Литературная Верона

«Поезжай в Верону – там есть ломбардский собор и римский амфитеатр, и потом могила Ромео…», – писал в 1857 году граф А.Толстой. Не последовать его примеру просто не возможно. Свернув по указателю «Верона 10 км», я отправился на поиски мест легендарных событий давних лет, воспетых Шекспиром, национальность которого в шутку ставил под сомнение Ю. Домбровский: «Первый раз, когда я услышал и увидел Шекспира, я был уверен, что он итальянский писатель». Вот так же и я, решив увидеть и сравнить шекспировскую и современную Верону, вооружившись путеводителем и томиком «Ромео и Джульетта», отправился в путь. Мой Альфа-Ромео, как бы в подтверждении своей частичной принадлежности к дому Монтекки (да простят мне такой смелый пример этимологии слова), нарочно увеличивал скорость, сокращая расстояние между мной и городом.

Впереди виднелась арка с часами Gran Guardia, как бы отсекая границы центра и окраин невысокой стеной. Часы только пробили девять, а народу на Piazza Bra уже было весьма заметно. Несмотря на загруженность движения, парковка нашлась почти сразу, напротив Арены – древнеримского амфитеатра.

Вход платный. Мне показалось довольно скучно и однообразно. Музей под открытым небом, несмотря на крытые переходы «закулисья» или «закапитолья», вкупе с высокими каменными ступенями и таинственным полумраком, не стоят денег за билет. В довершение всего, металлические конструкции сцены и современные ряды кресел почти до основания растворили дух того времени, когда патриции под треск факелов и шелест белых одежд на ветру, смотрели древние трагедии или комедии.

«Полдневное солнце раскаляет римские камни Арены, и небо белеет от зноя в пролётах её арок…» Павел Муратов в своей знаменитой книге «Образы Италии» абсолютно четко обрисовал картину римского амфитеатра, на театральных подмостках которого и по сей день ставится Шекспир.

В Вероне сразу бросается в глаза четкая зависимость города и произведения. Отель “Капулетти”, пансион “Джульетта и Ромео”, улица им. Шекспира, набережная Капулетти, улица Меркуцио. Сплошной бренд. Разношерстная толпа – паломники со всего мира, за многие столетия практически вытоптали тропу к символу подлинной славы Вероны – к балкону дома Капулетти и скульптуре Джульетты под ним.

Дорогу непременно выведет вас к Piazza Erbe, где «гудит» небольшой рынок и сосредоточены классические итальянские образы: бесчисленные кафе с вкуснейшим кофе и десертами, лавочки со всевозможными сувенирами, продавцы леденцов, шариков и прочих детских радостей. Справа от площади – арка, над ней невзрачная надпись с закоптившимися от времени буквами, гласящая, что именно здесь можно посмотреть Дом Джульетты.

К началу 20 века дом Джульетты находился в плачевном состоянии. Диккенс описывал это так: «Я отправился осмотреть старинный дворец Капулетти, который можно узнать благодаря их гербу (шляпе, вырезанной на каменной стене дворика). Теперь это жалкая харчевня. Двор был полон ветхих экипажей, повозок, гусей и свиней, и ноги по щиколотку уходили в грязь и навоз».

С прошлого века многое изменилось: дом отреставрирован, балкон приведен в соответствие со стилем и временем. Образ молодой влюбленной пары канонизирован в мире туристической моды и затерт до абсурда, как грудь бронзовой Джульетты, что стоит в небольшом дворике под балконом.

И хотя «любви все возрасты покорны», среди поклонников туристического символа мало отыщется читавших «Ромео и Джульетта», а еще меньше поклонников творчества Шекспира. Sic transit gloria mundi.

Увы! Зачем любовь,
Что так красива и нежна на вид,
На деле так жестока и сурова?

Красочную историю вечной любви вознесли до небес, которые, правда, ограничены балконом – уникальным любовным сооружением. Стены обители Джульетты – под балконом, около, и даже над ним покрыты граффити влюбленных.

«Пусть ты на веки останешься моим. Влада»

«Предраже волим те! Волан»

«Хабиби! Люблю тебя в Вероне»

«Чтоб с Максом все было нормально, и он вернулся. Родила бы ему ребенка»

«Ti Amo. Antonio + Pablo + Leticia»

«Вернуться со своим любимым человеком (мужем) во Францию и Италию»

«Denis, Micha, Ich liebe dich…Tanya»

«Indira + Igor», «Diaka + Emir», «Adis + Samird», «Lejla + Riri»

«Je t’aime…»

«Te quiero…»

Итальянская «стена плача» покрыта не только европейскими языками, кроме узнаваемых английских, немецких и французских слов, просматриваются китайские и японские иероглифы, жирными графическими карандашами нанесенные прямо поверх других надписей, которые со временем стали блеклыми и кажется, что растворились в стене. Многие, не находя свободного места на стене, прилепляют желтые «стикеры» с посланиями, для верности прилепляя их жевательной резинкой, кто-то использует клей, кто-то просто прикрепляет вырванные из блокнота листочки поверх чужих. Каждый день, рано утром, уборщики отдирают излишний мусор со стен, дверей и окон.

Дом поистине хранит атмосферу того времени, так удивительно точно описанного Шекспиром, который, кстати надо сказать, в Италии ни разу в жизни не бывал.

С потолка льется музыка, деревянные ступени скрепят, очаг, камин, старинная мебель – все достоверно и натурально подчеркивает ту эпоху, события тех времен. Если Вы не торопитесь, то посидите в гостиной, впитайте дух дома и, возможно, это будет самым правильным посланием бывшим обитателям, а может и самой Джульетте. Если вы путешествуете с девушкой, непременно выйдите на балкон и поцелуйтесь под бурные аплодисменты толпы.

Грудь бронзовой скульптуры, отполирована до блеска. Одни, очевидно, сравнивают размер, другие – загадывают желания. Вторая грудь предусмотрительно «закрыта» скульптором, однако, рука Джульетты тоже имеет блестящие потертости.

«В могилу? Нет: ведь здесь покоится Джульетта – и красота её угрюмый склеп в сияющий чертог преобразила». Согласно легенде в монастыре Сан Франческо были венчаны, а в последствие похоронены Ромео и Джульетта, но Ромео «отошел» на второй план и со временем гробницу стали называть «Гробница Джульетты». В заметках Байрона осталось описание увиденной им гробницы: “Это простой, открытый и частью попорченный саркофаг, с сухими листьями на дне, стоящий в запущенном монастырском саду, бывшем когда-то кладбищем, теперь разрушенным, где осталось лишь несколько могил…”, Диккенс писал, что «Джульетте спокойнее лежать в стороне от туристских дорожек и не знать других посетителей, кроме весеннего дождика, ароматного ветерка и солнечных лучей».

Отчаянные туристы и еще более отчаянные или отчаявшиеся влюбленные устремляются «на запад от балкона» по набережной Капулетти, посетить гробницу Джульетты – открытый каменный саркофаг, забросанный цветами различной свежести и записками с просьбами и молитвами. Разнообразие визитных карточек, обрывков газет и входных билетов – вот, что досталось в удел этой бедной девушке. Обломанный могильный мрамор свидетельствует о чрезмерной «влюбленности» к идеалу женской страстной любви.

О любви к литературному таланту Шекспира, как правило, здесь никто не вспоминает, Тургенев писал Некрасову, что «Шекспира читают все образованные нации на всем земном шаре уже несколько веков, и бесконечно будут читать», но в руках у современных туристов в основном Lonely Planet или DK.

Варианты обожествления Ромео и Джульетты на этом не заканчиваются. В нескольких шагах от дома Джульетты находится бар Ромео, точнее, дом Ромео, переделанный под бар, где может залить горе любой горе-любовник. Дом Ромео не является музеем, так как все попытки городского управления выкупить это здание были отвергнуты его хозяевами.

Хорошо известно, что убийцам, было отказано в погребении по церковным обычаям, вместо этого их хоронили, как животных. Однако жители Вероны, горевавшие над судьбой погибшей пары, хотели, чтобы любящие покоились рядом друг с другом. Был найден компромисс: Джульетту похоронили во дворике монастыря Сан Франческо, а Ромео – рядом с монастырём – на улице Via Luigi Da Porto.

Люди пишут послания, прикасаются к груди Джульетты и вешают на ограду и кованую решетку колодца замочки с клятвами верности и любви для развлечения.

Castelvecchio. В этом старинном замке, построенном в 14 веке, размещается одна из лучших художественных галерей в Венето. В стенах замка в углублениях кирпичей прячутся вороны и голуби, обустраивая там гнезда, которые в последствие становятся для них склепами – в некоторых можно увидеть птичьи скелеты – страшное зрелище. Замок «соединен» с другим берегом реки Адидже мостом Скалиджеров, который был в свое время полностью разрушен немцами.

Покидая мост, делая последний шаг и приземляясь на другой берег, перед глазами открывается совсем иная картина: спальные районы, уют и размеренность европейского пригорода. Даже в воздухе, витает дух провинциальной Италии. Здесь, на границах туристической Вероны, опоясанной кольцом реки Адидже, одно из самых живописных видов на город.

Не поленитесь прогуляться до моста Pietra, и подняться наверх до Римского театра и Сада Джусти. Пожалуй, самые настоящие чувства к Вероне я испытал именно здесь, в уединении, в спокойствии, вне туристических троп и маршрутов. Вернуться в город и продолжить его изучение можно через старинные ворота, по мосту Pietra или Nuovo.

После такой прогулки тот самый симбиоз чувств в основном состоит из усталости и голода. Усталость медленно забывалась под сенью каштанов за чтением Рабле. «Синьор мой! Ведомо вам, к примеру, что волынка никогда не поет с пустым брюхом; так же точно и я не сумею рассказать вам о своих странствиях, прежде чем не получит обычного подкрепления бедное мое брюхо, по мнению коего мои руки и зубы перестали выполнять свое обычное дело и вовсе исчезли».

Итальянская кухня в Вероне представлена широко и вкусно. Основные туристические забегаловки расположены на Пьяцца де Эрбе, итальянские фаст-фуд можно отведать на Пьяцца деи Синьори – типичное место для сиесты. Не хитрое времяпрепровождение под арками Лоджии дель Консилио помогает пережить жаркий летний день с чашечкой кофе из соседнего кафе или чего покрепче.

Для истинных гурманов, как это и положено в любом уважающем себя (с точки зрения кулинарии) городе, узкие улочки старых кварталов скрывают двери ресторанов, в которых можно отобедать, или отужинать, в полном смысле этого слова, страстно предаваясь этому не хитрому процессу и открывая для себя таинства поколений великих поваров Италии. Контингент таких домашних, фамильных ресторанов, как правило, дает почувствовать себя иностранцем. За редким исключением здесь можно услышать английскую речь. Итальянцы вообще избирательны в кухне и их сосредоточение в одной отдельно взятой ресторанной единице говорит о хорошей кухне и выборе вин. Бон аппетит!

Не удержусь и порекомендую один великолепный ресторан, что прямо на Piazza Bra – «Giovanni Rana» (www.trattoriagiovannirana.it), найти не сложно. Высокая кухня в сочетании с прекрасным выбором вин. Превосходное обслуживание. Множество сюрпризов и презентов от шеф-повара, не заявленных в меню, и подаваемых в качестве диджестиво и аперитива. Превосходное Prosecco от всемирно известного дома Aneri. Выбираем блюда: изысканные закуски с трюфелями, пармская ветчина, сыры, легкая и свежайшая паста, изумительное Amarone della Valpolicella 2005 г. под мясо тар-тар с розмарином и гренками с тмином, которое готовят при вас – великолепное шоу. Matrimonio dei sapori – наслаждайтесь!

На финальную часть, безусловно, следует оставить лимончеллу, в обледенелых рюмках, а также капучинно и нежнейшие десерты. Хотя, к слову надо сказать, последними лучше наслаждаться в небольших кафе, каких разбросано по городу огромное множество. Получаешь значительно большее удовольствие от таких вот коротких, неспешных остановок. «Люблю ходить в кафе – есть мороженое и запивать его газированной водой. От нее колет в носу и слезы выступают на глазах». (В. Драгунский «Денискины рассказы»).

Так было все три дня, что я провел в Вероне, в неспешных прогулках, чтениях книг в тенистых парках, беседах за стойками баров и тратторий и, конечно же, бесконечных покупках. Фанатизм паломников до прелестей Джульетты порождает спрос на сувенирную продукцию. Маленькие магазинчики уставлены различными поделками с элементами балкона Джульетты и влюбленного Ромео: пепельницы, магниты на холодильник, кружки, тарелки, и прочая утварь, в геометрической прогрессии расползающаяся по кухням всего мира. Кондитерские предлагают пирожки и пряники в форме сердец, портные шьют символику на всех изделиях ткацкого станка, из музыкальных магазинов звучит Беллини, кузницы полны заказов на чугунную оградку к балконам, а сеть аптек…Словом, мало кто уже вспоминает Шекспира и Ромео с Джульеттой, современники вспоминают Верону и Джульетту, иногда, упоминая еще и прекрасное Prosecco, что наливают в баре дома, где жил Ромео.

Верона прекрасна. Прекрасна своей архитектурой домов, мостов и улиц. Прекрасна улыбками жителей, итальянской кухней и вином. Верона помогает избавиться от недугов сердца, Верона, как произведения Диккенса полна благородства и временами заставляет плакать от умиления и внезапно нахлынувшей сентиментальности, растапливая черствые камни в наших душах, возвращая к человечности и доброте.

«Если Вы любите Шекспира, не покидайте Верону, не положив прежде цветка на могилу Джульетты… Эта восхитительная девушка, чья смерть стала темой самой трогательной и страстной трагедии, заслуживает, по меньшей мере, памяти». Так писал в своих воспоминаниях о Вероне французский поэт Альфред де Мюссе.

В своих итальянских заметках “Картины Италии”, Диккенс рассказал о Вероне: «Везде: в церквах, во дворцах, на улицах, на мосту или в заречье, Верона была всё так же прелестна, и в моей памяти она такой и останется навсегда… с необычными старыми тихими улицами, где некогда раздавались крики Монтекки и Капулетти…».

Покидая Верону, невольно задумался над желанием не уезжать, но увозя с собой воспоминания и несколько бутылок прекрасного вина, я уже не сомневался над формулировкой ответа на вопрос шекспировского Бенволио: «Скажи, в кого влюблен?», и честно признался: «В Верону!».

Понравился обзор? Не забудьте поставить👍лайк и подписаться на канал. Вы не представляете, как это вдохновляет на написание новых обзоров и статей :) Подробности путешествия по Шри-Ланке, а также рассказы о других приключениях можно прочитать на странице моего авторского блога www.dimaleks.ru