И снова о проституции

13.07.2018

(Лариса Малмыгина)

Впервые с проститутками я встретилась в девяностых годах. Тогда мы с детьми на своем авто ехали на Большую землю из Западной Сибири. Ближе к часу ночи остановились передохнуть на стоянке в горах возле городка Чебаркуль Челябинской области. Тогда мотелей не было, так что каждый водитель рисковал, оставаясь на ночевку в неизвестном месте рядом с неизвестными людьми.

Стайка веселых девиц привлекла мое внимание. Я, ничего не подозревая, начала наблюдать за ними. То же самое сделали и подросток сын с семилетней дочкой.

А потом подъехали фуры. Из них выпрыгнули дальнобойщики и прямиком направились к девицам. Завязался разговор и одна за другой парочки стали исчезать в кустах.

- Что они будут делать в лесу, там же темно? – спросила маленькая дочка.
Сын отвел глаза и буркнул:

- Грибы собирать.

Я покосилась на старшенького. Неужели понимает? Стыд-то какой!
- Поехали дальше, - потрепала я по плечу мужа и тут с ужасом обнаружила, что он спит.

«Отдых водителя в путешествиях – залог безопасности на дорогах», - вздохнула я.

Вокруг парковки сплошной стеной стояли деревья, и их темные силуэты были похожи на чудовищ. Но эти чудовища, видимо, были страшны только мне.

- Усни, солнышко, - ласково попросила я и накрыла доченьку пледом.

Она закрыла глаза. А потом их открыла.

Сексуально озабоченные парочки вышли из леса, мужчины сели в фуры и уехали. Я вздохнула с облегчением. Но приехали другие. И все повторилось снова.
Муж спал, сын делал вид, что видит десятый сон, а вот дочка…

- Мама, а почему тети снова пошли в лес? – вертела головой она. – И с другими дядями!

- Они и другим дядям показывают, где в Чебаркуле растут грибы, - чуть не стонала от стыда я.

- А может, там и ягоды есть? – допытывалась дочка.

Ближе к трем часам ночи почемучка вырубилась.
Чуть свет пробудился муж, и мы с облегчением рванулись с места разврата.

Бог миловал, с «ночными бабочками» я не встречалась до сегодняшнего дня.

А сегодня….

Сын и дочь уже взрослые, но мне до сих пор стыдно перед ними за человеческую грязь, будто я могу что-то изменить.

Мы были в ресторане, отмечали день рождения старшенького. За соседним столиком сидели две девицы лет двадцати. Они ели суши и попивали коктейль.

Девицы как девицы, обыкновенной внешности, одна блондинка, вторая брюнетка.

Через некоторое время в зале появился мужик лет шестидесяти. Говорят, что мужчина должен быть чуть симпатичнее обезьяны. Я не согласна с этой поговоркой, так как мои муж и сын с приматами рядом не стояли. 
Но этот мужик был страшнее обезьяны. Сначала он подошел к симпатичным дамам, весело щебечущим за бутылкой шампанского, но те быстро развернули уродца. Тогда, покрутив головой по сторонам, горилла направился к девицам, за которыми я наблюдала.

Потом меня отвлекли. Когда я снова взглянула на соседний столик, мужик хрипло смеялся и тискал брюнетку, а она смотрела на него влюбленными глазами. К ее подруге блондинке приблизился парень голубой внешности, началось веселье. Но у  брюнетки появилась конкурентка. Еще три проститутки предстали пред моим взором. Горилла нацелился взглядом на худышку лет шестнадцати, встал и, хохоча, обнял ее за плечи. Брюнетка заревновала. Ликуя, горилла обхватил мохнатыми верхними конечностями обеих.

Мой взрослый сын, как и в те далекие времена, упорно отводил взгляд от соседнего столика, и я вздохнула с облегчением. Но компанией заинтересовалась малолетняя внучка. А пока она не начала задавать вопросы, мы встали и покинули ресторан, преподнесший нам неожиданный сюрприз.

Вот я и думаю, коли мы не можем искоренить проституцию, вместо того, чтобы принимать обилие противоречащих друг другу законов, не решить ли нашей верхушке вопрос об изоляции жриц любви в специальные заведения? Может, тогда именно там ночные бабочки будут предаваться плотскому пороку, а не на виду у наших детей?