Чашка кофе

Все мы живём надеждой на будущее, строим планы, лелеем мечты, но…

- Молодой?
- Да, Алексей Иванович!
- Сгоняй по быстрому, труп оформи. Несчастный случай. Мужик в подъезде упал головой о ступеньку, только что…
- Оперативная группа меняется же, восемь утра!
- Не восемь, а 7.45, наше ещё время, новая группа на разводе. Бегом давай, там не криминал…
- С Толиком, на “дежурке”?
- Тут тебе милиция или таксопарк? - у нас дом 68, а труп в 64, пешком дойдёшь…

Опер схватил папку с бланками протоколов, через минуту он был во втором подъезде соседнего дома. С трупом. На площадке первого этажа двухэтажной “сталинки” лежал молодой мужчина, лет сорока. Голова была запрокинута назад, приоткрытые глаза смотрели в потолок. Крови на площадке не было.
“Готов “- подумал опер, - мужик мёртв, можно не проверять.
Есть в ликах смерти что то неуловимое, позволяющее понять сразу, жив человек или уже нет. Неуловимое подсознательное. Люди, которые часто видят смерть, редко ошибаются в диагнозах. Сотрудники ГАИ говорят, что жертва ДТП часто разувается перед смертью. И это действительно часто так.
Опера видят смерть на чутье. Иногда будто бы кто то посторонний незримо присутствует рядом. Чувствуешь его, не видишь, но уважительно сторонишься. Без боязни как-то. Знаешь, и за тобой придёт, костлявая. Может тоже кто - то из коллег приедет, осмотр с направлением в морг написать.
Да, так же будут спокойны и невозмутимы, думать о своём, а если нет родственников - то и посмеиваться, покуривая.
Помер Максим - да и хрен с ним. Все там будем.
Иногда думаю, зачем я это пишу всем? Ну зачем людям это твоя блевотина, изнанка жизни совмещенная с гостайной? Мир параллельный, не наш, но настоящий?
А не знаю я… Вот так.
Да, много наших ребят уже по ту сторону. При исполнении, покончил с собой, водка, при исполнении, тромб, покончил, водка, рак, инсульт, водка, инфаркт, покончил… повесился, застрелился…
А вы думали, пенсию в 37 государство из любви к сатрапам даёт? Нет, государство не обманешь. Многие и до 50 не дотягивают, экономят Родине военный бюджет.
Ты чего, ментов жалеть предлагаешь? - Я - нет. Мы сами выбрали, знали, на что шли. Вот, мрём. За два года человек пятнадцать закопали молодых мужиков и пару молодых девчонок.
Так что пошумят пенсионеры на похоронах - не было ещё ментовских поминок, какие бы не стали свадьбой, с девками и плясками. Покойный не против - сам такой же.
Так что оплакивать посторонних - слёз не хватит. На своих их нет, слёз этих.
Если где-то человек попал в беду - его тело я мелками обведу…
Чужая смерть…

Над трупом мужчины стояла жена - женщина лет 35. Нет, она не плакала… Сначала не плачут - шок. Человек - робот. Не понимает, что произошло. Осознание придёт позже… Потом слёзы и истерики, но там врачи - обколят. Родственники стакан поднесут.
Опер накрыл лицо покойного его же курткой - ветровкой. Он не хотел смотреть в глаза ушедшего. Он уже там и ему там хорошо. Нелепость. Ошибка. Шок. Языком протокола - несчастный случай.
Высота падения собственного роста. Закрытая черепно - мозговая, она же ЗЧМТ. Возможно, перелом основания черепа - вскрытие покажет. Врачи у нас в морге отличные, не ошибаются. Врачи в морге - оксюморон какой-то. Там лечить уже некого. Но мы уважаем труд друг друга. Врачей зовём уважительно - доктор. Или док, или шприц - это когда вместе не один литр выпили.
- Вас как зовут? - спросил опер у жены
- Таня - ответила девушка.
- Таня, вы соседей своих знаете?
- Да.
- Я сейчас протокол осмотра напишу, позовете, что бы расписались понятыми, хорошо? - сказал опер, присаживаясь на ступеньку рядом с погибшим, - дежурный вызвал… … врача… - выдавил из себя он.
Со второго этажа спускались жители подъезда.
Вот этого не надо…
- Ой, Коленька, ой, что случилось? - запричитали две бабушки - пенсионерки -
Вы скорую вызвали?
- Граждане, проходим, не мешаем работать… - цикнул на них опер
- Вадюх, что у тебя тут - в подъезд забежал эксперт Славик, сгибаясь под тяжестью своего чемодана с оборудованием.
- Слав, человек опознан, сфотографируй, больше для тебя работы нет. Да, и посиди здесь, я осмотр допишу… - буркнул опер эксперту.
-Молодой человек, пойдёмте на кухню, пожалуйста - указала на открытую дверь квартиры Татьяна, вам удобнее будет… И быстрее - было видно, что формальности утомили её.
- Да, конечно, мне от вас объяснение надо получить.
- Пойдёмте, я вам кофе сварю - глядя куда то в сторону, с ноткой обреченности сказала хозяйка.
Опер уселся на маленькой кухне, положив бланк объяснения на край стола.
Уголок бланка, напечатанного матричным принтером на обрезках больничных кардиограмм, упёрся в кофейную чашку в виде розового слонёнка.
- Это он пил, только что - пояснила Татьяна. Он любит эту чашку, нам на свадьбу подарили… На счастье. Любил… - поправила себя она.
Опер не смог поднять на неё глаза, но автоматически тронул рукой чашку. Чашка была…. ... тёплая!
Так, “... Скобелева Татьяна Викторовна, 1970, уроженка, работает, швея, замужем (вдова?), по существу заданных мне вопросов могу пояснить следующее:
Проживаю совместно с мужем, Скобелевым Николаем, детей нет, сегодня утром проснулся, вышел на работу, услышала звук падения, вышла, вызвала милицию, скорую, муж Николай не дышал, зеркальце подносила, да мёртв, нет не было никого, не слышала, врагов нет, откуда враги у механика прокатного стана? - нет, не пил - язва.
С моих слов записано верно, прочитано, подпись…”.
Чашка - тёплая. Кофе ещё не остыл. Вот граница между жизнью и смертью. Всего несколько минут, чашка кофе не успела остыть, а человека нет. Сейчас его увезут в морг. Вскроют. Завтра закопают. Навсегда в землю. Не будет у него детей. Нет.

- До свидания, Татьяна, извините, если что.
- Ничего - выдохнула она, по бабьи опустив руки на подол халата - ни - че - го…
- Слава, пойдём, “ангелы” приехали…

- Доброе утро.
- Доброе.
- Пакетик нужен?
- Нет.
- Вы бы закусить взяли….
- Не надо. Пробейте водку.
Опер высыпал мелочь на прилавок кассы.
“Кофе, чашка кофе. Вот и граница, - вертелась в голове мысль и не отпускала его, - между бывшим и настоящим. Любил, жил, свадьба, чашка розовая со слоником. Танька красивая, молодая. Планы, надежды, мечты. И всё. А кофе так и не остыл - не успел…”
Опер присел на диван, налил водку в стакан и залпом выпил. За помин души, механика Николая. Чашка с розовым слоником... Забыть. Есть живые. Не нужен ты им, ты - “ангел”, серый ангел. Смерть рядом с тобой или ты с ней.

Наступила темнота.