Позывной "Макс". Орден

– В общем, дело было так: Сашка Максимов, прапор-технарь из танковой роты, в общем, прикольный мужик. Ну, здоровый такой, с кучерявыми волосами! Ну за это его Максимкой прозвали, ну кино ещё такое было, помните, да? – получив утвердительные кивки головами, старшина продолжил: – Ну, вот, создали бронегруппу из десяти танков ПэТэх (ПТ-76), тридцати «бээмдэх» (БМД) и перебросили под «Бессмертную крепость». Так вот, попал в эту группу, как самый "толковый технарь всех времен и народов" и Макс.

Вот представьте теперь, что наступила ночь. А теперь попробуйте сходить по нужде на войне, ночью, да еще и в слякоть! Не дадите соврать, что впечатление не приятное, согласитесь? В обозначенное отхожее место без фонаря, не наступив на заложенную товарищем «мину» вряд ли попадешь! Да и попробуй «мину» отличить от грязи! Согласитесь, есть вариант «вляпаться», а потом еще и отмываться от запаха как? Проблема! Вода ведь только «для попить»! Однако, и из этого положения есть выход! И его практиковал Макс по полной схеме!

В танке ПТ-76 конструкторы предусмотрели аварийный люк для выхода экипажа при чрезвычайных обстоятельствах. Макс называет его с гордостью: "Люк Героя!" Так вот, оказывается, танк это не только грозная боевая машина в умелых руках, но, если надо, то и прекрасный, теплый, да еще с освещением, всепогодный туалет в полевых условиях! Хотя ПэТэха какой, нафик, танк? Старый плавучий чемодан с тремя потенциальными смертниками, да и только.

Ну так вот, дорогу до танка найти не сложно, ведь колею от гусениц, как-то не совсем принято у танкистов заравнивать, да и дорожка за день экипажем протоптана основательно, чисто на ней, даже в слякоть, и если постараешься, то туфлей не испачкаешь.

Тема такая: залез в танк, включил дежурное освещение, оправился в тепле по большому и можно смело возвращаться к месту отдыха, а то, если «в кайф», и понаблюдать в оптику за горизонтом. А стало дурно пахнуть в башне, да не проблема! Есть работа экипажу! Мол: "Братья мои, меняем основную позицию на запасную, пора поработать, однополчане!" Примерно такой инструктаж проводил Макс для своего экипажа, заметим, что экипаж ПТ-76 состоит из трех человек, ну и, естественно, командир, он же Макс, в этой процедуре, по своим, командирским причинам, принимал участие в рытье окопа не совсем активное. И что тут делать? Приказ! Надо выполнять! И нет проблем… есть новый туалет на новом месте и ходить туда можно до тех пор, пока горка фекалий не начнёт мешать закрываться "Люку Героя" и в "салоне" не начнёт пахнуть дачным тубзиком.

И вот, как-то, в очередной раз, приспичило до-ветру Максу. Ночь. Слякоть. Но дорога-то знакома, колея, однако. Очертания тубзика видно отчётливо на фоне ночного неба. Выгнал дежурный экипаж "на покурить", ибо в башне "это не рекомендуется категорически"! Залез в башню, тепло, светло, "пулеметная лента" (это туалетная бумага на армейском жаргоне), горит дежурное освещение – в общем, полный космос. А чтобы аккуратно присесть, решил слегка придержаться за механический спуск пушки, а попросту за "грушу", которая предназначена для производства выстрела из пушки в ручном режиме. Ну, а на войне, как на войне, сами знаете! Действуй по боевому! Патрон в патроннике, снаряд в казеннике, чтобы не тратить время на заряжание оружия, а стрелять сразу, по супостату. Конечно, и в этом случае снаряд находился в стволе пушки. Макс решил по удобнее присесть… поскользнулся ли, или просто нечаянно, но дернул все-таки за эту "грушу" и… Выстрел! Твою дивизию! Испугался слегка: "Ща достанется"… Заряжает пушку и следом бахает второй и третий!

В лагере тревога, легкая паника и вопли командира бронегруппы, кто стреляет? Мы-то с вами в теме, что это Макс в туалете спотыкнулся. Ну, естественно, тревога! Экипажи в два часа ночи по машинам попрыгали! Потом разобрались, конечно.

– Макс, зачем стрелял? – наехал на него командир, а он в ответ:

– Мой экипаж сегодня дежурный! Так я это, на всякий случай, втащил троечку, осколочными, для прогрева ствола! – с умным видом доложил Максимов, но мы-то знаем, что по чём.

– Идиот?! – ругался командир.

– Меняй позицию! И закипела работа. И вот тебе на новом месте, к утру и новый туалет.

А к обеду, батюшки! Командующий округом на бэтээрах со спецназом. А Макс в это время в танке: открутил крышку трубопровода ФВУ (фильтро-вентиляционное устройство), которое вмещает грамм пятьдесят жидкости, уселся на место механика-водителя, ибо оно самое удобное, откинулся в кресле, достал из боеукладки припасенную бутылку "Вермута" и только хотел "зарядить" перед обедом, а тут Командующий:

– Кто стрелял ночью?

– Прапорщик Максимов!

– Какой такой Максимов? Где он? А ну-ка, ко мне его!

Прибежал посыльный, постучал по броне:

– Товарищ прапорщик, Вас там Командующий зовет! Зло-о-о-й, сука!

Макс "выпал в осадок", "Вермут" в сторону: "Все! Капут! Пропал! Наверно, "замочил" своих вчера и теперь конец! Посадят теперь, "ёксель-моксель"! Чуя не доброе, Макс лицо и руки быстро в масло, раз! Типа, работает!

– Товарищ генерал! Прапорщик Максимов по вашему приказанию прибыл! – на дрожащих ногах, доложил Макс. Грязный, черный как негр, только зубы белые! В полной боевой раскраске: в шлемофоне, с автоматом, в разгрузке! Ну, настоящий африканский наемник.

– Молодец! Ай, молодец, танкист! Хорошо стреляешь, прапорщик Максимов, – и орден "Мужества" ему на грудь прикрепил. – Поздравляю! – и руку ему пожал .

– Служу Отечеству! – с выпученными от удивления глазами дико проорал Макс.

Оказывается, заприметил нашу бронегруппу отряд бродячих бандосов и, по сумеркам, подтащили метров на триста три СПГ-9 (станковый противотанковый гранатомет) и боеприпасов ящиков пять. Решили устроить небольшую панику в наших рядах. Да не тут-то было! Максу приспичило до ветру в это время, он просто решил справить нужду. Три воронки и вокруг трупы супостата, раскиданные боеприпасы и искореженные СПГ украсили утренний пейзаж…