Откровенный рассказ американки, которая провела один день в российской школе

Примерно в 8:20 в комнату постучалась Даша и спросила, готова ли я идти. Вчера вечером она, смущаясь, просила меня прийти в ее школу. Ее учитель английского была рада узнать, что у Даши проживает настоящая американка и предлагала мне прийти в школу на встречу с учениками.

Я понятия не имела, чего ожидать.

Школа находилась неподалеку от Дашиного дома. Это была обычная бесплатная государственная школа, примерно на 200 учеников. Когда мы с Дашей шли по улице (тротуаров не было, а машины были крайне редки в этом пригороде Санкт-Петербурга под названием Лисий Нос), то встретили ее учителя английского - Ольгу. На ближайшие шесть часов я поступала в ее распоряжение.

Через несколько минут мы пришли в школу, я повесила свою куртку в гардеробе и поднялась за Ольгой на пять или шесть пролетов (сбилась со счета) в класс на верхнем этаже. Класс был просторным, примерно такого же размера, в каких училась я, в нем стояли парты, а на стенах висели плакаты. За каждой партой помещались два ученика, но за весь день класс ни разу не заполнился целиком.

Прозвенел громкий звонок, и вскоре в класс потянулись 14-летние ученики, одетые в темные брюки и однотонные рубашки и блузки. Я невольно отметила, что они были одеты симпатичней, чем учащиеся большинства государственных школ США. Ольга потребовала, чтобы они сказали "hello" и "good morning". Затем ученики обязаны были встать, и она спросила: "How are you?" Ответом ей было дружное "Fine, thank you", после чего ученикам разрешили садиться.

Начался урок, но четыре девочки так и продолжали переговариваться, а еще одна была поглощена прослушиванием mp3-плеера, не обращая внимания на Ольгу. Сам урок проходил хаотично, без четкого плана или темы обучения. Более того, Ольга почти все время говорила по-русски, хотя ученики вроде как изучали английский уже четыре года. Когда 45 минут спустя ученики вышли, Ольга дала уроку подходящую оценку, сказав мне: "По-моему, это занятие прошло ужасно".

Все остальные уроки прошли в схожей манере. Выучить и повторить новые слова, перевести предложения (и я обратила внимание, что у двух разных по уровню классов были одинаковые уроки). В конце урока Ольга представляла меня, и я выходила перед учениками. Затем она вешала на стену карту США и просила меня рассказать о главных городах, погоде, океане и флаге. Я старалась говорить медленно и четко, но независимо от того, в каком классе были ученики, у меня было чувство, что они не понимают ни единого слова - в итоге Ольга обычно начинала переводить. И энтузиазм Ольги не нашел поддержки - ученики были не слишком впечатлены встречей с живой американкой.

10-11-летние ученики сидели тихо и смирно, 12-13-летние уделяли уроку столь же мало внимания, как и 14-летние. После небольшого перерыва урок 6-7-леток стал глотком свежего воздуха - они старательно повторяли за Ольгой и даже задавали мне вопросы. В то время как старшие ученики выжали из себя только: "Do you like monkeys?" - младшие спросили, как меня зовут, что я люблю есть, нравятся ли мне гамбургеры в Макдональдсе и сколько лет президенту Обаме.

Самое интересное произошло на предпоследнем уроке - где было всего восемь 11-12 летних учеников. Вскоре после начала урока завязалась драка, когда какой-то светловолосый парень рядом со мной внезапно пронесся через комнату, схватил другого и пытался повалить его на пол. Ольга тут же вмешалась и повела обоих мальчиков в кабинет директора тремя этажами ниже, оставив меня вести урок. Я этого никак не ожидала.

Я кое-как продержалась двадцать минут, тянув время до возвращения Ольги. Ученики до этого читали историю про Лондон, и я попробовала задать им вопросы и просила пересказать. Ничего не вышло. Один из учеников меня пожалел и вовсю старался отвечать, но остальные меня игнорировали и хихикали и перешептывались, пока я стояла прямо перед классом.

Наконец пришло время для Дашиного урока - 15-16-летние, в силу возраста явно перенебрегающие требованиями к школьной форме. Ваня, сводный брат Даши, тоже был на уроке, но они вели себя так, будто не знают друг друга. Позже я узнала, что Ваня до этого изучал немецкий, но в этой школе преподавали только английский, и его определили в класс его возраста, хотя до этого он не изучал английский ни секунды!

Ольга толком и не пыталась ничего преподавать, и почти все время ученики писали предложения в тетрадях. Она попробовала вовлечь их в дискуссию со мной на тему различий школ в США и в России, но никто особо не поучаствовал. Можно сказать, что 15-16-летние говорили со мной по-английски меньше, чем 6-7-летние!

Так что же я узнала за день в российской школе?

Сами школьные помещения не сильно отличались от тех, в которых занималась я - более двадцати лет назад. Без интернета, без других технологий - просторные комнаты с партами, стульями и доской для мела/маркеров. Не слишком удивительно, учитывая что это поселок далеко от центра Санкт-Петербурга. В классах было поразительно мало учеников - от 8 до 16 - в США такое практически невозможно представить. Как я уже отмечала, почти все ученики носили форму (хотя все старшие смогли внести в нее собственные коррективы), хоть это и не привело к лучшему поведению. Можно сказать, они вели себя так же, как и американские подростки: перешептываться с друзьями и слушать музыку для них важнее, чем заниматься.

Что меня огорчило - так это уроки английского. Сама Ольга призналась мне, что у нее нет соответствующего образования, а ее назначили вести английский, поскольку была одной из учителей, которые хотя бы немного знали язык. Ее английский никак не назовешь свободным; иногда она с трудом меня понимала и часто неверно произносила слова, которым обучала на уроке. Ее занятия были полны таких ошибок, что я еле удерживалась, чтобы не вскочить и не начать поправлять ее. Стоит ли удивляться, что даже старшие ученики лишь знали отдельные слова, хотя изучали английский уже почти десятилетие.

Еще бы чуть-чуть - и я бы осталась и сама стала здесь учительницей.