Уильям Сароян - 60 миль в час

22.06.2018

Главное - не перепутать эту книгу с поздним, начала нулевых, сборником, вышедшим в «Азбуке-классике». Он хороший, но это огромный том, с романами и всем прочим, а нам так много не надо. Я расскажу про старый сборник из 18 рассказов, вышедший в Детгизе в 1958-м.

Мы нашли его в буккроссинге, в прекрасной библиотеке для молодежи на Преображенке. Мы ехали оттуда на дачу к другу, и мой младший, Глеб, запойный книгочей, ужасно обрадовался: в библиотеку мы не записались, а читать ему в электричке было нечего. К конечному пункту, через полтора часа, он ее прочел всю, от корки до корки.

Сарояна я люблю, и очень. Во-первых, за усы. На всех, особенно поздних фотографиях он весьма и по-хорошему усат. Во-вторых, это писатель, невероятно любивший жизнь и мир, в котором он жил. Иногда мне становилось страшно от этой любви, и я откладывал «Человеческую комедию», например. Или "Историю Весли Джексона". А почему? Потому что мы сегодняшние не умеем так любить себе подобных. Мы готовы разорвать друг друга на куски за самую идиотскую глупость, за дурацкую оплошность, за неосторожное слово, за черт знает что вообще. А Сароян писал рассказы так, словно мир и впрямь, безусловно прекрасен, и все можно преодолеть, а нет — так пережить, и проза его, домашняя, улыбчивая, трогательная, умела плакать и горевать, но умела и радоваться навзрыд.

18 рассказов, собранных и переведенных Львом Шифферсом, полунемцем, полуармянином, бывшим дипломатом, переводчиком и отцом известного театрального режиссера-мистика, ровно такие. Теплые, живые, очень человеческие. В них вельветовые штаны, к примеру, отданные дядей, становятся для 14-летнего героя поводом для долгих и непростых раздумий; любовь к дочке богача, овладевшая другим героем (а может, тем же самым), становится похожа на порванные связки на ноге, а третий герой (или опять тот же?) увольняется с работы из солидарности с уволенной бухгалтершей, а мальчик, впервые пошедший в школу, возвращается домой с ощущением прекрасного нового мира и первой влюбленностью... Да что я вам рассказываю? Это как у Сэлинджера: расскажешь все, и у тебя ничего не останется.

Мне еще нужен мой Сароян.

PS. Опять забыл про возраст. Глебу моему было десять, когда он проглотил этот прекрасный сборник. Прочитав его, я покачал головой — многие рассказы нынешний 14-летний не осилит! Так что совет такой: сперва прочтите сами, а потом сами и решайте, когда давать или там советовать, или как у вас принято, не знаю.