Петропавловск-Камчатский в последний день июня

30 June 2018

День праздничный сегодня - не простой.

Лишь только над вулканом солнце встало,

Взбираюсь на Никольскую устало

Я по тропе извилистой, крутой.

Никольская - она и щит, и меч.

«Сопка любви» - зовут её иначе.

Березы низко клонятся к Аваче,

А возле батареи место встреч.

Здесь веянье далекой старины,

Прославлена земля над океаном.

Здесь дух любви и отзвуки войны,

Здесь памятник погибшим россиянам.

Норд-ост привычно ветви раскачал,

Штормуют чайки в поднебесье синем,

Шальные волны бьются о причал,

А я стою на кромочке России.

О, связь времен! Вдруг вспыхнула заря.

Раскрылись невидимые ворота...

Я вижу, как бросают якоря

Возле Сигнального два русских пакетбота.

В Аваче поврежденные суда

Укрылись от штормов под тихий берег.

Но там, на острове, остался навсегда

Их командор, датчанин Витус Беринг.

Камчатка память бережно хранит

О тех, кто шёл по северным широтам,

А имена героев с пакетбота

История впечатала в гранит.

Смотрю, смотрю в седую синеву…

Мне слышен голос самого Завойко,

И держатся в бою солдаты стойко,

Грохочут пушки, словно наяву.

Я вижу: возле чёрного ствола

Лежат снаряды, пушечные ядра.

Уж вот она - воинственно вошла

На рейд англо-французская эскадра.

Событие, минувшее давно,

Ожило лишь в моём воображеньи.

Меня интересует и сраженье,

И каждый камень, каждое бревно.

Как горькая вода - года, года…

Им нет конца, а где оно, начало?

Из дальних стран сюда идут суда,

К камчатскому портовому причалу.

Норд-ост привычно ветви раскачал.

Штормуют чайки в поднебесье синем

Шальные волны бьются о причал.

А я стою на кромочке России.

Радмир Коренев

I