ПОЧЕМУ АДРЕНАЛИН НИ ПРИ ЧЁМ,

30 June 2018

или почему панические атаки являются психическим нарушением, а не следствием гормонального дисбаланса.

Когда я только начал заниматься лечением панических атак, я сразу же столкнулся с упоминанием адреналиновой концепции возникновения ПА. Если глубоко не вдаваться в подробности, то суть данной концепции сводится к тому, что в основе панических приступов лежит выброс значительных порций адреналина. Концепция эта имеет достаточно широкое распространение среди людей, страдающих ПА, но, что удивительно, даже в медицинской среде эта концепция неоднократно опровергалась.

Начнём с того, что во время приступов паники действительно происходит выбор адреналина и норадреналина, которые вырабатываются в коре надпочечников. Эти гормоны выбрасываются в кровь при возникновении любого стресса, они необходимы для того, чтобы с этим стрессом справиться и нормально его пережить. Адреналин как бы переводит человека в состояние «бей или беги». Воздействуя на гипофиз, адреналин вызывает выброс инсулина и кортизола, первый из которых приостанавливает интенсивную работу органов пищеварения, останавливает сокращение гладкой мускулатуры кишечника, сужает сосуды внутренних органов, а второй – усиливает эффект адреналина, активизирует работу миокарда сердца, заставляя его биться гораздо интенсивней, усиливает функцию лёгких по перекачке кислорода и т. д. То есть адреналин подготавливает организм к борьбе или бегству, накачивает мышцы кровью, насыщает их кислородом.

Адреналин действительно вызывает рост напряжения и тревоги, иногда ощущение страха. Это абсолютно выживательные механизмы, необходимые организму для удовлетворения потребности в безопасности.

Казалось бы, действительно адреналин и вызывает приступы паники. Но адреналин – это всего лишь инструмент. Исследования показали, что у людей, страдающих паническими атаками, его содержание в крови не превышает норму. Потому речь может идти о какой-то усиленной реакции на адреналин.

Но и это ещё не всё, адреналин сам по себе не вырабатывается. И тут начинается самое интересное: адреналин выбрасывается в кровь после того, как мозг даёт такую команду надпочечникам, которые вырабатывают адреналин. Почему мозг решает, что пора выпускать адреналин? Всё просто: организму что-то угрожает в этот момент или мозг так считает.

Такое ощущение угрозы напрямую связано с функционированием систем восприятия, внимания и памяти, а иногда и воображения.
Наше восприятие – это сложная система, которая создаёт каждый момент времени цельный образ окружающего мира. Наши органы чувств передают в центральные отделы мозг информацию об окружающем мире, но эта информация изначально разделена на модальности (зрительная, слуховая, обонятельная, осязательная и т. д.). Задача системы восприятия – создать из этих разных модальных источников информации некий цельный образ, примерно так же монтируются фильмы: берётся картинка, накладывается звук, различные эффекты – и потом это всё проходит через рендеринг (обработку). При этом наше восприятие не сводится к совокупности информации из ощущений, так как информация, пройдя через фильтры системы восприятия, теряет свою объективность, что также напоминает кино, где игра актёров рассматривается под особым углом, выделяются какие-то определенные детали, тогда как другие остаются в тени. То есть, можно сказать, наше восприятие – очень субъективно.

Внимание усиливает субъективность того, что формируется в нашем сознании. Внимание выделяет в конечном продукте восприятия определённые области, которые попадают в сознание, то есть осознаются. Тогда как другие части текущего образа мира, получаемого через восприятие, остаются в тени и либо не попадают в поле сознания вообще, либо находятся в околосознательных областях.
Такая избранность в осознании окружающего нас мира необходима мозгу, чтобы не перегреться. Мы можем удерживать в полнее внимания и в поле осознания всего лишь ограниченное количество информации, тогда как вокруг нас такой информации содержится в сотни и тысячи раз больше. Но она не проходит мимо нас, а просто отсеивается, при этом влияя на механизмы нашей бессознательной части психики.

Я не просто так решил подробно рассказать о работе восприятия и внимания. Итак, перед нами возникает угроза, например, злая собака (мой любимый пример). Злая собака попадает в поле нашего восприятия, и тут же идёт запрос в память – «что это?». Память тут же говорит нам: это злая собака, точно такая же укусила нас, когда нам было 3 года. Мышление и воображение тут же подсказывают, что вероятность быть укушенным снова присутствует. Собака тут же попадает в поле внимания, в голове загорается красная лампочка, звучит звук сирены и объявление по радио «всем приготовиться, это не учебная тревога». Тут же мозг реагирует, подаёт сигнал коре надпочечников, и та производит выбор в кровь адреналина. Адреналин перестраивает организм, активизирует работу мышц – и в итоге мы бежим прочь от собаки. Схема примерно такая, за исключением разговоров систем организма, лампочки, сирены и радио. =)

Это случай обычной угрозы. Но что происходит при панических атаках?

При панических атаках угрозу представляет сам окружающий мир, точнее ощущение неопределённости. Система восприятия здесь всё время показывает триллеры в стиле Хичкока, в которых, казалось бы, нет ничего объективно страшного, но эта чёртова закрытая дверь всё время находится в центре внимания. Точнее дверь не закрыта, а слегка приоткрыта, но не открывается и не закрывается, постоянно создавая фоновую угрозу и напряжение. В этом случае организм периодически выбрасывает в кровь адреналин и норадреналин, поддерживая повышенный уровень напряжения. Человек привыкает жить в этом состоянии практически с самого детства и может даже не замечать, что с ним что-то не так.

Но когда возникают стрессовые ситуации (иногда сильные и интенсивные, иногда не очень сильные, но многочисленные), организм реагирует на них выбросом значительных порций адреналина. И вот уже этот выброс вызывает сильнейшую реакцию тревоги. То есть вполне обычный стресс переживается как прямая угроза жизни со всеми вытекающими последствиями. А дальше уже это переживание само по себе становится угрозой, и любая ассоциация с ним вызывает новый выброс адреналина, который снова переживается с большим трудом.

Восприятие угрозы от мира усиливает восприятие стрессов, вызывая очень бурную реакцию.

По этой причине проблема панических атак – это не проблема адреналина, а проблема системы восприятия.