Так и не явился на свадьбу, опозорил семью невесты

Такая горькая забава была в Карпатах: молодая сидела за столом без жениха, а гости веселились, пили, танцевали! Это же унижение, стыд пришлось пережить восемнадцатилетней девушке!

Сразу после выхода публикации как-то в командировке женщины даже поинтересовались: а правда ли это? Конечно же, правда, и горькая. Ведь историй не придумываем – так, как придумает их жизнь. Просто из этических соображений ни тогда, ни теперь не называем села и настоящего имени невесты. Родители причитали, как на похоронах. Кто бывал на карпатских многолюдных свадьбах, знает, что здесь особо придают значение обычаям, которые передаются из поколения в поколение.

В субботу новобрачные, каждый отдельно, в своих домах гуляют свадьбу, а уже в воскресенье молодой забирает жену из родительского дома и везет к себе домой. – А еще в пятницу вечером, перед свадьбой, к невесте сходятся невесты, приезжает молодой, чтобы по традиции шить свадебный венок, – рассказывала Дарья пять лет назад. – До поздней ночи мы ждали жениха, но он так и не приехал. Я стала плакать, и мужчина, которого пригласили на видеосъемку, успокоил: «Собирайся, ничего нет страшного. Немного опоздает, попросит прощения, может, что не так, может, провинилась». И я со своими дружками поехала к молодому. Там нас никто не ждал, ибо ни одно окно не светилось – уже легли спать, как в обычный день. Правда, на стук вышли и сказали: «Мы не идем на свадьбу и его не пускаем». В один голос говорили, я все допытывалась, чего не приедут. А они думали, что мы не будем свадьбу гулять, потому что за месяц до бракосочетания молодой меня предупредил, что они ничего для свадьбы не делают. Но не сказал, что не будет жениться!

Поэтому мы ничего не заподозрили и готовились, ведь не могли отказать 400 людям, музыкантам, кухаркам – за все было заплачено. Его мать сказала: «Если она хочет, пусть свое отгуляет свадьбу. В понедельник мы ее ждем. Если от ребенка отказывается, пусть принесет нам». Тогда я и молодой пошли в другую комнату, чтобы поговорить наедине. Он плакал, говорил, что и меня любит, и нашу будущую малышку, но на свадьбу прийти не может. Я ему пообещала, что не увидит ни меня, ни ребенка. С тем и поехали домой.

В субботу утром, когда музыканты играли людям «здравствуйте», в доме Дарьи причитали, как на похоронах. Родители со слезами благословляли молодую в белом платье невестку. Гостей любезно приглашали, угощали, они веселились, пели – ничто не напоминало, что на самом деле никто не женится. Дарья говорит, кто-то из семьи знал об этом, а другие и не догадывались, потому что в субботу молодой забирает невесту на венчание, в фотосалон, куда едут близкие, и возвращается к себе домой.Чтобы молодая не сидела среди этого веселого шума, ее с дружками повезли к горному водопаду в соседнем селе.

Как-то субботу вся семья пережила, а на следующее утро все-таки ждали жениха: вдруг одумается? Однако Дарья уже не надеялась на это. И была права. И в воскресенье гуляли и пили без молодого, и колача (святой хлеб) не делили, потому что гости уже поняли: творится что-то не то. Об этом еще долго Дарье напоминал венок, которым в Карпатах украшают ворота дома, где была свадьба. Его не снимали целый год, потому что такая традиция. Почему так произошло, девушка не понимала.Это была ее первая любовь, незабываемые нежные встречи, которые длились год и должны были закончиться свадьбой. Все было хорошо, пока она не забеременела. Ее папа тогда упрекнул будущему зятю: «Ты не сможешь содержать семью, зачем было детей делать?» – Жениха это больше всего раздражало: как так, что он никто? – вспоминает Дарья. – С того времени все и началось. Он был как ребенок, хоть и 20 лет, однако жил умом своих родителей. Они говорили, что мои им будут руководить, потому что не знали, что нам вообще должны были дать отдельную квартиру. Меня раньше хотели за невестку, он меня очень любил, хотел жить со мной, но что им сделалось?

Правда, Дарья вспоминает, что тогда еще супруг запретил ей быть на школьном выпускном вечере, говорил, чтобы жила в его доме, потому что, мол, не знает, ходит она в клуб или нет. Когда лежала в больнице на сохранении целый месяц, лишь раз ее навестил, оправдывался, что зарабатывает деньги. А во время очередного спора даже поднял на нее руку. – Будто чувствовала что-то не то. Но все шло к свадьбе. А еще такого не было, чтобы жених не приехал. Не закралось сомнение и тогда, когда он сказал свою свадьбу. Теперь бы на этот ум – я бы иначе на все смотрела. Может, и к лучшему, что так произошло, потому что это было бы не жизнь. Это ненадежный человек. Кто знает, что бы еще мог сделать? Выйдет когда-то замуж, Дарья не загадывает: ее страшит даже сама мысль об этом. Поэтому живет со своими родителями и очень радуется, что у нее есть ребенок, которого любит больше всего.

– Хожу в церковь, – говорила нам на прощание молодая женщина, – молюсь и прошу Бога, чтобы с дочерью такого не случилось... «Суженый» имеет жену и сына. И вот, спустя пять лет. Осторожно интересуюсь, как сложилась ее судьба за это время. – У меня все хорошо, – радостно произнесла. – Два года назад я вышла замуж. – Может, сошлись с тем женихом? – вырвалось у меня. Мой муж на восемь лет старше. С ним познакомилась в рабочих вопросах, когда моему ребенку был годик. Свадьбу мы не делали. Очень ладит с моей дочкой, а ей уже десять. Он заменил ей настоящего отца. А как живет тот, кто так опорочил честь девушки, опозорил и ее, и родителей перед людьми? Не делал попытки сойтись снова? Как оказалось, ни разу даже не дал о себе знать. Правда, женился сразу, имеет сына. Люди рассказывали, что с женой, к которой, как и полагается, на свадьбу приехал, жил не очень хорошо. А Дарья переводил: мол, сделал большую ошибку и хотел бы вернуться, и знает, что она его не простит. Дарья вместе с родителями и родными братьями растили девочку, радовались ее первыми зубчиками, первыми шагами, первыми словами...

Прошло десять лет, а родной отец ее даже ни разу не видел, никогда не поинтересовался ее жизнью. Поэтому Дарья не хочет и вспоминать о нем, поэтому ни у людей, ни у знакомых не спрашивает о его делах. И хотя дочь знает, кто ее папа, тоже наотрез отказывается слышать о нем.