Баба Катя.


Сколько существ живёт с нами на одной планете, в одном мире, в квартире, даже когда никого кроме нас нет дома, и мы одиноко сидим у компьютера? Вы задумывались?
Нет, я сейчас говорю не о животных, птицах, насекомых или микроорганизмах. То, что каких-нибудь амёб и инфузорий туфелек полным-полно это ясно, я даже не о паучках или букашках, залетевших в окно, чтобы стать пищей этих паучков. Некоторых мы никогда не увидим, и названия у них нет, поэтому не знаем про них ничего.
Я тоже бы не знала, если бы не пропал у нас сосед, молодой парень по имени Вениамин, лет девятнадцати от роду. Родители его уехали работать заграницу с намерением там обосноваться и, понадеявшись, что сын, когда институт закончит, к ним присоединится.
Если бы не его друг, с которым они в одну онлайн игру играли, никто бы и не заметил. Товарищ этот и в полицию побежал и чтобы доблестные стражи порядка родителям написали, настоял. Парнишка был тихий, исчез прямо из-за закрытой двери. На камерах наблюдения в подъезде видно, как входил, а вот, как выходил – нет.
Предположений было много, только вразумительных ни одного.
В квартиру раз в неделю приходила убираться дальняя родственница, за это время там накапливались горы грязной посуды и мусора, чистоплотностью Венька не отличался. Тётя Соня, так её звали, всё перемывала, готовила на несколько дней и уходила. Пропажа парня, который почти ни с кем не общался, плохих связей за которым не замечалось, в общем, обычным маменькиным сынком, её довела до инфаркта. Она его любила, так-то паренёк был хороший, не злой, а своих детей тётушка не имела. Даже завещание на него написано было, так что она оказалась вне подозрений сразу.
Поискали его полицейские, поискали, да и, как обычно бывает, успокоились. Родители приехали, но тоже сделать ничего не смогли, словно испарился сын.
В доме через какое-то время всё утихло. Был человек, и нет человека.
Я возможно тоже не вспомнила бы, не случись оказаться в деревне. Живёт там летом моя подруга, Ирка Смолянская, домик у них от бабки остался, зимой бывают редко, а летом постоянно, вот и пригласила в гости, молочка парного попить, да в речке побултыхаться, вдвоём веселее.
Родители мои отпустили, решив, что свежий воздух пойдёт мне на пользу, да и Иркину семью знали хорошо.
Я у неё иногда по месяцу и больше гостила.
Однажды днём болтали мы с подружкой о том, о сём, вот и вспомнился мне случай с Венькой.
Ирка аж подпрыгнула.
- Пойдём, - говорит, - к бабке Кате, она тут вроде деревенского экстрасенса, всё знает, у неё спросим. Местные её вообще ведьмой зовут. Бабуська мировая, кстати.
Мне тоже любопытно.
- Пойдём, - говорю.
Подошли мы к домику. Я ожидала старую избушку и бабусю вроде бабы Яги, но в ограде цвели цветы, а на крыльце крепкого деревянного дома перебирала ягоду симпатичная статная старушка.
- Здрасьте, баб Кать, - крикнула от калитки Ирка, - мы к вам.
- Здрасьте, здрасьте. Заходите, девчонки, я сейчас чайку поставлю. Мне сын из города привёз всяких печенюшек вкусных, конфеток, одной с ними не справиться, помогать будете.
- Соглашайся, - шепнула мне подружка, и я послушно закивала.
Отложив свою работу, старуха включила электрический чайник.
- Недавно купила, когда в город ездила. Хорошая штука, раньше таких не было, очень удобно, моментально в нём вода закипает, - похвасталась она.
Потом положила в заварник какие-то травки и залила их кипятком.
Через несколько минут мы уже пили вкусный чай с печеньем, конфетами, мёдом и несколькими видами варенья.
- Познакомьтесь, - наконец-то представила меня Ира, когда мы сели за стол. – Это - Вера.
- Да я знаю, подружка твоя городская. Видела вас часто вместе, когда мимо моего двора проходили. Как меня зовут, ты ей уже сказала, так что будем считать, познакомились. Что спросить Вера хотела? Не про женихов, вижу, даже не про свои проблемы. Ко мне девчонки больше по сердечным делам прибегают.
Она улыбнулась.
- Что стряслось? Говори уже, зачем пожаловали, не тяни, чем смогу помогу.
Я не стала скромничать и рассказала всё, как есть, раз уж действительно за этим пришли.
- Молодец, - похвалила баба катя. – Нравишься ты мне. А то бывает, придут и мнутся полдня, по слову с них вытягиваю.
Покачав головой, добавила:
- Знаю я кто вашего паренька забрал. Только в полиции, Вера, про такое не расскажешь, врачей вызовут, решат, что с головой у тебя не всё хорошо.
Зободраны это. Я их так зову, на самом деле никто не знает, как этих существ величать. Увидеть их нельзя – невидимые они, на фото не отображаются, аппаратура всякая, как в кино показывают, не чувствует их. Определить можно, только когда чихать начинают. Но тут надо очень хорошо слушать и смотреть. Они не глупые, понимают, когда за ними следят.
- А кто это такие? – не выдержав, спросила Ирка. – Откуда приходят? Инопланетяне что ли какие-то раз из закрытой квартиры Веньку забрали?
- Да, нет, Иришка, что ты. Инопланетян не бывает, наверное. Утверждать не берусь, если мне не встречались, то вовсе не значит, что их совсем быть не может.
Эти местные. Родня троллям из Скандинавии, только живут везде, в том числе и в наших краях.
Парнишка этот сам постоянно их привечал. Приглашал, показывал, что хочет дружить, быть одним из них.
- Это как? – тут уже я не выдержала. – Он про них и знать не мог, не увлекался таким.
- Он и не знал. Только знаете, как люди оставляют еду домовым, лепреконам из Ирландии и некоторым другим существам? Читали, небось, в сказках?
Мы дружно кивнули.
- Так вот, если те любят свежие сливки и прочую еду, то зободраны обожают подпорченную, как мухи или тараканы. Только росточком они побольше, вроде ребятишек лет шести.
Парень не убирал за собой объедки, грязную посуду, вот они и пришли. Вроде, как пригласил и кормил. Он для них своим стал.
А его тётя или кто она там, которая убиралась в квартире, - первый враг. Зободраны поняли, что женщина против их с пареньком дружбы, обижает их, а значит и его, вот и решили забрать приятеля. Теперь, когда ритуал ими уже проведён, он стал одним из них, вернуть уже нельзя.
- А почему вы их зободранами назвали?- поинтересовалась Ирка.
- Ах, совсем забыла про это рассказать. У них в районе шеи утолщение имеется, будто зоб. Обнаружить их можно, если рассыпать в тех местах, где обычно еда оставалась, пряности. Можно перец, корицу, да любые, те, что в порошок смолоты. Пряности в продуктах есть, поэтому зободраны их сразу не заметят, но когда принюхаются, начнут чихать. Вот тогда их слышно, а иногда даже видно. Зоб им дерёт, не переносят такого чихания.
- А если отраву насыпать? – спросила Ирка.
Было заметно, что она немного не ожидала такого рассказа, и ей было страшновато.
- Не поможет, они всё, кроме пряностей чувствуют. За отраву отомстить могут, а тут вроде бы случайно рассыпали, не страшно.
- А как избавиться? Как выгнать их из дома? – продолжила расспрашивать бабу Катю моя подруга.
- Легче лёгкого. Тот, кто их прикормил, должен начать сам за собой прибирать. Тогда они поймут, что больше им тут не рады, раз даров не преподносят, и отправятся искать новое пристанище.
Ещё немного поговорив с бабусей, мы попрощались и пошли домой.
На крыльце она чуть придержала меня за руку и шепнула так, чтобы Ира не услышала:
- Ты, Вера, девочка способная. Могу с тобой своими знаниями поделиться. Надумаешь, так позже дай знать.
Она наверняка знала, что я никому не расскажу об этом её предложении.
А я после того, что услышала про зободранов, была настолько напугана, что сразу бы ответить не смогла, и об этом она, я уверена, тоже знала.
© Лана Лэнц