- А Петр I чем-то похож на Дейнерис Таргариен? - Нет, у нее усов нет.

Ученики, плохо написавшие работу по Пушкину, получили по произведению для устного анализа. Ну как, анализа. Просто захотелось понять, как они понимают Пушкина, что они понимают из Пушкина и как они видят вот это все, написанное 200 лет назад, через призму своих представлений о мире. Состоялся вот такой вот диалог по "Медному всаднику":

- О чем поэма?

- О "Медном всаднике".

- А кто это?

- Это статуя Петра I.

- Как думаешь, почему Пушкин о статуе мертвого царя написал? И только ли о ней?

- Ну... Петр I был реформатором... Многое изменил...

- Ладно. А кто твой любимый правитель? Кем ты восхищаешься?

- Дейенерис Таргариен.

- А почему?

- Ну она красивая, сильная, рабов освободила, завоевывает свое королевство... справедливая...

- А не думаешь, что она слишком жестокая? Казнит, головы рубит, правила суровые устанавливает?

- Ну, наверное...

- А Петр I чем-то похож на Дейенерис?

- Нет. У нее усов нет.

Конечно, про усы я утрировал и укоротил, там было более пространное объяснение. Но суть моей истории не в этом. Суть, наверное, в том, что ученикам нужно объяснять далекие и непонятные им вещи на понятных примерах. Что они знают о Петре I? Они видели как он разговаривает с подчиненным? Видели, как он учился? Как он стал тем, кем стал?

А "Игру Престолов" школьники смотрят и любят. Значит, и я должен ее смотреть. Чтобы понимать, в каком мире образов они живут. Чтобы пытаться им объяснить далекие образы, через близкие им.

Они играют в Mass Effect. Значит, я должен знать, хотя бы о чем игра и как построен геймплей. Они слушают Pharaon'а и Скриптонита. Значит, я должен знать о чем они поют.

Как я могу объяснить ученику свой мир, если не понимаю его?