Вторая мировая, провал плана «Барбаросса»

И так план «Барбаросса» провалился. Несмотря на успехи в первые военные месяцы немецкие армии были отброшены от Москвы. Ленинград продолжал сражаться, сковывая крупные силы вермахта.

Но что спасло нашу страну? Опять «Барклай, зима и русский бог»? Ответов на этот вопрос много. Даже в излишке. И если в советской историографии, даже о самых трагических событиях сорок первого, если и вспоминают, то либо слишком мало, либо официально-пафосно, то во многих современных версиях на те же события смотрят уж совсем мрачных красках.

Сказать, что истина возможно по середине? Но как можно найти середину между «героическими бойцами Красной Армии» и «движимой ужасом аморфной массой»? Как соединить патриотизм и страх перед расстрелом ни только тебя самого, но и твоей семьи. Сражающимися до конца бойцами и теми, кого на позициях удерживали только заградотряды?

Да, из советских открытых источников трудно создать объективное мнение о 41. Нынче мы имеем возможность воспользоваться трудами немецких генералов и запрещённых у нас историков о Второй Мировой.

Казалось бы вот оно, но… Отказавшись от слишком парадной советской историографии, мы как-то бездумно ударились в советскофобскую историю, можно сказать русофобскую. Может быть наши полководцы в своих мемуарах и преувеличивали свои заслуги, но они то довели эту войну до победы. Немецкие же генералы каждый выиграл грандиознейшую битву, но читая их мемуары не понять, как же все вместе они проиграли войну?

Каждый из нынешних исследователей создаёт свою «сенсейшен» по-поводу войны. Именно сенсацию, так как иногда мы узнаём такое…

Например потери Красной Армии с июня 41 по март 42. Потери действительно были ужасными, но в нынешнее время как-то слишком легко раскидываются миллионами убитых и пленных. Как-то мой друг, зная моё негативное отношение к фильму «Вторая мировая день за днём» и такими же «самыми объективными исследованиями» предложил мне заняться подсчётами потерь.

Опять же используя данные новой истории. Не скажу, что я подсчитывал все потери, но к марту 1942 у меня вышла цифра более 3 000 000 только убитыми! Это не считая пленных и раненых! Да если бы потери были действительно таковы, то кто извините штурмовал Берлин? Опять же цифру эту я взял не с потолка.

К примеру практически треть (около миллиона убитыми) потери под Москвой. А если считать убитых, раненых и пленных, то вообще 2 000 000. При чём к началу Московской битвы (из тех же источников), советские войска насчитывали 1 200 000 человек!

Это что же никто из начинавших битву не увидел её конца? Уцелели те, кто был ранен? И сколько же надо было подвезти свежих дивизий из Сибири, что бы к концу сражения советская армия насчитывала больше бойцов чем в начале?

А если ещё прибавить потери первых месяцев войны (именно тех, кто мог держать оружие), то действительно поверишь, что в Сибири солдаты не ёлках вместо шишек растут! Ещё раз повторюсь, что потери были гигантскими, 1 000 000 живых людей-уже много! (это уже из советских источников). А если представить что за этой статистикой стоят живые люди! Не знаю, узнаем ли мы когда-нибудь точную цифру.

Теперь опять же о талантах немецких военачальников и о мясниках в красных штабах. Тот же проклятый план «Барбаросса». Его провал не только в том, что внезапно в декабре начались морозы, а в, да, да, планировании.

Зима там вообще не учитывалась, но это ещё полбеды. Не учитывалось в нём и сопротивление русской армии! Опять же проблема паровозной тяги… Европейская колея отличалась от советской, но опять же в этом самом плане было чётко рассчитано, сколько паровозов и вагонов захватит вермахт. (С точность до вагона!).

Не захватили, и пришлось со всей Европы сгонять сотни тысяч автомобилей (400 000 по некоторым данным) и сжигать тонны ценного горючего. Задержки вермахта можно объяснить даже шириной танковых гусениц, рассчитанных на дороги Европы.

И наивные оправдания, что эти русские варвары не удосужились сделать хорошие дороги, из-за чего танки буксовали даже на обочинах, не оправдывают. (Надо было предупредить, что хотите напасть и потребовать, чтобы к такому-то сроку русские колхозники обзавелись автобаном).

Опять же зима. С 1708 года для каждого завоевателя она наступает всегда внезапно! Сначала Карл 12, затем Наполеон (Гитлер со-товарищи решил, что он особенный что ли?) Смазка в оружии видите ли замерзать начала, опять же извините, что не помогли вам сделать тавоты, рассчитанные на наши морозы!

Танков оказалось больше чем рассчитывали? Но виновата опять же ваша разведка, а не коварство русских варваров. Или в германских военных академиях не учили, что в двадцатом веке снабжение войск оружием, продовольствием, одеждой тоже важно для победы? Планировать надо было исходя из реальности, а не из своих фантазий!

Теперь по-поводу «мясников в маршальских погонах». Точнее о человеке, которого я считаю лучшим полководцем 20 века и на которого в последнее время льётся так много грязи. Это о маршале Жукове Георгии Константиновиче.

Я долго искал, откуда же берутся факты о жестокости и грубости полководца? О разминировании противотанковых полей, которые ценой жизни вытаптывала посланная на смерть пехота, я уже писал в статье «Руки прочь от маршала», но не могу не повториться. Противотанковая мина не может взорваться, если на неё наступает пехотинец. (любая энциклопедия). Но вот откуда же другая информация?

Кажется я нашёл первоисточники. Это генерал-майор Григоренко, Борис Соколов (историк, как пишут о нём, но имеющий почему-то журналистское образование, кстати часто его работы ловят на прямой фальсификации и лжи) и Залесский Константин опять же журналист.

Кстати все трое заслуженные диссиденты, подвизавшиеся на ниве антисоветской пропаганды. Единственный из них генерал Григоренко участвовал в боевых действиях Великой Отечественной (карьера его шла с понижением: сначала заместитель начальника штаба армии, в конце начальник штаба дивизии).

Характеристика, которую он в своём «автобиографическом» романе даёт Жукову (грубость, упрямство, капризность, лживость и т д) как-то в точности повторяет его характеристику с которой он прибыл с Дальнего Востока в действующую армию.

Не правда ли хороши источники! Но процесс был запущен и вот уже многие историки без соответствующего образования, ссылаясь друг на друга создали миф о грубом и бездарном Жукове.

И опять же о массовых расстрелах, нежелании советских солдат воевать за большевиков, о преступной партии. Опять же вопрос: сейчас уважают того, кто, хоть и жил в СССР, но начисто всё забыл?

Забыл о том, что именно в самые тяжёлые дни сорок первого, когда вермахт рвался к Москве резко увеличился поток заявлений о принятии в коммунистическую партию? Между прочим членская книжка не спасала от опасностей фронта, а даже наоборот «коммунисты вперёд».

Может быть нынешние «историки» напомнят мне ещё одну такую же партию или союз, в который стремились вступить даже в самые тяжелые времена для них? (Масонов и тамплиеров прошу не ставить в пример см «Масоны там масоны здесь»).

Кому не трудно, поставьте палец верх. Спасибо, ваш Егор Нестеров.