Красный анклав. Глава 24

25.06.2018

Франкфурт-на-Майне, ресторан Айвори клаб

Бегущие по окну струи воды навевали сон. Он отвернулся от скуки немецкой осени и снова окинул зал взглядом. А здесь довольно уютно и немноголюдно, названия блюд в меню вызвали непроизвольную улыбку - надо же в ресторане колониальной кухни, как гласили огромные буквы на темном дереве над барной стойкой, назвать главное мясное блюдо “Священная корова”. Индусы вряд ли часто сюда заходят! Кругом благородное дерево, резные фигуры, приглушенный свет. Нет, это конечно далеко не самое шикарное место, в каком он бывал и может быть даже мало соответствует тому политическому статусу, которым он ныне наделен. Но его здесь пока еще не узнают в лицо, а значит можно спокойно поговорить, не отвлекаясь и не прячась от назойливых глаз. Его компаньон задерживался и Петр начинал терять терпение - близится критический момент, никаких проволочек быть не должно, промедление приведет их всех к очень унылому финалу и разрушит всю столь тщательно подготовленную комбинацию.

Артур наконец соизволил явиться, какой-то сегодня весь угловатый и подвижный, переполняемый нервной энергией. Таким его главный партнер по задуманному плану представал нечасто - сказывался объем работы, навалившийся в связи с заключительной стадией их проекта.

- Артур, здравствуй! Ну, какие у нас новости? Все ли готово?
Они радушно обнялись, после чего каждый сделал заказ. Появление вина на столе разрядило обстановку и друзья втянулись в обсуждение текущего состояния дел.
- Петр, порт в Южно-Сахалинске работает на пределе возможностей, на рейде скопилась очередь сухогрузов, все работают на пределе сил, но тебе нужно как-то ещё потянуть время. Ты сам знаешь - я последний год практически живу в самолёте, через 5 часов снова вылетаю туда - проведаю Марту с детьми, ну и посмотрю как идут строительные работы.

Артур отметил холодную сосредоточенность своего друга, которая всегда вселяла в него уверенность. Они были знакомы с детства и уже тогда Артур понял, что нужно держаться рядом с амбициозным и жестоким мальчишкой, в глазах которого всегда горел огонь великих свершений. Можно назвать это дружбой по расчету, но разве не за каждым нашим решением всегда стоит какой-то расчет? За много лет он ни разу не пожалел о сделанном выборе и вот впереди маячили совсем уж радужные перспективы как для него самого, так и для его семьи, его будущего. Пётр заметил лёгкую заминку задумавшегося друга и продолжил блиц, в таком формате он лучше усваивал точные данные.

- Что там с гарантиями суверенитета? - это был ключевой вопрос встречи
- 12 пусковых установок, весь необходимый набор специалистов и материалов уже на месте и укрыты под землей. Мне трудно сказать, что начнется как только пропажа вскроется, но это определенно скоро случится, невозможно сохранять такое в тайне долго.
- Оставь это мне, у нас вокруг ядерного щита России сейчас и так полно проблем, генштаб отнесется с пониманием к ещё одной, - Макаров едва подавил смех, шутка показалась ему очень удачной

На время, пока рядом суетился улыбающийся официант беседа стихла, затем продолжилась под звон ножей и вилок:

-Ты как приземлишься - сначала к Богуязову загляни, он выбивается из графика. Излучатель должен быть готов до возможной интервенции. Двенадцать установок это, конечно, хорошо - но защита от ракет - это еще лучше, а нам еще надо успеть подготовить площадки для размещения и ввести в строй Дагинскую электростанцию. По обычным видам вооружений все в порядке?
- Да, здесь всё хорошо даже по бумагам, усиление группировки войск на острове происходит в рабочем режиме. Командный состав подобран заранее, акценты сделаны на системы ПВО и береговой обороны. Укрепления строятся ударными темпами - с подвозом бетона проблем никаких нет, как только профессор Богуязов подтвердит готовность к сборке - можно будет начинать монтаж основных конструкций.
- Артур, я тебя прошу - ты больше так не подставляйся, как в случае с покупкой аэропорта. Мы как договорились - я отвлекаю зрителей, а ты делаешь фокусы. Никто не должен ничего заподозрить до тех пор, пока не будет уже поздно. Не надо было выкупать аэропорт, столько шумихи! Сахалин никого не должен интересовать, его не должно быть в СМИ и отчетах правительства. И уж точно его не должно быть в вашингтонских донесениях. Чтобы все прошло как по нотам я подвергаю риску свою семью, которая до самого последнего момента будет в Москве. Не эвакуирую башню в Сити, а ты знаешь сколько там опасных документов! Артур, будь аккуратнее, я создал тебе все условия для работы, что мне - атомную бомбу на Воронеж сбросить, чтобы ты не привлекал ничьего внимания?

Артур Эпштейн внимательно слушал монолог своего друга и товарища по монструозному проекту, который должен вознести их с ним если не на уровень богов, то королей уж точно.

- Пётр, у меня не было выбора. Чтобы успеть в срок - нужно было перекроить таблицу рейсов. Без выкупа аэропорта этого было не сделать.
- Ладно, ладно, Артур, я знаю, что ты голова и принимаешь верные решения. Просто всё сейчас столь хрупко и может взорваться в любой момент. Я контролирую многое, но не все. И что на уме у тех психов из-за Урала я могу только догадываться, но точно знаю, что скоро придет момент, когда они постучатся в ворота Кремля. И к этому моменту мы уже должны быть готовы, грея ноги в термальных источниках нашего уютного островка.

За это полагалось выпить, звон бокалов не заставил себя долго ждать.

- Вацлав звонил, говорит, что у него все готово для подогрева обстановки
- Пусть обождёт, тут и так слишком жарко - главное не перегреть раньше времени. Я скажу, когда выступать.
- Что у нас с американцами, ты не перегнул палку выслав им суповые наборы из их солдат?
- У них там растут внутренние противоречия, молодой президент попал под влияние группы шизиков, грезящих мировой войной, но они в меньшинстве и реальные решения к счастью пока еще принимают холодные головы. Но все до поры, до времени - будь уверен, они обязательно по-участвуют, когда почуют кровь врага.

США, Нью-Джерси, мост через реку Рауэй

Поздняя осень в Джерси радовала золотым отливом, а в лучах закатного солнца река казалась целиком состоящей из медленно текущего жидкого драгметалла. Бетонные опоры моста были исписаны непонятными граффити, а воздух пах расположенным через речку заводом. Сверху грохотала автострада, вниз по течению мелодично звенел подъемный мост, оповещая о разведении. Президент Марс в глубокой задумчивости швырял камешки в спокойные воды реки, пытаясь заставить их пропрыгать до дальнего берега. Неподалеку на одной из опор моста свесив и болтая ногами в воздухе сидел его друг детства - Майкл Айронсайд, ныне директор Центрального Разведывательного Управления. Рядом стояла батарея банок дешевого пива. Всё это было слишком наивно и легкомысленно для людей их статуса, но друзья, приходя сюда раз или два в год, пытались хоть на пару часов вернуться в детство, прошедшее в этих местах. А еще здесь не было лишних ушей и глаз.

- Бобби, вот объясни мне, ты же взрослый человек. На кой чёрт ты влез в это дерьмо не посоветовавшись со мной? А? Ну вот что ты натворил?

Марс запустил очередную “лягушку” и подошел к опоре моста за новой банкой. Сделав глоток он ответил:

- Послушай, приятель, эти охотники на ведьм ведь единственные в целом свете, кто потрудился сказать мне правду
- Часть правды!
- И тем не менее. Я избирался на этот пост для того, чтобы руководить страной, вести её в будущее и защищать от угроз. А вы, вроде как, должны мне в этом помогать!

Он выглядел столь серьезно во время этой наивной тирады, что Майкл едва сдержал улыбку.

- Боб, все несколько сложнее, не пытайся искать простые решения проблемам, целиком которые ты даже охватить не можешь. Мы... Куча народу много лет работает над тем, чтобы интересы нашей страны доминировали над прочими. Чтобы угрозы и риски сводились к контролируемому минимуму…

Марс импульсивно пнул ногой мятую жестянку и пробуравил друга осуждающим взглядом:

- Ты хочешь сказать, что украденный у русских не пойми кем ядерный арсенал - это контролируемый минимум?!

Айронсайд примиряюще поднял руки и неуверенно улыбнулся

- Окей, окей! Это форс-мажорная ситуация, мы её не предвидели - но кто мог вообще предположить, что такое возможно? Мы работаем над локализацией проблемы и уже есть пути выхода из кризиса. Например - следует работать с правительством Волкова. Придавить мы его всегда успеем, но помогая ему мы снижаем свои риски. Пускай русские убивают русских
- И ты это говоришь мне после того, как сам же убедил отправить в Сочи спецназ?
- Не все наши операции заканчиваются успехом, надо понимать против кого мы там играли. Да и хорошо, что не удалось - по последним аналитическим данным живой Волков при власти нужен нам как воздух для сохранения статуса кво.

Марс забрался на опору рядом с другом - не каждый день президенту удаётся сбежать от службы безопасности, пусть даже это и иллюзия побега.

- Ты же меня позвал сюда не дела обсуждать, мы могли это все и по телефону проговорить. Что случилось?

Майкл допил своё пиво, одним ударом смял банку о бетон и закинул далеко от берега. Веселье и задор, казалось, унеслись вдаль вместе с ней, сейчас он был серьёзен, как никогда:

- Тебя поимели, Боб, а вместе с тобой и всех нас. Ты же подписал всё, что тебе дали эти старпёры? Так? Пошло брожение, ястребы развели деятельность, готовятся новые поправки и целые пакеты законов, направленные на милитаризацию внешней политики. Они готовятся воевать, а развязал им руки - ты!
- Пока я президент - Соединенные Штаты не начнут ни одной войны! Всё, что я делал - направлено сугубо на оборону.

Усталый вздох был ему ответом.

- Дружище, ты не понял - они сожрут тебя.
- Думаешь конгресс пойдет против меня?
- Срёт ли медведь в лесу, Бобби? Тебя со дня на день вызовут отчитаться по ядерной угрозе со стороны России и лучше бы тебе основательно подготовиться. Я надеюсь, что ты сделаешь правильный выбор и мы вместе выберемся из этого дерьма с нормальным радиационным фоном на заднем дворе.

Друзья некоторое время просто сидели, пили пиво и наслаждались закатом, каждый думая о чём-то своём.

- А что мне делать сейчас?
- Ну, для начала попытайся пережить грядущий импичмент. Ты открыл слишком много дверей, а эта неудача с морпехами… В общем ты станешь козлом отпущения и той ступенькой, по которой на сцену взойдут заплесневелые любители войны, которых хлебом не корми - дай только потыкать ядерным членом в красные комуняцкие рожи. Да, вот таких людей ты вернул в большую игру, а сейчас число их сторонников лавинообразно растёт.

Центр Специальных Вооружений “30-30”, Уральские горы

Обсуждение предстоящей войсковой операции шло на повышенных тонах - все понимали, что открытое вооруженное выступление само по себе изменит правила игры и сбросит все маски, что приведет к неконтролируемой эскалации насилия и возможному вовлечению третьих стран, но промедление же приведет к утрате инициативы и, что ещё хуже, даст противнику время на проведение внутренних чисток.Цель для предстоящей атаки имела стратегическое значение - резервный центр контроля околоземного пространства был нужен Союзу как воздух. Пока противник имеет возможность разглядывать каждый метр советской земли из космоса - никакое успешное наступление на Москву попросту невозможно. Средства для перехвата вражеских спутников в наличии имелись, но технической возможности для их обнаружения - не было.

Мучительное и болезненное формирование единой командной структуры армии начинало приносить свои плоды - постепенно картина предстоящего боя и последующих шагов по закреплению результата начинала вырисовываться, но на это ушли долгие часы споров и сверки данных. Все тактические схемы наконец сошлись на предстоящем переломном моменте - штурме хорошо укрепленной в скалах Урала резервной базы контроля околоземного пространства. Разведданные демонстрировали высокий уровень сложности задачи - дисциплина и снабжение базы были выше всяких похвал. Гермоврата пропускали эшелоны снабжения строго по расписанию, все остальное время оставаясь надежно запечатанными. Подступы к базе были заминированы, опутаны сигнальными проводами и электрической оградой, с шагом в 400 метров на нейтральной полосе стояли автоматизированные туррели, укрытые бронированными колпаками. На расстоянии подскока располагались вспомогательные части, способные оперативно прийти на помощь мощной бронетанковой группировкой, в состоянии постоянной готовности находилась ближайшая авиабаза. Штурм такой цитадели, с обязательным условием сохранения её работоспособности и возможности удерживать столько, сколько потребуется - был нетривиальной задачей, выполнение которой чревато огромными потерями и отсутствием всяческих гарантий успешного исхода. Большое внимание при планировании уделялось снабжению и логистике - значительная часть задействованных сил должна будет отойти и рассеяться после завершения первой фазы операции, оставшиеся же должны полагаться на доступные по месту ресурсы столь долго, сколько потребуется для перехода ко второй фазе.

Спешно собранному штабу нужно было окончательно утвердить план атаки до конца недели, руководство операцией взяли на себя “30-30”, так как именно им отводилась ключевая роль в захвате базы. Согласовывались планы по переброске комбинированных дивизий, снабжению и организации путей отхода, ударам прикрытия и противодействию авиации противника. Секретность операции должна была поддерживаться до первых выстрелов, а значит лояльных людей в стане врага предупредить заранее не представлялось возможным. Десантная группа уже тренировалась на полигоне - 150 человек должны были успеть проникнуть внутрь до герметизации скального сердца базы и взять её под контроль без снабжения, поддержки и шансов на эвакуацию. Одним из отрядов в составе этой самоубийственной миссии был отряд капитана Сергеенко, который будет вынужден действовать в отсутствие своего командира.

Иркутская область, “Горный-3”

В центре обработки информации и стратегического планирования возрождающегося государства страсти кипели ничуть не хуже, чем в штабе военных - аналитики разрабатывали модели последствий грядущего военного выступления, мир резко изменится и придется являть себя миру, пока противник средствами пропаганды не сделал это за них. Рассчитывались реакции мировых лидеров, ООН, возможные шаги сопредельных государств, реакция населения. Прорабатывались сценарии резкой экспансии на поверхность и формирования стабильной линии фронта, учитывались настроения в воинских частях на территории потенциального охвата. Главной проблемой было сочетание огромных расстояний с ограниченными людскими ресурсами комплексов. Поэтому вербовочные планы и проекты контролируемого роста личного состава за счёт жителей занятых территорий имели первостепенное значение.

Пока в прокуренном зале кипели страсти - отряд майора Васнецова “Молот” продолжал подготовку к операции. Его подразделение будет на переднем краю обеспечивать прикрытие десанту в условиях плотного огневого противостояния, включая авиацию и тяжелое вооружение. Все бойцы отлично понимали риски и ставки предстоящего сражения, поэтому выкладывались по полной, доводя все действия до автоматизма и слаженности. Для усиления в отряд завезли новые образцы вооружения, которые ранее обкатывались бойцами на полигоне. Из них майору более всего приглянулись 40мм наплечные пушки НП-401-5 “Блоха”. Прекрасное оружие для выковыривания врага из нор - в отличие от привычных РПГ оно не ограничено по выбору позиции для стрельбы, может применять из укрытия, имеет хорошую скорострельность, удобно в переноске и, главное, “питается” компактными кассетами на 5 снарядов. Ребята на полигоне показывали хорошие результаты кучности, укладывая в окна декораций снаряд за снарядом. Все понимали, что после этой битвы времени на отдых не будет - начнётся настоящая война, которая должна будет закончиться только с подъемом алых знамён над столицами советских республик.

Список опубликованных глав романа (дополняется)