Неграмотная бабушка оказалась более прозорливой, чем дед-грамотей.

Photo by Flyfishinghut on pixabay.com
Photo by Flyfishinghut on pixabay.com

Начало истории читайте здесь

Моя мама осенью 1941 года, вместо школы, пошла работать на меховую фабрику. Шила на фронт рукавицы, шапки, кроила воротники для полушубков. Там она проработала почти три года. Ей было тяжело, но она никогда не жаловалась.

Старший брат Николай, воевавший в составе танковой бригады, погиб в октябре 1941 года в тяжелых боях под Москвой. Иван, средний брат, вскоре тоже ушел на фронт. Он воевал в разведке, был отчаянно храбрым, получил много наград и вернулся домой живым.

Как рассказывала моя мама, ещё за несколько лет до этого её родители, мои дедушка с бабушкой, нередко спорили, будет война с Германией или нет. Дедушка надевал очки, раскладывал на столе газеты и доказывал бабушке, что никакой войны не будет.

Бабушка ни читать, ни писать не умела. Когда была девочкой, их старенькая, единственная в селе учительница, занималась с детьми своеобразно. Задавала такие уроки: кому воду носить, кому дрова колоть, кому избу мести. Но бабушка всегда слушала радио, большую черную "тарелку", которая висела на общей кухне.

И неграмотная бабушка оказалась более прозорливой, чем дед-грамотей.

Мама с родителями и младшим братом прожили в Москве всю войну. Её отца, моего деда, на фронт не призвали, он был уже в возрасте. Многие их соседи эвакуировались вместе с семьями.

Мама мне часто рассказывала о том трудном времени, светомаскировке, ночных налетах германской авиации. О том, как дежурили ночами на крыше дома, чтобы тушить зажигательные бомбы. И о том, какой непривычно опустевшей была Москва осенью 1941 года.

И холодно было, и голодно, и все переживали друг за друга, но радовались, что вместе.

А ещё моя бабушка, кстати, почему-то была уверена, что Москву ни за что не возьмут.

Почему она так верила в это, мы теперь уже не узнаем.

Мы очень благодарны всем за лайки и подписку. Этим вы помогаете нашему каналу в продвижении и развитии.