Ёлки с шишками.

28.06.2018

Странная вещь, человеческая память! Иной раз срабатывает по ничтожному поводу, вспоминается давно прошедшее, о котором не вспоминал не то что годы, но и десятилетия. На днях пошел в магазин “Мастер”. Пошел,ради прогулки, по кружной дороге вдоль опушки леса. По дороге растет елка, на ней шишки. И из недр памяти выступила история из молодости о том, как из-за наличия в одном предложении словосочетания “ёлки с шишками” я был избран членом товарищеского суда. На самом полном серьезе!

В начале 70-ых я устроился на работу в один из заводов г. Туймазы Башкортостана. Приняли меня в цех № 11 учеником слесаря-инструментальщика. При приеме предупредили, что в инструментальном цехе работает элита завода, надо соответствовать званию элиты. Сказали, что надо научиться хорошо читать чертежи, в цехе большой отсев. Учеников, не способных читать чертежи, приходится переводить в другие цеха. Определили меня к знаменитому Матвееву Владимиру Леонидовичу, замечательному человеку. Он не жалел на меня времени, при этом наверняка проигрывал в зарплате. Не жалел на меня времени и другой замечательный человек-начальник участка Титов Борис Иванович. За неделю я научился безошибочно читать чертежи. Я к тому времени умел читать более сложную графику-топографические карты, поэтому чтение чертежей далось легко.

Прошли где-то недели три, Матвеев уехал на неделю в Уфу, на сессию Верховного Совета Республики, Борис Иванович угодил на больничную койку с камнями в почках, я оказался предоставленным самому себе. И коллектив участка решил,что новенького обязательно надо разыграть.При Матвееве не рискнули: его побаивались. Каких только глупостей не было, если вспомнить! Начали с того, что вручили емкость в 12 литров и требование. Хотели послать на центральный склад завода за менструацией для смазки. Прочие розыгрыши были на том же уровне. Я хоть и выглядил нецелованным мальчиком, но к тому времени уже имел за плечами службу в Армии. А за время работы в геодизической экспедиции насмотрелся и наслышался такого и в таких количествах! Розыгрыши были отбиты и от меня начали отставать. Не успокоился только рыжий Фазыл. Подходит ко мне и говорит:. -Выручи,будь другом! Мне надо идти в прессовый цех, на испытания штампа. Сходи к шлифовщице Нине Власовой, попроси, пусть снимет по 14 соток с каждой стороны, очень срочно. Сам бы пошел ,некогда. Тольке не говори Нине, что я просил. Она меня недолюбливает, ты как будто от себя. Дал мне в руки деталь шестигранной формы. Сказано было на полном серьезе, я все принял за чистые деньги. Пошел, нашел Власову, женщина с миловидным лицом и здоровенной комплектации. Ну, очень и очень здоровенной! При расстроенных чувствах. Посмотрит на чертеж, потрогает синусную подставку, вздохнет и матюкается.
-Здравствуйте!
-Поздоровше видали!
- А вы тоже с синусной линейкой работаете?
- Это, XXXXXX! YYYYYY! ZZZZZ! Не линейка, а подставка! Мне ее всегда Титов настраивал, а сейчас он на больничном! Сама я не умею, помочь никто не может!
Матвеев очень гордился своим умением работы с синусной линейкой и выучил меня этому. Кроме него этим умением из слесарей не владел никто, я на общественных началах помогал всем настроить линейку, если наступала необходимость Ничего хитрого и я вызвался помочь Нине.
-Вот, смотрите! От того размера вычитаем вот этот, итог делим вот на этот. Получаем тангенс угла. По таблицам Брадиса определяем угол, по тем же таблицам находим синус угла. Синус умножаем на базу подставки, находим высоту столба мерных плит и дело в шляпе! У Вас есть карандаш и таблицы Брадиса?
Нина хлопнула руками по ляжкам: -“Ой, нет у меня нечего! А ты совсем матом ругаться не умеешь?” Я оторопел: -“ Вообще-то умею! А какой толк от мата в этой ситуации!?” Нина: -“Вежливый мальчик! Люблю таких!” Договорились, что я иду к технологам за таблицами и карандашом, а Нина дорабатывает деталь, которую мне всучил Фазыл. Что меня поразило: Нина вручную сняла со станка синусную подставку, вес которой превышал 60 кг., без всяких видимых усилий! Нина с моей помощью обработала первую деталь на подставке, выяснилось, что таких деталей больше десятка. В углу, где стоял станок Нины, было темновато. Мы взяли все необходимое и отправились в слесарный участок, решили расчеты сделать там.
Тут надо пояснить, что задумал Фазыл.Такая колоритная женщина, какой была Нина, имела очень независимый характер и признавала указания только Бориса Ивановича и начальника цеха. Указания других выводили ее из себя, она орала на самозванного указчика, не стесняясь в выборе выражений. Увидев меня целым и невредимым в сопровождении абсолютно спокойной Нины, Фазыл выпал в аут. Деталь оказывается, он всучил мне уже готовую к сборке, в надежде, что Нина откажется от ее доработки, поскандалит, потешит народ. А так, готовая деталь была загублена. Это привело к срыву срочной работы, Фазылу досталось на орехи. С него вычли стоимость детали и урезали месячную премию на 50%. А Нина за два дня освоила синусную подставку.Оказывается, она работала на совершенно новом станке, его еще в цехе толком и изучить не успели, используя процентов 20-25 его возможностей. Не производилась даже настройка конечников хода стола, Нину напугали дороговизной станка и она поначалу была против всяких его переналадок. Только с разрешения начальника цеха она начала делать то, что должна была и делать. Я не шлифовщик, всего лишь ученик слесаря, мог подсказать очевидное каждому, что лежало на поверхности.
Вот это очевидное я пытался донести до сменщика Нины-Виталия, они между собой не разговаривали. Виталия на работу возили в “воронке” из КПЗ, где он отсиживал 15 суток за мелкое хулиганство. Левый его глаз украшал огромный синяк, которым его наградила Нина за попытку “поучить” жену, которая доводилась ей родной сестрой. Участковый, свидетель драки, оформил его отсидку через суд. Моя попытка вмешательства Виталию не понравилась, он мне заявил, что отца сексу не учат и без сопливых скользко, указал мне куда идти. Я повернулся, пошел к себе, а он запустил в меня огрызком яблока. Попал он в затылок, довольно чувствительно, я решил с этим недоумком не связываться. Попадались в жизни и такие “Виталии”, на протянутый кусок хлеба отвечающие камнем из-за пазухи. На другой день у Виталия был синяк и под правым глазом: Нина сидела в конторке мастеров и видела его меткий бросок в меня, взяла его за руку, вывела из цеха и врезала.
А Нина поставила рекорд, согласно нарядам , утвержденным расценкам, ей причиталась зарплата более 250 рублей, когда и 200 редко кто получал по цеху! Нину вызвали к начальнику цеха, попросили объяснений. Та попросила вызвать меня, мы вдвоем объяснили причину феномена. Нас отпустили, а в кабинете начальника совещание продолжили. Было решено для работающих на новом станке установить новые расценки, а чтобы не обидеть Власову, технологам от ее и моего имени поручили написать рационализаторское предложение. Написали, вызвали чтобы мы его подписали. Я отказался, искренно полагая, что никакой заслуги за мной нет. Не я разработал таблицы Брадиса и способы решения прямоугольных треугольников, не я придумал синусную подставку, а наладки станка описаны в его техническом паспорте. Насели, заставили подписать: цеху надо было выполнять план по количеству рацпредложений и рационализаторов. Вышел я из кабинета начальника с чувством неловкости и стыда, лицо горело. И на следующий день пришел на работу в подавленном настроении, казалось, что весь цех знает о моем плагиате и посмеивается надо мной. Успокоил Матвеев: показал мне закон о рационализации, согласно которому моя с Ниной работа с этим станком признавалась рационализаторской. Получили каждый свыше 150 рублей, хорошие по тем временам деньги! Вышел из больничного Титов, он освоил и обучил шлифовщиков всем возможным работам на этом станке.

Магнитная синусная подставка, на такой шлифовала детали моя героиня.
Магнитная синусная подставка, на такой шлифовала детали моя героиня.

Паралельно с этой историей развивалась другая. Месяца за 3-4 до моего прихода на завод, один из начальников цехов, напившись до чертиков в своем кабинете, выбежал в цех в чем мать родила. Его отловили, вылечили от алкоголизма. Вылеченного вернули на завод на перевоспитание. В то время таких уволить практически было невозможно. Человека вернули, его место уже занято, бывшего начальника направили в наш цех и определили диспетчером. Когда Титова уложили на больничную койку, его назначили временно исполняющим обязанностей (ВРИО) начальника участка. Происшедшие коллизии привели к тому, что у него на все сто пропало чувство юмора, а способность обижаться с и без повода выросла на 10 тысяч процентов. А такие умудряются загонять сами себя в смешные и неловкие ситуации. ВРИО подошел к Власовой, а та в это время подняла и установила на станок заготовку весом свыше 100 кг! вручную.

-Товарищ Власова, а вы знаете, какой вес разрешается поднимать женщинам по технике безопасности?!

–Стоя 20 кило, лежа 120!

- Я Вам запрещаю поднимать заготовки на станок вручную! Возле станка стоит кран, поднимайте и снимайте только им!

- А ты сам попробуй поднять этим сраным краном! Сколько времени пройдет! Вручную быстрее! У меня трое короедов! Ты их будешь кормить?

Произошла перепалка, в результате которой ВРИО оформил заявление в районный народный суд на Власову за оскорбление. В суде бумага полежала, дошла по инстанции до председателя суда, тот наложил резолюцию: “Рассмотреть на товарищеском суде по месту работы сторон.”Эти товарищеские суды-изобретение Хрущева. В цехе в свое время он был избран и забыт. Но поступила бумага, надо было реагировать. Выяснилось, что председатель цехового народного суда ушел на пенсию. Один из двоих членов работал начальником другого цеха. Второй член, тот самый Виталий с двумя синяками, сидел в КПЗ.

Созвали собрание в красном уголке, выступил председатель профкома завода. Начал с исторических решений ЦК КПСС, закончил тем, что никакой цех никак не может обойтись при строительстве коммунизма без товарищеского суда. После него взяла слово председатель профкома цеха. Предложила численный состав из трех человек. Проголосовали единогласно. Не сомневаюсь, что собрание было подготовлено загодя, кандидатуры намечены. Но, ради проформы, все же спросила: -“Какие будут предложения по кандидатурам?” Далее она собралась произнести: -Ну, если нет предложений, мы тут посоветовались”...- и зачитать заранее составленный список. Но тут подняла руку Нина Власова.

- Я предлагаю председателем суда избрать Борис Ивановича Титова- он справедливый мужик! Членами- вежливого мальчика, как его фамилия-то? И себя, я тоже за правду и справедливость!

Два председателя пошептались и пред. завкома отклонил самовыдвижение.

- Видите ли, товарищ Власова, нельзя выдвигать свою кандидатуру!

- Нельзя так нельзя! Тогда надо выбрать Асю Ахунзянову, мировая девка!

Опять “единогласно”, мы заняли свои места, председатель цехового комитета шепотом объяснила нам ситуацию, а тем временем председатель завкома занимал публику отчетом об использовании заводского дома отдыха. Борис Иванович встал и объявил первое заседание суда открытым. Сказал, что народный суд направил на рассмотрение товарищеского жалобу на товарища Власову и зачитал ее содержание: “довожу до Вашего сведения, что при исполнении моих обязанностей, гражданка Власова, шлифовшица цеха №11, нанесла мне оскорбление. Она сказала: -“Пошел ты на три буквы, где ёлки с шишками.” Прошу принять меры и наказать гражданку Власову”. Не успел Борис Иванович закрыть рот, как встала Нина и во всю мощь своих легких завопила.

- Не виноватая я ни в чем! А этот-мало что зануда, да ещё глухой! Я тебе что говорила, а?! Сказала русским языком: пошел ты на три буквы, в лес где ёлки с шишками! В лес! В лес! В лес!

Товарищесский суд судит Афоню за купание в фонтане.
Товарищесский суд судит Афоню за купание в фонтане.

Публика грохнула смехом, а Нина, пылая праведным гневом, пошла к выходу. Остановить её никто не пытался: невозможно остановить рассерженный танк! Власова дошла до двери, приоткрыла её, повернулась в сторону ВРИО и прокричала: -“ А этот, зануда, пускай у себя на @ю грибы собирает, раз у него там ёлки с шишками! А я его туда не посылала! Теперь у меня весь цех в свидетелях!»

Это было первое и последнее заседание товарищеского суда нашего цеха.