Позывной "Стяпанна".

03.08.2018

… Без особых усилий и потерь, с криками «Ура-а-а-а-а!», «Банзай!», «Кто не спрятался, я не виноват!», три штурмовые группы батальона с приданым танком ПТ-76, парой БМД-1 «обильно полив из всего, что стреляет» назначенные объекты атаки и близ расположенные здания, закрепились в поселке в километре от начала города, тем самым выполнили задачу дня... Офигеть, штурмовой отряд получился чуть больше тридцати человек, который в последствии уместился, почти весь, на танке ПТ-76!

…Если действовать за «бандосов», то я бы выставил небольшие засады на путях выдвижения штурмовых групп, поставил ночью противотанковые мины на дороге с горы и противопехотные мины-растяжки в огородах, ну на крайний случай, гранаты-растяжки, но этого, почему-то, не было сделано, скорее всего, этих изделий у них попросту не было...

...В общем, задача выполнена. Без потерь. Закрепились. Расставили посты наблюдения. Ну и естественно, поступили к обследованию занятой территории и близ стоящих зданий на предмет обнаружения вражеских лазутчиков и военных трофеев в виде схронов оружия и боеприпасов. Минут через десять заходят на кухню дома командир взвода старший лейтенант Олег Неверов и командир танковой роты капитан Валера Гунько:

– Во, трофеи! Идём, значит, а тут под листом железа булькнуло! Ну, попрыгали на нем… Точно - булькает! Ну и вот, – с довольными улыбками ими на стол были выставлены четыре бутылки «Вермута».

Ещё минут через двадцать из подвала донеслись глухие удары, так как ломали стену кувалдой, снятой с танка и чуть позже, победный крик: «Ура-а-а!». Ещё минут через десять в импровизированном штабе батальона появился мешок водки и мешок коньяку производства завода «Чечен-Ингушвино» 1982 года выпуска в «бескозырках», где-то, бутылок под шестьдесят.

– Командир! Я же говорил, что у меня нюх… Ещё не родился тот человек, который от меня сможет спрятать «зелёного змия», – с довольной улыбкой Валера разложил всё это «добро» на свежей простыне двуспальной кровати, ласково укрыл одеяльцем, пригладил сверху, потянул по углам. Красиво, однако!

В огороде валялась и подлежала немедленной разделки «свежеубитая вражеская корова, которая самым наглым образом, вела разведку в наших боевых порядках, с целью передачи особо важной и совсем засекреченной информации «бандосам», пряталась за постройками, грозно мычала и наводила ужас на штурмующих и, тем самым, ставила под сомнение выполнение приказа – сходу овладеть сельским поселением и закрепиться! За это стала первой жертвой, исключительно по закону военного времени, старшего стрелка-пулеметчика ПКМ с позывным «Трах-тур», который после неудачной попытки «взять её в плен», длинной очередью из вверенного оружия «сделал из неё дуршлаг»! (из объяснений командира отделения сержанта Сергея Иванова). Для изготовления из неё «деликатесов» сразу нашелся повар из московского ресторана «Прага», а для разделки – мясник с рынка «Центральный» г. Липецка...

Вот и все трофеи. Схронов с оружием не найдено. «Бандосов» нет. Мирные жители покинули село. Дома пустые. Магазинов поблизости нет...

… После подведения итогов дня в штабе бригады комбат соседнего батальона Саня сказал, что к нему сдался в плен «вражеский курятник» в составе отделения, и он готов поделиться пленными. Я, в свою очередь, готов был поделиться «трофейными снарядами». На том и порешили...

...В мой штаб Сергей Габдулин притащил трёх Саниных трофейных куриц: – Да-а-а-а! Хорош у тебя «склад боеприпасов», однако! – приподняв край одеяла, Сергей присел на край кровати, задумался.

– В какую тару отгрузить-то? – почесали затылки.
– В руках много не унести, а брать две… это потом опять приходить! Тем более, что вчера ночью вражеский снайпер воткнул пулю в голову бойцу соседнего батальона, который неосторожно закурил сигарету и, почему-то, прямо в проёме окна.

В соседней комнате пулемётчик «Трах-тур» пристроил в окно с мешками пулемёт ПКМ с заряженной лентой, рядом – два деревянных ящика с боеприпасами.

ВО! Осенило! Сергей вытряхнул цинки с патронами на пол и ловко уложил в него четыре бутылки водки в ряд и две коньяку сверху, закрыл крышку. Наши люди разработали упаковку-то!!! Не больше, не меньше, а как раз! Вот тут-то я и узнал какую, оказывается, очень полезную тару жгли в костре, и отдал приказ категорически этого больше не делать, а все пустые ящики из под боеприпасов складировать, пригодятся ведь...

… К вечеру приехала с горы полевая кухня с готовым горячим солдатским завтраком-обедом-ужином и поваром Степановной.

Она, кряхтя, вылезла из кабины «Урала» и с ходу:
– Во, вы устроились здеся… газ есть, вода есть! Кашу есть никто не желаить? А меня там хенерал загонял… выпить нету, пярловку не жрёть, сука, подавай яму кохве… а я яму где-чё возьму? Пей чай! Не желають! А вы тут курей жрётя, – увидела в углу двора связанных за ноги, барахтающихся куриц.

– Мать вашу, шашлыком прёть – аж на горе слышно! Дайте хуть хенералу чё пожрать, а то помрёть без деликатесу, маскаль, в дышло яго!!! – катались от смеха просто все, от своеобразного акцента и рассказа Степановны.

…– Ятить твою… Ма…трёну! – Стяпанна присела от удивления на стул. Её обзору предстал… стол сервирован хрусталём и свежеприготовленными блюдами… с горящими свечами в середине, рядом грязный как чёрт, «Трах-тур» с пулеметом ПК на ремне… и большим, почти обглоданным мослом в руке. Возле стола с полотенцем через локоть непревзойденный повар московской ресторации «Прага» с позывным «Банивур»:
– Здравствуйте! Что будем пить? – наклоном головы, с улыбкой, он указал на ресторанную коляску, где толпились в куче бутылка «Вермута», коньяк и водка.

– Чяртяки! Ну, чяртяки! Налявай питсят!!! Водки…
– Ну, чаво тута у вас?
– Почки заячьи тушеные, икра заморская баклажанная... – его голос забил громкий смех присутствующих, – а на горячее... новое блюдо «Ночной Гандурас»! От шеф-повара...

Расселись за столом.
– Давай водки всем…

«Банивур» ловко откупорил и разлил по хрустальным стопарям тянущуюся тонкой струйкой, холодную водку из запотевшей бутылки.

– Ну, чтобы… всем, завтра повезло!!!
Выпили. Потянулись за закуской....

– Ну так вот…– Степановна рассказала про командующего операцией, – Вчерась хенерал сел на сярёдку горы на перевёрнутое вядро, достал биноклю и глядить, как вы там у низу бандюков гоняите. Ну я яму чаю на подносе … А он мне: иди отсуда, женщина... у меня здеся командный пунхт… Да пошёл ты… Гля, Наполеон на барабане! Ятить твою мать!!! Ага, а у няго броняжалет, у нас таких-то нету, и каска, как яё… ага, ну схвера эта, автомат вясит… сука, ну прямо один у поля воин!!! Глядел, глядел, ага, жарко штоли стала, узял снял каскю-то и броник и тута рядом поклал, значить, и опять у ету, биноклю зырь… а потома орёть: "Стяпанна, где мой броник!" Офигеть! Значить, пока он за битвой наблюдал… у няго броник, и ищё ету, как яё, схверу… хтой-то раз… и умыкнул… Пипец!!! Таки и не нашли… Про... какал, чмус! На трезвую голову-то... хорошо хуть автомат у руках дяржал...

... а завтра была война, и многим не повезло остаться живыми... Подходил к концу 1995 год...