Женские истории. Юзек и его скрипка.

Аня. Аня родилась в ничем не примечательной российской деревне, всего лишь через пятнадцать лет после окончания самой страшной войны 20-го века. Но страна как-то оживала, отстраивалась, люди жили своими земными радостями. Так получилось, что вся родня жила в городе, а они обосновались в деревне. В красивом живописном месте на берегу чистой спокойной речки. Родители Ани были сельскими учителями. Хорошая, интеллигентная семья. Вот только деревенская жизнь накладывала свой ничем не смываемый отпечаток. Особенно на детей. Такой деревенский. Но в этом была своя прелесть. Глядя на Аню, сразу можно было понять, что ребенок не городской, в какую бы чистую и красивую одежду ее ни одели. Прежде всего, загар. Приезжая в город к своим двоюродным братьям и сестрам, Аню удивляли их бледные, совершенно незагорелые лица, они были для нее похожи на ростки травы в погребе. Ане повезло: с первых теплых летних деньков с деревенской ребятней она носилась по улице, купалась в реке, совершенно не понимая, как можно летом сидеть в доме, если есть свой огромный сад, за садом луг, речка.

Потом, эти гладко причесанные волосы у ее городских братьев, это уж совершенно непонятно, тут свои, девичьи, белые кудри. хорошо, если раз в день причесаны, а то у мальчиков. Кто же причесывает мальчишеские волосы, их просто коротко стригут! А руки, с абсолютно чистыми ногтями. Такие чистые ногти бывают только, когда долго купаешься в речке, да и то ненадолго, стоит только поиграть в мяч, или пособирать ягоды на лугу. А еще деревенский говор. Но вот с этим у Ани все было замечательно. Ее мама, учитель русского языка, строго следила за правильностью речи своих детей, Аня потом всю жизнь была ей за это благодарна. О деревенском языке тех лет надо сказать отдельно. Люди в деревне разговаривали на каком-то совершенно особенном диалекте. Это была смесь украинско-белорусско-русских слов. Сколько труда стоило учителям научить школьников правильно говорить, говорить по-русски. Забегая вперед, надо сказать, что где-то на третьем поколении, язык выровнялся, диалекта почти не осталось. Аня потом говорила своей маме: «А ведь это ты всю округу научила говорить по-русски!» И в этом была доля истины.

Аня росла красивой девочкой. Как на картинке: белые курчавые волосы, карие глазки, восхитительная улыбка. Ее дяди и тети всякий раз хватали ее и тискали, что ей не нравилось, и она убегала и пряталась, когда приезжали гости. Она была дикая. Дикая деревенская девочка.

Анина бабушка, мамина мама, жила в городе, в том же, где жили Анины дяди и тети. Аня с мамой частенько навещали и бабушку, и остальную родню, благо их деревня была недалеко от города. А еще Анина мама ездила к модистке, заказывала у нее платья. Тогда было популярным шить платья у модисток или в ателье. Наверно, потому, что готовых платьев в магазинах мало продавалось. Аня хорошо помнит тот день, когда мама привела ее в дом к модистке. Это было что-то совершенно невообразимое, то, что она увидела. Эта обстановка в доме, эти бархатные с бубенчиками портьеры на дверях, бархатные накидки на диване и кресле. Кресло. Аня никогда, не то что не сидела -не видела кресла. И полированные, такие блестящие шкаф и стол, и большие-пребольшие ковры на стенах. А на полу две красные ковровые дорожки. Мама с модисткой пошли мерить платье в другую комнату, а к Ане вышел мальчик, сын модистки.

Аня хорошо помнит этот момент. Это был абсолютно городской, такой домашний мальчик, немного старше Ани. Она, как сейчас, помнит эти черные, кудрявые, но хорошо причесанные волосы, его выглаженную сатиновую пижаму в полосочку. Он показался ей взрослым, таким уверенным мальчиком. Он назвал ей свое имя: «Юзек» и протянул яблоко. Она не хотела брать яблоко, не потому, что ей не хотелось его, а потому что очень стеснялась, просто жутко стеснялась. И сколько он ни пытался всучить ей это яблоко, она не взяла. Тогда он сказал: «Я учусь играть на скрипке» и показал ей свою скрипку. Потом он еще что-то ей говорил. Аня ничего не говорила, она не умела так запросто разговаривать с незнакомыми ей людьми. Для нее было мучительным оставаться с этим мальчиком, который пытался разговорить ее. Но, наконец, мама с модисткой закончили примерку, и вскоре мама увела Аню на улицу. Вот так состоялось знакомство Ани и Юзека.

Надо сказать, что дом модистки, а вернее небольшая часть старого домика, сохранившегося в числе других в частном секторе города, находился недалеко от многоквартирного дома, в котором жила Анина бабушка. Бабушка дружила с мамой Юзека, она тоже шила у нее свои платья, кроме того, они еще и ходили друг к другу в гости, в общем, были приятельницами. Поэтому, когда в дальнейшем, Аня приезжала в гости к бабушке, она частенько встречала там Юзека с его мамой или одного, зашедшего что-либо передать от своей матери Аниной бабушке. Аня взрослела и уже не была такой застенчивой, они с Юзеком разговаривали много и обо всем: о фильмах, модных песнях, оценках в школе. Юзек был страстно увлечен музыкой, казалось, свою скрипку он любит больше всего на свете. Аня была отличницей. Юзек мечтал учиться музыке в Москве и стать известным музыкантом. Аня мечтала поступить в технический вуз и стать инженером. Так пролетели школьные годы. Аня училась в техническом институте. К бабушке ездила редко. Про Юзека она как-то совсем забыла, да и бабушка о нем ничего не знала: несколько лет назад они переехали в другой район в новую квартиру.

Это было на одном из последних курсов: Ане сильно захотелось съездить к бабушке. И вот ,в воскресенье, она у своей любимой бабушки за чаем , как вдруг, звонок в дверь. Аня пошла открывать, и на пороге появился молодой человек. Первое впечатление: такой неказистый, небольшого росточка, немного сутулый с черными кудрявыми волосами. Очень худое лицо и просто огромный нос. Но она его узнала: это был Юзек! И бабушка и Аня были искренне рады видеть Юзека. Начались расспросы. Оказалось, Юзек учится в Москве, он уже успешный музыкант, а зашел, потому что потянуло посмотреть на дом, вернее место, где когда-то был дом, где вырос, вот и в гости решил заглянуть. По тому, как Юзек смотрит на Аню, и Аня и бабушка, поняли, что пришел он узнать что-нибудь об Ане. И как удачно получилось- не только узнал, но даже встретил. Сидели долго, пили чай, вспоминали. Перед уходом Юзек попросил у Ани ее адрес, сказал, что хочет присылать открытки к праздникам. Обменялись адресами. Юзек ушел, бабушка намекнула Ане, что она ему, наверно, нравится, но Аня не приняла это даже и близко: ей не понравился Юзек. Слишком некрасивым он показался ей. Таким скрюченным и длинноносым. Ей-то красавице, полнокровной, с красивыми крупными формами и какой-то Юзек!

Нет, не о таком она мечтает.

А через несколько недель она получила письмо от Юзека. Как и следовало ожидать, это было признание в любви, страстное, красивое, искреннее письмо. Кроме признания в любви, Юзек предлагал Ане руку и сердце и переехать к нему в Москву.

Аня с каким-то безжалостным спокойствием порвала письмо, пожалела в душе Юзека с его несчастной любовью и забыла о нем.

Впереди была защита диплома, распределение в другой город, работа на заводе инженером. Какой Юзек с его любовью? Нет, не о таком она мечтает. А дальше жизнь закрутила, завертела. Аня вышла замуж за симпатичного инженера. Родила двоих детей- оба мальчишки. Но тут в стране случилась «перестройка». И началась тяжелая безденежная и безнадежная полоса в жизни. Нет, жили они с мужем дружно, но было невыносимо тяжело выживать в те годы. Завод остановился, Аня устроилась работать продавцом одежды на рынке, а муж, Сергей, торговал автомобильными запчастями. Доходов явно не хватало даже на самое необходимое. Особенно было жалко детей, не хотелось, чтобы они себя чувствовали бедными, по сравнению с одноклассниками. А расслоение на бедных и богатых в обществе росло, это чувствовалось повсюду. Сергей, не выдержал, да и запил. Она даже не поняла, как так получилось. Сначала по воскресеньям приходил с рынка навеселе: выпили по случаю окончания рабочей недели, потом среди недели стал с друзьями в пивнушке засиживаться, потом это превратилось в сущий ад. Как ни боролась, к кому ни обращалась -пользы ни какой. С работы на рынке прогнали. И превратился ее Сережа, умный, красивый, когда-то один из лучших инженеров на заводе, в пьянчужку. Это еще благодаря ей он был жив: сколько раз в лютые морозы она отыскивала его в каких-нибудь канавах и сугробах. Да, жизнь превратилась в муку. Дети повзрослели, как она их тянула, сама не знает. Нет, отчего же, знает: родители с их хорошими пенсиями, они спасали Анину семью от нужды. А Сережа пил. А Аня смирилась: знать такая судьба. Она даже втянулась. Вечером не домой, а сразу к магазину- Сережу уволочь, иногда не получалось сразу забрать, тогда бежала домой перекусить, а потом опять за Сережей. Дети закончили университеты, уехали в другие города, нашли какую-никакую работу. Уже ей легче. И за это судьбе спасибо. Сережу только вот жалко, хороший ведь раньше был. А себя? Разве женщины себя жалеют? Значит судьба такая.

Аня жила только детьми, лишь бы у них все сложилось.

Но вот однажды одно событие выбило ее из колеи. Анина тетя, что жила раньше вместе с Аниной бабушкой (бабушка умерла не так давно, прожив почти 99 лет), прислала ей небольшой пакет по почте. В пакете оказалось два письма. Одно письмо адресовано бабушке, а на втором, запечатанном конверте, просто имя: Ане.

Эти письма получила бабушка, когда еще была жива. Свое прочитала, а Анино так и оставила запечатанным. Они с тетей не решились рассказать Ане об этих письмах. Слишком сложно все было в жизни у Ани, не стоило травмировать ей душу. Но вот теперь, что уж, теперь можно. В письме к бабушке Юзек сообщал, что после окончания консерватории в Москве, много ездил с концертами, добился больших успехов. Женился. Живет в Париже. Жена тоже музыкант. У них с женой четыре дочери. Все музыканты, все замужем, есть уже внуки. Пишет, что счастлив, что осуществил главную мечту своей жизни: стать настоящим музыкантом. Спрашивает об Ане. Надеется , что она счастлива.

В письме, адресованном Ане было несколько фотографий. На одной из них Юзек на концерте во время игры на скрипке. У Ани перехватило дыхание: какое одухотворенное, красивое лицо! Лицо настоящего Мастера. Как красив он был, как благороден, сколько мудрости, недосягаемых, понятных только одному ему чувств было в этом взгляде! Как же могла она не заметить красоту этого человека, как могла она пренебречь им, когда он предлагал ей свою любовь? Как? Знать судьба такая. На других фотографиях он был в окружении своей семьи, то где-то на природе, в горах ,то возле дома на лужайке. Красивые фотографии. Красивая счастливая семья. Жена- маленькая, худенькая, черноволосая скрипачка. Чем-то похожа на него. А дочери ростом выше своих родителей, все-красавицы. В этом же конверте было небольшое письмо. Буквально несколько строк. Юзек просит прощения за тот свой порыв, спрашивает, не обидел ли он ее тем давним письмом и надеется, что у нее сложилась жизнь так, как она и мечтала.