Хороший день, чтобы стать независимыми. Часть II.

В начале 1822 года некоторые восставшие греки почувствовали необходимость в координации своих действий и создании какого-то центра управления революцией. Тогда, 22 января, неподалёку от чудесного городка Эпидавроса, сошлось Первое Национальное Собрание греков из 67 депутатов, провозгласившее независимое от Османской Империи Греческое Государство и утвердившее до окончания войны с турками Временное Правительство Греции, а также Законодательный Корпус, в председатели которого избрали младшего брата Молдавского князя Александра Ипсиланти – Дмитрия. Однако он практически сразу отказался от этой должности, а вожди клефтов – Теодорос Колокотронис и Одиссеас Андруцос, а также глава крупнейшего майнотского (южногреческого средневекового мафиозного) клана Пелопоннеса Петрос Мавромихалис послали Временное Правительство куда подальше, сказав, что подчиняться белым воротничкам они не собираются.

Сцена боя грека и турка кисти Эжена Делакруа.
Сцена боя грека и турка кисти Эжена Делакруа.

Тем временем началось восстание греков в Македонии, где местный турецкий губернатор решил действовать жёстко и, в лучших традициях межрелигиозных войн, отдал приказ перерезать всех христиан восставшего городка Ниостос и, в итоге, было расстреляно около 5000 мирных жителей. Весной османский флот начал наводить порядок на островах, а июле 1822 турки знатно дали султанской законности грекам из городов Пета и Сулиота, заставив их бросить свои дома и укрыться в горах. Всё это заставило буйных клефтов наконец-таки заткнуть куда подальше свою гордыню и объединиться с остальными повстанцами в борьбе с турецкими властями.

Так, в начале 1823 года греки вновь попытались создать некий прообраз будущего государства, созвав Второе Национальное Собрание в городе Астрос. На нём, помимо прочих, присутствовали всё те же лица: клефты Колокотронис и Андруцос, майнот Мавромихалис, князь Маврокордатос, а также обладавший хорошими дипломатическими навыками деятель Георгиос Кундурьотис. И, поскольку из всех полководцев греческого восстания Теодорос Колокотронис был лучшим, его выбрали в верховные главнокомандующие Пелопоннеса и вице-президентом Временного Правительства Греции, что ему крайне польстило. Почувствовав власть, Колокотронис стал выделываться, трясти своим длинным мушкетом, бравировать усами и кричать на других членов Совета, в том числе председателя исполнительного совета Временного Собрания Петроса Мавромихалиса, которого многие считали эдаким «Крёстным отцом» Пелопоннеса, и на председателя законодательного совета Георгиоса Кундурьотиса. Мало кому нравилось поведение старого солдата, не знающего слов любви, и его отправили в принудительный отпуск, на остров Идра, сняв со всех должностей и приставив вооружённую охрану, чтобы не сбежал. Тем не менее, Теодорос и в заключении нашёл, как себя развлечь. На небольшом островке Идра он отыскал монастырь, и весь период своего заключения развлекался с монашками, от одной из которых у него родился сын Панос, будущий генерал Греческой армии.

Кундурьотис же, сумев привлечь английских инвесторов в новый супер-проект «Греческая Республика», возглавил Временное Правительство и занялся рекламой нового продукта. Вскоре во всей Европе появились общества любителей Греции, готовые жертвовать на борьбу греков с турками солидные суммы. Среди таких филэллинов был и поэт Джордж Гордон Байрон, умерший в Греции в 1824 году. В этом же году, к слову, Османская Империя прибегает к помощи египетского флота, однако в битве при Наксосе греки разгромили соединённый египетско-турецкий флот, используя маленькие корабли с легковоспламеняющимися материалами, которые они направляли во вражеские эскадры.

Прибытие лорда Байрона в Грецию.
Прибытие лорда Байрона в Грецию.

Так, с огоньком, в Греции встретили 1825 год. Пользуясь тем, что главы восстания до сих пор грызлись друг с другом за то, кто же должен руководить парадом, египетско-турецкий полководец Ибрагим-паша высадил на Пелопоннесе, недалеко от портового города Наварин 12 000 своих солдат и разбили армию князя Маврокордатоса. После этого греки уже окончательно, твёрдо, железобетонно решили объединить свои усилия в борьбе с турками. Для того, чтобы все были довольны, Колокотрониса оторвали от монашек и вернули на Пелопоннес, поставив во главе десятитысячного повстанческого войска (естественно, недоволен был только Колокотронис). Бравый клефт и завсегдатай островных монастырей смог выбить турок из будущей столицы Греции – Нафплиона, но потом терпел поражение за поражением. К началу 1826 года почти весь Пелопоннес был захвачен османами, и сопротивление перешло в Западную Грецию. Весной 1826 года турки окружили греческий гарнизон в городе Месолонгион. Не желавшие сдаваться в плен солдаты, когда поняли, что сопротивление бесполезно, взорвали себя в оружейном складе, а турки, войдя в город, устроили резню мирного населения, перебив около 4000 горожан. После этого Ибрагим-паша был назначен правителем Пелопоннеса и твёрдо решил истребить греков. Были захвачены Афины и греческие войска, под командованием французского полководца-филэллина Оливье Вутье укрылись в Акрополе, откуда продолжали обороняться.

Греки голодали, умирали в боях с турками, женщин и детей в захваченных османскими войсками городах насиловали, убивали и продавали в рабство в Африку. Войны в Западной Греции, которые вёл с Ибрагимом-пашой Колокотронис, не были победоносными и потихоньку у греков возникал синдром утёнка. Все эти тяжелейшие испытания, выпавшие на долю эллинов, не на шутку будоражили просвещённые умы Европы. Из-за огромного количества пожертвований, не только от частных лиц, но и от крупных компаний и банков на дело греческой революции, европейская экономика терпела реальные убытки и на политической кухне уже строились планы по скорейшему решению греческого вопроса.

Резня в Хиосе. Эжен Делакруа.
Резня в Хиосе. Эжен Делакруа.

В 1826 году три крупнейшие державы того времени – Великобритания, Франция и Россия, собрались в Лондоне и решили историю с греческой независимостью прекращать. К восставшим отправили иностранных наблюдателей-консультантов, которые стали пытаться примирить враждующие партии (а точнее – предпринимать попытки договориться с Колокотронисом, чтобы он, наконец начал сотрудничать с Временным Правительством и перестал посылать всех к аллаховой матери, занимаясь самоуправством и губя солдат почём зря), а также разрабатывать проекты по урегулированию греко-турецкого конфликта.

В 1827 году, стараниями иностранцев, было созвано Третье Национальное Собрание и утверждена-таки, наконец, с Божьей помощью, Гражданская Конституция Греции. Правителем Греции на этом собрании, сроком на 7 лет, был избран уже известный нам член клуба анонимных революционеров и бывший министр иностранных дел Российской Империи граф Иоаннис Каподистрия, который, правда, в это время в Греции отсутствовал и прибыл туда только после Наваринского морского сражения. Оно стало реакцией османского Султана на признание Россией, Францией и Великобританией независимости Греческой Республики на конференции в Лондоне. Когда Султану об этом доложили, он подавился рахат-лукумом и, пока аки снег, припорошивая мраморные перилла крытой веранды константинопольского дворца Османов, сахарная пудра сыпалась изо рта кашляющего монарха, Ибрагим-паша собрал у берегов практически опустошённого за полгода усилиями турок Пелопоннеса, египетско-турецкую эскадру. Но уже не только рахат-лукум угрожал здоровью Султана, ибо англо-русско-французский союзный флот разбил Ибргаим-пашу на голову всего за 4 часа.

Когда эта ошеломляющая новость ударила в голову Махмуда II, он приказал закрыть пролив Босфор, соединяющий Чёрное море со Средиземным и начать мобилизацию войск в Молдавии, на границе с Россией, и этим только плеснул в пламя турецко-европейского конфликта увесистую кружку оливкового масла. В апреле 1828 года Российская Империя открыто объявила Османской войну.