Красный анклав. Глава 11

Центр Специальных Вооружений “30-30”, Уральские горы

Планирование предстоящей операции по взятию под контроль взбунтовавшегося комплекса ОКБ “Электрон-5” было перенесено в штаб-квартиру “30-30” - симбиоз научно-производственной базы экспериментальных и перспективных вооружений и элитного силового блока, состоящего из разведывательных, диверсионных и штурмовых центров под единым командованием. Комплекс был из разряда малых - всего 5000 человек, из которых большинство - гражданский персонал, но его оснащение, боеготовность и значимость были исключительными. Он был контрольным комплексом, на который возлагалась задача тщательно следить за тем, чтобы другие секретные центры строго следовали плану проектов, были лояльны Союзу и не позволяли себе лишнего. Силовики “30-30” имели неограниченное право на вмешательство и полевой суд над лицами, совершившими преступления против Страны Советов. Все эти годы забвения “30-30” как спрут распространял свои щупальца по всей территории бывшего СССР и далеко за ее пределы, постоянно шла вербовка новых людей, внедрение агентов и установка контактов с брошенными на произвол судьбы комплексами, в которых тут же открывались “посольства” и внедрялись офицеры в административный аппарат. Было налажено нормальное снабжение продуктами и материалами, свои люди были внедрены в различные структуры власти и бизнеса современной России. Внутри комплекса действовало строгое разграничение зон влияния - хорошая организация и грамотные руководители не позволили сместить баланс в сторону военной диктатуры и в итоге многие годы каждый занимался своим делом: ученые с инженерами проектировали и производили оружие и технику, “комитетчики” занимались оперативной работой, политикой и обкаткой новых образцов.

Капитан Сергеенко в полном боевом облачении, включая оптико-электронную плащ-палатку, шел по пустынным коридорам КБ кибернетики и комплексной автоматики. Гулкие шаги отражались от бетонных стен - эта часть комплекса была хорошо укреплена и изолирована от других, здесь конструировались и испытывались самые смертоносные образцы вооружений. Проходя мимо одного из ангаров, Сергеенко сквозь открытые настежь створки защитных ворот с интересом разглядывал новую модель бронированного исполина. Это было явным нарушением техники безопасности, но инженеров можно было понять - эти штуки во время работы производят столько тепла, что находиться с ними в одном изолированном помещении было попросту невозможно. Обвитая кабелями махина была немного крупнее стандартного ТАКТа, что еще более ограничивало ее возможности по применению внутри помещений, созданных для людей, однако значительный прогресс рабочей группы по миниатюризации узлов и агрегатов, включая силовую установку, приводы, кабельные магистрали и элементы питания - позволил почти не увеличив итоговые габариты, сделать машину в разы более устойчивой ко всем видам воздействия. Броня стала толще, грузоподъемность выше, следствием чего стало значительное повышение огневой мощи через пересмотр и замену орудийных систем. Теперь машина несла на себе 4 тубуса противотанковых гранатометов, покоившихся на ее спине и способных мгновенно занять места на плечевых пазах для пуска ракет. Автоматическая 30-мм пушка была заменена на более легкий аналог 20-мм, благодаря новому боеприпасу не потеряв при этом в огневой мощи, но увеличив носимый боезапас, тяжелый 12.7 пулемет теперь был спарен с основным орудием, а на освободившейся руке смонтирован съемный ростовой щит, способный защитить машину от кумулятивного боеприпаса. В манжете удерживающей щит руки так же был смонтирован пулемет Калашникова с ленточной подачей из контейнера на спине, в плечи перекочевали дымовые гранатометы от первой модели. Сама машина стала более угловатой, рубленой, еще более хищной. Управлял ею обновленный модуль “Рефлекс-2”, включающий в себя помимо расширенных поведенческих шаблонов еще и канал командного взаимодействия группы машин, значительно расширяющий ее и без того серьезные боевые возможности.
Остановившись, Сергеенко завороженно наблюдал, как машина отрабатывает загруженную запись боевой симуляции. Машина, стоя на поворотном столе с обездвиженным шасси и без боекомплекта, вела незримый бой с противником. То пригибаясь, то укрываясь щитом, то наоборот - водя стволами по невидимым целям - можно было только предполагать, сколько врагов она убивала в этом электронном подобии собачьего сна. Движения были быстрыми и точными, создавали минимум шума - смертоносный робот был грациозен как живое существо в своем смертельном танце.

-Товарищ капитан, добрый день, мы получили заявку на предоставление вам в распоряжение экспериментальной партии новых ТАКТов. Как видите - мы успеваем с подготовкой в срок, осталось проверить еще несколько систем и можно загружать боеприпасы.
-Павел Вениаминович, как всегда отличная работа, многим вашим коллегам стоит брать с вас пример, когда дело доходит до соблюдения сроков.
-Надеюсь наши питомцы послужат вам хорошо, на крайний случай у вас будет дистанционный деактиватор. Мы давно решили эту проблему с работой модуля “свой\чужой”, но никто не хочет повторения трагедии, так что страховка будет не лишней.
-Да, работая с этими штуками хорошо все же иметь кнопку выключения, у меня от них до сих пор мурашки по коже. Давайте еще раз пройдемся по эксплуатационным особенностям и управлению ими перед отъездом, там на месте у меня может и не быть возможности изучить руководство.

Двумя часами ранее Сергеенко присутствовал в штабе на постановке задачи. После изучения всех агентурных сведений и по результатам наружного наблюдения за комплексом “Электрон-5” было принято решение разделить операцию на три фазы: проникновение малого передового разведывательно-диверсионного отряда через пути снабжения с целью установления связи с гарнизоном и выяснения внутренней обстановки, затем диверсия на системы внутренней связи и транспорта, и финальная - блокирование административного сектора с последующей зачисткой. Главное - минимизировать ущерб предприятию и гражданскому персоналу, по возможности обойтись без ненужных жертв. С бунтовщиками следует поступить согласно условиям военного времени прямо на месте - Союз в данный момент не мог себе позволить содержание особо опасных преступников и предателей в исправительных учреждениях. Пока диверсионные и штурмовые группы готовились, тяжелая техника проходила профилактику и загрузку боеприпасов, разведка собирала максимум возможной информации о работе ОКБ “Электрон-5”. Рассматривались различные варианты проникновения внутрь, изучались схемы инженерных коммуникаций, но подобные подземные крепости были созданы для того, чтобы исключить любое проникновение извне. Таким образом оставался единственный рискованный вариант - малой группой проникнуть с конвоем снабжения во внутренние помещения и используя преимущество скрытности нарушить связь внутри комплекса, добраться до командного состава гарнизона и по возможности ликвидировать представителей администрации комплекса до того, как они поднимут тревогу. Миссия была близка к самоубийственной и очень полагалась на случай, однако существовал и план “Б”, для которого Центр в том числе выделил механизированный взвод новых ТАКТов. Время в этом вопросе было очень дорогим ресурсом, так что о более тщательной подготовке не могло быть и речи - пришлось идти на риск. Завершив все бумажные формальности по приемке экспериментальных машин, капитан Сергеенко вернулся в расположение своего отряда для инспекции готовности личного состава.

Окрестности ОКБ “Электрон-5”

Колонна грузовиков медленно двигалась сквозь ночной лес тщательно соблюдая светомаскировку. Усталые бойцы сопровождения сгрудились в кузове головной машины над деревянным ящиком, усыпанном истертыми игральными картами. Машины ехали практически пустыми и по кислым лицам сопровождающих читалось, что это не тот результат, за которым они выезжали из дома. Вооруженный эскорт ехал в первой и последней машинах, рутинная процедура за много лет сильно притупила бдительность, да и промозглая погода не располагала к внимательному изучению темноты ночи. На очередном повороте группа теней отделилась от сумрака и бесшумно рассеялась под тентами лениво ползущих машин. Бойцы спецназа “30-30”, поплотнее укутавшись в маскировочные плащ-палатки, практически невидимые расположились по самым темным углам грузовиков. Приближался въезд в шахту, а там было и до КПП рукой подать.
Конвой без проблем преодолел массивные противовзрывные ворота шлюза и равномерно двинулся дальше вглубь комплекса. Не доехав до стен укреплений, машины свернули на разгрузочную площадку. Через некоторое время после остановки послышались шаги и раздосадованные голоса грузчиков, расстроенных очередным порожним рейсом. Крепкий парень в плотной клетчатой рубахе и рабочем комбинезоне проворно запрыгнул в кузов грузовика, подхватил единственную коробку с грузом и потащил ее к выходу. Уже оказавшись на земле он надолго замер, уставившись в темный дальний угол тентованного кузова. Площадка была хорошо освещена, но в этот угол свет как будто бы не попадал - там царствовала кромешная тьма, столь густая, что она казалась живой и подвижной. Сбросив оцепенение, рабочий подхватил свою ношу и в задумчивости двинулся в сторону складов. В темном углу меж складок плаща медленно скрылось круглое дуло глушителя.
Автобаза располагалась внутри периметра безопасности, туда и направился конвой сразу после разгрузки. Машины, одна к одной, медленно двигались по карантинному туннелю КПП под пристальными взглядами караульной службы. Внутри тентов копилось нервное напряжение - двенадцать фигур под оптико-электронным камуфляжем высокотехнологичных плащ-палаток ждали развязки. Сергеенко по памяти со схем отсчитывал пройденные метры туннеля. Приближалась половина самого опасного участка пути. Машины начали сбавлять и без того тихий ход, при этом вокруг все затихло - что-то было определенно не так. Не успели грузовики полностью остановиться, как события приняли стремительный оборот: из кузовов вылетели сначала светошумовые гранаты, сразу после них - дымовые шашки и гранаты с нервно-паралитическим газом, от которого бойцов Сергеенко защищали фильтры закрытых шлемов. Одновременно с первыми разрывами тенты расползлись огромными дырами, в которых мелькнули заволакиваемые дымом силуэты. С момента остановки машин прошли считанные секунды, их массивные туши все еще покачивались на рессорах. Град пуль ударил по тряпичным укрытиям, зазвенело разбитое стекло, к дыму от гранат добавился пар из искореженных шквальным огнем радиаторов. Рассредоточившись по обе стороны от грузовиков в узком коридоре, бойцы “30-30” не торопились открывать ответный огонь и обнаруживать этим свое местоположение. Сейчас обстановка еще давала им шанс на успешный рывок - в дыму им помогали ориентироваться встроенные в шлемы тепловизоры, потому под свинцовым дождем дюжина самоубийц бесшумно рванулась в сторону противника. Три пули ударили в нагрудник капитана - 5.45, лишь сбился с шага. Неньютоновский гель под прочной полимерной броней погасил большую часть ударной энергии. Развив хорошую скорость и петляя зигзагами в дыму, диверсанты обрушились на пока еще скромные силы дежурного караула. Защитники комплекса наплевав на все инструкции позабыли тщательно запереть изнутри дверь, ведущую во внутренние караульные помещения, куда и ворвался отряд проникновения, выпотрошив мимоходом пятерых кашляющих и слепых в плотной дымовой завесе солдат. Не сбавляя хода 12 бойцов рассредоточились по окружающим центр управления помещениям, блокируя возможные пути подхода подкреплений. Только сейчас включилась ревущая сирена, обороняющиеся действовали слишком медленно, однако все еще имели колоссальное преимущество в огневой мощи и живой силе. Еще десять человек были убиты по мере зачистки и приближения к командному пункту крепости. Удача улыбнулась Сергеенко и на этот раз - они с лейтенантом выскочили из-за угла аккурат в тот момент, когда потеющий молодой солдатик навалившись всем телом пытался захлопнуть перед их лицами переборку. Широкое лезвие ножа успело скользнуть в исчезающую щель, солдатик в панике бросил тщетные попытки закрыться и судорожно дергая кобуру попятился к пультам. Застежка никак не хотела слушаться скользких пальцев и в следующую секунду он уже хватал ртом воздух после сильного удара грудной клеткой об угол пульта управления защитными сооружениями и запорными механизмами бастионов крепости.

-Открывай главные ворота, быстро, -капитан не дожидаясь ответа начал погружать острие своего ножа в ногу дежурного с тыльной стороны колена.
-Пожалуйста, не надо, прошу вас, я все сделаю, не надо -лопотал обмочившийся рядовой, а руки его бегали по клавишам, приводя в движение механизмы главного шлюза.
В коридоре кипел бой, остальная часть группы держала оборону снаружи центра управления, выигрывая время для командира. Поняв, что парень сыграл свою роль, Сергеенко вырубил его ударом закованного в бронированную перчатку кулака и вдвоем с лейтенантом ринулся на подмогу к своим. Интенсивность огня нарастала, к противнику по тревоге прибывали все новые и новые подкрепления, снаружи был слышен лязг гусениц выезжающей из ангаров техники, повсюду надрываясь орала сирена. Несмотря на колоссальный перевес противника, отряду Сергеенко удалось потеснить наступающие силы и отвоевать себе более удобный оборонительный плацдарм, оставив за собой оружейную с неисчерпаемыми запасами оружия и боеприпасов. Двое были легко ранены - противник пока еще не понял, с кем имеет дело и использовал легкое стрелковое вооружение, которого было явно недостаточно для борьбы с закованными в высокотехнологичную легкую полимерную броню оперативниками “30-30”.
Звуки нового боя донеслись сквозь безумную вакханалию треска, свиста и грохота, глухие разрывы и работа зенитных орудий сопровождались уханьем детонирующих боекомплектов бронемашин. Защитники гарнизона отступали вглубь помещений, в боковых ответвлениях показались новые бойцы в штурмовой броне и камуфляжных плащах, бок о бок с ними шли одетые куда проще, но не уступающие в храбрости и мастерстве, бойцы Васнецова. Могучие ТАКТы блокировали все ангары и выходы во двор, на котором догорали остовы нескольких самых ретивых бронемашин защитников. Ловушка захлопнулась, гарнизон был полностью блокирован в течение 40 минутного штурма. Пришло время переговоров.

Международный Экономический Форум, Санкт-Петербург

Премьер-министр Ловцова была на своем посту настоящей белой вороной - номинальная фигура без политического веса и поддержки среди враждующих элит, она к 45 годам глубоко разочаровалась в жизни и находила покой на дне стеклянного стакана с дорогим виски. Ее задачей было создавать видимость разделения ветвей власти, грозно отчитывать на камеру людей, которые за эфиром открыто смеялись ей в лицо и анонсировать новые победы России. Когда-то она шла в политику с надеждой изменить мир, у нее были огромные амбиции, уверенность в своих силах и четкий план действий, казавшийся безупречным. Реальность была очень болезненной. Пусть Екатерина Фёдоровна и достигла позиции, достойной прожитой жизни, но все ее амбиции разбились в пыль о монументальную незыблемость скрытых от посторонних глаз внутренних порядков и рангов большой политики. И вот она снова исполняла роль говорящей головы на очередном бесполезном мероприятии, куда ее были обязаны позвать, а она - поехать. В очередной раз одиноким вечером она грела стакан руками, ожидая, когда дремота настигнет ее и укроет крылом щедрого Морфея.
В номере зазвонил телефон.
-Екатерина Фёдоровна, вы еще не спите?, - раздался голос помощника на том конце трубки, - тут один человек очень хочет с вами переговорить. Это Максим Павленко, исполнительный директор Норильского никеля, говорит разговор важный.
-Пригласи его ко мне, все равно твой звонок отбил у меня всякую тягу ко сну, - с легким раздражением отчитала она нерадивого лакея. По правде, она считала всех своих помощников недоумками и была абсолютно уверена, что ей таких специально подсовывают, дабы она не лезла не в свои дела.

Через 10 минут самоуверенный молодой директор сидел напротив премьер-министра Российской Федерации и играл кубиками льда на просвет в стакане с янтарным напитком.
-Екатерина Федоровна, - начал он неспешно подбирая слова, - вы наверное меня не помните, но мы с вами встречались ранее на прошлом форуме в Казани.
-Максим, у меня хорошая память на лица, я помню вас, давайте ближе к делу, вы же не на вечер воспоминаний сюда пришли? -под действием алкоголя у нее открывался талант к острословию.
Он хмыкнул и поставил стакан с дорогим напитком на стол, лишь слегка пригубив его - алкоголь не был его страстью, так как он любил все держать под контролем, благодаря чему, а так же упорству, хорошему образованию, природным данным и глубинному инстинктивному пониманию эффективной модели построения бизнеса он и занимал в 34 года столь высокий пост.
-Ну что ж, давайте перейдем к делу. Я здесь сейчас нахожусь не только по собственной инициативе, можете звать меня послом от бизнес-кругов. И у нас есть к вам заманчивое предложение.
Она откинулась в кресле, положив руку со стаканом на подлокотник - кажется вечер переставал быть томным.
-Дело в том, что назревают большие перемены, страшные перемены. Наметился серьезный раскол в силовом блоке и, боюсь, я не могу предсказать, какими бедами он для всех нас может завершиться.
-Я в курсе о трудностях взаимопонимания между Макаровым и Волковым. Я может быть и мебель, но мебель с ушами. Уверена, система уравновесит сама себя и Макарову укажут на его место, либо уберут.
Павленко нахмурился:
-Боюсь вы не совсем понимаете весовую категорию Макарова, есть мнение, что он может легко переварить Волкова и даже не вспотеть. А если и нет - их противостояние может закончиться новой революцией, чего лично я и люди, которых я представляю - совершенно не хотим. Есть определенный порядок вещей, который до недавнего времени всех устраивал, но эта модель себя исчерпала и если не предпринять мер на опережение, то мы все можем потерять все, что у нас есть.
-Ну допустим, а от меня чего вы хотите? Я уже давно ни на что не влияю, да и к информации доступа у меня нет!
-О, вы, Екатерина Фёдоровна - особый случай. Вы даже не догадываетесь, сколько у вас в руках реальной власти. Мы хотим предложить вам сделку: мы поможем вам бескровно перевернуть всю систему, сыграв на противоречиях элит и используя вас как медийный символ борьбы с заплесневелым и погрязшим в коррупции режимом. Вы потом, придя к власти, возьмете курс на экономическую либерализацию, открытие рынков, экономические реформы и поддержку бизнеса. Я говорю о приватизации, конечно же, в первую очередь. Но это все детали, о которых можно поговорить потом - сейчас у нас мало времени и нужно заручиться вашей поддержкой здесь и сейчас.
Ловцова подалась вперед, внимательно глядя Павленко прямо в глаза:
-У меня только два вопроса: первый - вы совсем идиот, приходить сюда с такими речами и предложениями? Что заставляет вас думать, что я не сдам вас с потрохами ФСБ и вы надолго уедете рукавицы шить в места, непопулярные у туристов?
Максим улыбнулся победной улыбкой, уложив подбородок на сложенные руки он ответил:
-А второй вопрос?
Премьер-министр не растерялась:
-Почему вы так торопитесь? О чем вам известно?
-Ответ на первый вопрос простой - я хорошо разбираюсь в людях и вижу как вам обрыдла роль говорящей телевизионной головы. Мы с вами сходимся во мнении, что вы достойны куда лучшего применения. По второму вопросу все куда интереснее: по нашим сведениям, Волков в отчаянии может продать душу госдепартаменту в надежде, что он удержит его качающийся трон. Для вас это означает тюрьму - кто-то же должен быть показан народу как виновник всего плохого? Для нас - передел рынков и отжим собственности. Мы уже давно не в 90-х, мы уже так дела вести не умеем, потому и хотим заручившись вашей поддержкой разыграть свою карту. Если будем делать все правильно, то как минимум сможем выбрать к какой стороне примкнуть, а как максимум - сами станем доминантой. Отсутствие поддержки силового блока мы компенсируем медийной составляющей - четвертая власть же! Значительными фондами и ставкой на население. Мы давно созрели для того, чтобы сменить эксплуатационную модель здоровой рыночной, когда наши капиталы прирастают не за счет разграбления обывателя, а за счет роста его потребления. И волки сыты, и овцы целы!
-А пошло оно все, я согласна! - экспрессивно взмахнув рукой, она швырнула стакан с недопитым виски прямо в камин, - что я должна делать?
-Мы подготовили для вас несколько заявлений, которые вы сделаете в рамках этого форума. Обещаю вам избыточное внимание СМИ после них, во-первых, мы заявим вас как самостоятельного политического игрока, во-вторых, внесем смуту в ряды наших оппонентов - пусть ломают себе головы, под чью дудку вы пляшете. Ознакомьтесь пока и доброй вам ночи.
Небрежно бросив папку на стол, Павленко поднялся и не оборачиваясь вышел из номера. Ловцова еще битый час сидела в итальянском кресле ручной работы, раз за разом проигрывая в голове этот разговор. Завтрашний день обещал быть очень интересным.

Список опубликованных глав романа (дополняется)