Попытка №4, она же последняя

Хоть мне и было очень плохо после тяжелой операции как морально, так и физически, я продолжала поиски работы. Подработки по написанию курсовых после окончания Университета сошли на нет, в соседнем кооперативе платили очень мало, хватало только на молоко и на хлеб.

Поиски ни к чему не приводили, только загоняли в депрессию еще глубже. Каждое собеседование било по больным местам. Ага, Вам 28 лет, ребенок только один - значит скоро в декрет уйдете (слезы сами начинают течь). Или такое: почему Вы сидели 2 года дома? Проблемы со здоровьем? Ну нам нужно, чтобы работали, а не по больницам бегали (я что, специально болела что ли!). Или мой любимы вариант ответа работодателя: ну Вам уже 28, а нам нужен молодой специалист (блин, да в 25 только учебу люди заканчивают обычно, а вы еще и опыт поставили 3 года, ну как так?).

И тут мне приходит ответ из компании, которая занимается ремонтов ноутбуков по всей стране, с головным офисом во Львове. По скайпу провели собеседование, потом я пришла на собеседование в офис Симферополя и меня взяли. У проводящего собеседование главного менеджера Дмитрия была загипсована рука. Он объяснил в чем будут заключаться мои должностные обязанности, показал программу для работы и сказал, что неделю меня постажирует и уйдет на больничный лечить руку.

На следующий день я вышла на работу, а Дмитрия на месте не оказалось. И мне пришлось начать работать даже без стажировки. Трубку Дима не брал. Мастера объясняли мне, что знали сами, до остального пришлось доходить своим умом. Мне пришлось погасить несколько конфликтов из-за затянутых по времени ремонтах, научиться согласовывать стоимость и вникнуть во множество мелких нюансов по работе с техникой и клиентами.

Жизнь кипела, домой я приходила вымотанная, но счастливая. У меня все получалось, начальство просто не могло нахвалиться. Оказалось что я умная, быстро обучаемая, стрессоустойчивая, да еще и соображаю быстро, и все хватаю на лету.

Через две недели Дима объявился и меня отправили во Львов на стажировку в головной офис. Муж был очень недоволен тем фактом, что я буду отсутствовать целую неделю. Ребенка пришлось отправить к бабушке.

Во Львов я просто влюбилась. Это просто сказочный город, с мощенными улицами, необычной готической архитектурой и просто волшебными закоулками. Всю неделю меня не покидало ощущение, что сейчас из-за угла выедет принц на белом коне. У меня было чувство, что я приехала в гости к доброму дедушке. Город принял меня. На работу я ездила на грохочущем по булыжникам трамвае, а обратно шла пешком, изучая парки, улицы и памятники. Обязательно заходила в кавьярни (кофейни). Во Львове просто неземной кофе и восхитительно вкусные штрудели.

Неделя пролетела, как день. Я сдружилась со всеми девочками и мальчиками на головном офисе (со многими мы до сих пор общаемся, несмотря ни на что).

Когда я вернулась домой, то на вокзале меня встретил муж, ребенок и мама. Муж еще в мамином присутствии начал на меня возникать. Что я вернулась какая-то слишком счастливая, вот у тебя там любовник завелся.

Мама уехала домой, а мы поехали на дачу. Всю дорогу он доставал меня своей ревностью, вроде и в шутку говорит, а глаза злые. Высадил нас у дома, развернулся и поехал в гости к Дракону, типа помочь надо.

Ну ладно, я приготовила ужин, начала убирать, а разобрать свои вещи с дороги не успела. Домой вернулся хорошо поддатый муж. И начал приставать с придирками, вот уехала, бросила, а теперь порядок никак навести не можешь, я объясняю, что стираться поставила, ужин приготовила, теперь убираю, ну не успеваю. И он начал избивать меня прямо на глазах у ребенка. Дочка кинулась меня защищать и он немного поостыл.

Я легла спать с ребенком и под утро очень испугалась. У дочери началась сильнейшая тахикардия, она металась и стонала. Я ее еле разбудила, умыла холодной водой и забрав так и нераспакованный чемодан уехала к маме.

Проспавшийся муж позвонил только к вечеру. Даже не извинился. Я выслушала все его претензии, а потом сказала, что развод между нами уже оформлен, мои вещи он может привезти, а я больше к нему не вернусь, даже если будет угрожать расправой или самоубийством. Ведь единственное, что меня удерживало рядом с ним - это забота о душевном спокойствии дочери, но он ведет себя так, что о спокойствии не может быть и речи. Мне хватает того, что он из меня сделал инвалида, а калечить дочь я не позволю.

Так закончилась наша совместная десятилетняя жизнь.