склепе под замком. Но появляется она исключительно здесь, возле озера. Хозяин оставил статую как памятник дочери. Он часами сидел и ждал ее здесь, пока не сошел с ума от горя. В конце-концов Марк Ариосто продал замок и увез родителей в неизвестном мне направлении.

- А как Роберт относится к... этой девушке?

- Мастер Роберт практически не гуляет в саду и видел ее лишь один. Узнав историю Арианны, он даже...обрадовался. Сказал, что ее присутствие всегда напоминает ему, как важно отвечать за свои слова, чтобы не навлечь беды.

Осеннее тосканское солнце уже начало освещать стены замка, когда Малькольм вернулся в свои покои. Всю дорогу из сада он думал об Арианне и ее проклятии. Ложась спать в рассветной суете, с ее пением птиц за окном и шумом просыпающегося замка, он вспомнил о словах садовника и своем вопросе:

- Стоила ли ложь такой цены?
На что садовник ответил, подумав минуту, докуривая папиросу:
- Беда Арианны была не во лжи. А в неспособности осознать последствия своих слов. Этим она себя и погубила, сначала соврав тому колдуну, а потом возлюбленному. Для нас ведь важны не слова, а последствия от них, верно?

И тут Малькольм подумал, что готов совершить ту же ошибку, что и Арианна. Нужна ли Роберту правда об Алесси, если она не принесет ему счастья? Хоть и делается это из доброго умысла. Роберт будет убит горем, разведется с Алесси. Возможно он угаснет быстрее, проведя последние годы жизни в одиночестве. Ложь Арианны во благо не спасла Риккардо, как не поможет и правда Малькольма во благо Роберту, безумно любящего свою жену.

Днем он уехал из замка, ничего не сказав Роберту ни о прошедшей ночи, ни об Арианне.