Здесь закончилось синее море.

Татьяна родилась и выросла в маленьком украинском городке. После окончания школы там же и пошла на работу на кирпичный завод -единственное большое предприятие в их городе. Здесь же работали ее родители, сюда пришли работать еще несколько ее одноклассников.

Вся жизнь в городке вращалась вокруг завода: от завода получали квартиры, в заводской детский садик водили детей. В девяностые, во времена жутких дефицитов, на заводе давали продуктовые наборы: две пачки крупы, два килограмма сахара, палку полукопченой колбасы и две пачки сливочного масла. Такие наборы давали каждому работнику почти каждый месяц. Так что Татьяне с Василием , ее мужем, было хорошо, все- таки двойной «паек».

Да и в заводской столовой частенько продавали всякий «дефицит». Как-то жить можно было. С трудом, но пережили эти трудные времена. Завод продолжал работать, теперь он был уже не государственным, никаких квартир теперь не давали, да и садик закрылся. Зарплату стали давать с задержкой. Но как-то выживали. Родители Василия помогали из деревни продуктами. Как-то жили. У Татьяны с Василием подрастали две дочки-погодки. Дела на заводе шли все хуже. На выпускное платье старшей денег дали родители Василия, на следующий год младшая надела это же платье. Девочки как- то рано вышли замуж, одна за другой, уехели к мужьям: одна в соседний райцентр, другая в деревню. А завод стал работать с перебоями. Какая-то апатия появилась от такой жизни. Василий и раньше был не прочь выпить, а тут совсем спился. Стал из дому вещи выносить. Татьяна терпела-терпела, да и развелась с ним. Василий уехал в деревню , а Татьяна осталась в своем городке. Теперь она работала в школе уборщицей, а больше ведь и работы в городке нет. Была у Татьяны подруга, а ее дочь жила в столице- в Киеве. Подруга тоже была разведеная. Вот ее дочка и решила найти им женихов, не простых, а иностранцев. Куда уже она там обращалась, только стали им письма приходить. А однажды, дочка подруги позвонила и сказала, чтоб они приезжали на смотрины: женихи заграничные едут к ним. Ну что ж, собрались и поехали. Валентине- подруге ее жених не понравился, а может она ему не подошла. А вот Татьяна приглянулась ее претенденту. Хоть и староват, уже за шестьдесят, но зато американец. Жилье свое имеет и пенсия, как говорит, хорошая. По-русски немного говорит, так как из русских эмигрантов, в третьем поколении. В общем, пройдя тяжелый путь оформления всяческих формальностей, преодолев огромное расстояние , Татьяна оказалась в Америке. Как завидовали ей подруги, когда провожали. Надо же, замуж за американца! Вот повезло! Вот теперь будет жить, как сыр в масле кататься. Да не тут-то было. Трудности начались сразу по прилету. Незнание ни единого английского слова делали Татьяну совершенно беспомощной. И такая сразу тоска навалилась: зачем она приехала в эту чужую страну, в этот совершенно другой мир. И новоиспеченного мужа она совсем не знает. Хоть он и рассказывал о себе, но мало ли что можно придумать. Майкл, так звали мужа, обучать ее английскому явно не стремился. Денег он ей тоже не давал. Продукты покупал сам и только на свой вкус. Татьяна сидела дома, как в тюрьме. Готовила, то, что говорил ей муж, подавала еду строго по расписанию четыре раза в день. Также в ее обязанности входила ежедневная уборка дома, стирка и глаженье одежды. Если муж собирался выехать в магазин или по делам, Татьяна должна была выставить в прихожей его начищенные до блеска туфли. Обращался он с Татьяной почтительно-вежливо. И что поражало Татьяну, он совершенно не интересовался ею как личностью: ему неинтересно было ее прошлое, ее интересы, ее желания. «Я пропала»- думала Татьяна и ревела, когда его не было дома. Так прошел год, Татьяна потихоньку стала понимать английский, даже могла уже сказать пару фраз, уже легче, уже не пропадет. Но из дому по-прежнему она почти не выходила, ближе с мужем они так и не стали. Ей казалось, что он в ней видит только домработницу и секс-рабыню. Единственный положительный момент, это то, что они зарегистрировали свой брак. Это удерживало Татьяну. Теперь, если она задумает развестись, будет претендовать на часть имущества. Но стоит ли это стольких мук, терзаний! Ведь иногда Татьяне от отчаяния хотелось бежать изо всей силы, бежать домой. Как же она страдала, как скучала по родным местам, ей казалось, сейчас она бы и к Василию вернулась, как-то смотрела бы за ним, чтоб не пил, а вдруг и вправду бросил бы пить, да и зажили бы снова вместе. Ведь там, дома, хоть и не сытно, но все свое, все такое понятное. Теперь-то ей ясно: если уезжать из своей страны, то надо , пока молодой, тогда привыкать легче. А тут стала замечать она странности за своим мужем. Убирая в его кабинете, она как-то обратила внимание на какие-то капсулы, что занимали несколько полок. Она заметила, что время от времени появляются новые. Спросила у Майкла, но он резко ответил, что это для него важные предметы и все. А потом как-то подсмотрела: Майкл сидит перед этими капсулами, гладит их и разговаривает с ними. У Татьяны холодок пробежал по спине, вот тогда она поняла, как это сердце леденеет от ужаса.

В тот вечер перед сном сказала, что болит голова и ушла спать в гостиную, но не сомкнула глаз. Она лежала и вся тряслась от страха. Утром Майкл как раз собирался куда-то по своим делам. Теперь она припомнила, что он частенько уезжал по делам на целый день. Проводив Майкла, Татьяна вошла в кабинет, взяла одну из капсул и открыла ее. О ужас! Самые страшные ее опасения подтвердились! В капсуле был пепел. Татьяна сидела в оцепенении и не могла пошевелиться. В голове проносились разные мысли и догадки: Майкл маньяк, а в этих капсулах его жертвы. Она не знала, что ей делать. Связь с родными была по скайпу, но только в его присутствии, да она и не умела даже влючать компьютер. Их дом стоит как бы на отшибе, вдалеке от других домов, поэтому соседей она не знает. Как вызвать полицию она тоже не знает. «Не сегодня-завтра он убьет меня, превратит в пепел и также поставит в капсуле на полку»- проносились в голове мысли. Ничего не придумав, она выпила снотворное, укрылась пледом и уснула, истерзанная своими мыслями и страхами. Она проспала долго, уже стемнело, свет не был включен и в комнате было темно. Находясь в состоянии полудремы она услышала осторожные шаги, открыла глаза и закричала от ужаса: Майкл стоял над ней, протягивая к ней свои руки. Как пружина, вскочив, она выбежала из дому и бросилась бежать по улице, истошно крича. Бежала, пока не догнали ее люди из проезжавших мимо машин. Что она им говорила- не помнит, не помнит , как объясняла полицейским, что же с ней произошло. Но полицейские, как ни странно, все поняли, ее оставили под охраной, а сами быстро понеслись к их дому. Майкла взяли под стражу, капсулы тоже забрали. Татьяну поместили в какую-то комнату с мягкими диванами, напоили чаем, дали успокоительное. Женщина, видимо, психолог, очень тихо и спокойно о чем-то с ней говорила, так, что Татьяна окончательно успокоилась, а затем ее отвезли домой. Дома ей было страшно, она закрыла все окна и двери на все замки, выпила снотворное и уснула. Проснулась она поздно, а после обеда к ней приехали полицейские с переводчиком. Они сказали, что после проведенных анализов содержимого капсул было установлено, что находящийся внутри них пепел ни что иное, как останки разных собак. Майкл объяснил, что покупает останки собак после кремирования у хозяев , платит хорошо, поэтому, некоторые соглашаются продать. Всегда к останкам прилагается фотография. Все капсулы пронумерованы и номера соответствуют номерам на фотографиях. Сейчас Татьяна вспомнила тот альбом с фотографиями разных собак, она еще обратила внимание на номера в уголках фото. А так как у Майкла сохранились номера телефонов продавцов пепла своих питомцев, полицейским не составило труда опросить многих из них ,и версия Майкла подтвердилась. Для чего это ему нужно? Такое хобби у него. Майкл рассказал, что, когда пришел домой, увидел спящую Татьяну, протянул к ней руки, чтобы поправить плед, что так напугало Татьяну. Причин для удерживания Майкла у полиции нет, поэтому сегодня вечером Майкла отпустят домой. Ошеломленная Татьяна только кивала головой. А вечером вернулся Майкл. Нет, он не кричал на нее, он вообще ничего не говорил.

Татьяна не знает, что делать: и жить с Майклом она больше не сможет, а если развестись, не будет средств к существованию: работу найти не реально, так как не знает языка, ей даже вернуться домой не за что. Вот вам и замуж за иностранца.