Казак Я. Халин: дерзкий побег из плена

22.06.2018

Донской казак подхорунжий Яков Андреевич Халин сражался в Восточной Пруссии, в районе Мазурских озер. Там Халин и был взят в плен германцами, окружившими превосходящими силами казачий разъезд, которым командовал Халин. Не сдаваясь, донцы как львы дрались, да сила немецкая была уж очень велика. Их окружили, смяли и привели в германский лагерь. Когда выяснилось, что Халин подхорунжий, немцы вздумали его допрашивать, в то время как остальных казаков куда-то увели.
‒ Ничего не скажу, ‒ заявил Халин, ‒ рубите меня, режте, ничего от меня не узнаете. И помните, живыми казаки у немцев не остаются!
Усмехнувшись, немецкие лейтенанты пожали плечами и распорядились поместить Халина до утра в сарай. А дело было в лютый мороз. Вьюга была снежная и в щели сарая дуло неимоверно. Халин дождался ночи. Слышит ‒ сквозь завывания вьюги ‒ шагает перед сараем часовой. И решил донец уйти из немецкого плена. Вскарабкался он под крышу сарая и видит ‒ крыша-то камышовая. Удача! Проковырял себе отверстие, благо за вьюгой часовому не слыхать шума, вылез наружу, подождал пока часовой подойдет, да как сделал прыжок прямо немцу на голову и свалился. Тот и не пикнул. Халин сдавил ему горло, точно стальными тисками, и задушил. Затем надел на себя каску, взял патронташ и винтовку часового и подался наугад. Так и решил попытаться добраться до своих, а если не выгорит, то лучше сложить голову с боем, чем без оружия подвергнуться германским зверствам ‒ вырезанию лампасов по живому телу. Идет, вдруг слышит впереди окрик дозорного:
‒ Wer da?
‒ Га-га-га! ‒ подражая немецкой гортанной речи отозвался Халин.
Дозорный за шумом вьюги ничего не разобрал и подошел. Этого только Халину и было нужно. Немец и опомниться не успел, как Халин молниеносным ударом всадил ему штык в грудь. Грохнулся дозорный в снег. Путь был свободен. Ровно семь дней блуждал Халин немецкими Августовскими лесами, направляясь к своим шел он больше наугад, опасаясь приближаться к жилью, испытывая невероятные мучения от голода и холода. Наконец добрался, наткнулся на русское сторожевое охранение.
‒ Стой, кто идет? ‒ тревожно остановили его солдаты, благодаря каске и винтовке со штыком-пилой, принимая Халина за немца, ‒ ни с места!
‒ Братцы! ‒ закричал, не помня себя от радости, донец, ‒ я свой, донской казак!
Отшвырнул от себя далеко немецкую каску. Видят солдатики, и впрямь, будто русский. Взяли, доставили по начальству. Там Халин все и отрапортовал. За этот дерзкий побег он, уже имевший Георгиевские кресты II-IV степеней, получил крест I степени.
Позже уже Халин дрался под Осовцом и там же был контужен в правое плечо, спину и ноги.