Для животных боль — средство общения, не только чувство

20 July 2018

Если понаблюдать за детьми на детской площадке, рано или поздно кто-то из них побежит и расшибёт себе лицо. На секунду наступит тишина. Затем бедолага оглянется по сторонам, заметит маму или папу и разразится оглушительным плачем. Эта последовательность не случайна: так ребёнок подаёт сигнал. Родитель оторвётся от книги и бросится к чаду. Без единого слова ребёнок сможет привлечь внимание того, кто сможет облегчить его боль.

Почему боль существует? Она присутствует везде в жизни, но наиболее любопытна её биологическая роль. Это больше, чем просто возбуждение нервных волокон, благодаря которому мы рефлекторно удаляемся от того, что их спровоцировало. Боль не просто помогает избегать опасностей. Это самоценный опыт, нечто, что мы субъективно чувствуем.

В минуты боли мы с готовностью принимаем свою способность к невербальной коммуникации и знаем, что она приносит плоды, например, поддержку близких. Удивительно долго учёные не хотели признавать, что для животных боль — это не просто побочный эффект травмирования. Они используют болевое состояние как сигналы для общения друг с другом, что только больше очеловечивает их в наших глазах.

Есть много подтверждений, что для животных выражение боли — и информативный способ общения. Например, блеяние ягнёнка или писк крысёнка обязательно привлечёт внимание матери, которая умоет и согреет. Домашние мышки прибегут в домике на писк соседки. Это внимание и поддержка притупляют стресс и боль — в психологии это называют социальной буферизацией. Ягнята, которые во время болезненных процедур находились с мамой или сородичами, волновались меньше, чем те, кто переживал эту ситуацию в одиночку.

Не всегда за выражением боли следует забота ближнего. Во время экспериментов крысы убегали от изображения сородича, испытывающего боль: снимки приводили их в смятение, и им было очень некомфортно их видеть. Похожая реакция была замечена и у ягнят: были зафиксированы случаи, когда они начинали бодать страдающих от боли сородичей, чтобы те перестали привлекать ненужное внимание хищников.

Это обратная сторона медали. Выражая свою боль, можно попасть в поле зрения не только друзей, но и врагов. Есть и менее явные способы, например, передавать боль выражением лица. Так информацию можно донести только до тех, кто рядом, не выдавая себя хищнику, притаившемуся в кустах. Этим способом боль выражают многие беззащитные перед хищниками животные, например, кролики, мыши и овцы.

Почему животные вообще обращают внимание на сородичей, которым больно? Самая очевидная причина — такое поведение настолько ненормально, что сигнализирует: необходимо ответить — базовый стимул. Другая, более солидная версия — обратить внимание на чужую боль выгодно. Точно так же, как они изучают окружающую среду, достаточно ли там много корма и безопасно ли, животные следят за социальной обстановкой, чтобы продумать возможное развитие событий.

Например, если животное провалилось в яму, другие могут избежать этой угрозы без вреда для себя. Они оценивают потенциальную опасность по тому, насколько очевидно выражает боль их невезучий сородич. Такой паттерн поведения характерен для многих животных: макаки-резусы, аквариумные рыбки данио рерио, бурундуки и луговые собачки. Некоторые даже усваивают жизненный урок с первого раза.

Почему же мы упорно не хотим воспринимать боль животных как коммуникативный акт? Частично это следствие воззрений Декарта о дуализме души и тела, согласно которым животные лишены разума. Кроме того, нужно принять во внимание, что животные воспринимают мир совершенно иначе, чем люди. Человеческую боль нам гораздо проще сэмпатировать, ведь мы и сами не раз страдали, а вот почувствовать себя на месте животного — задача более сложная.

Третья причина — мы не понимаем, как устроена психика животных и недостаточно хорошо понимаем механизмы их поведения. Мы знаем, что некоторые виды способны на мотивированное поведение и что оно связано с эмоциональной памятью и зонами мозга, ответственными за познание и обучение. Но чтобы животные продумывали и оценивали ситуацию и на основе этого принимали решения — людям это пока сложно понять.

Поведение животных, страдающих от боли, в рамках теории эволюции и адаптации объяснялось как способ убежать, вылечиться и, следовательно, выжить. Неприятный физически и эмоционально опыт служил своеобразным сигналом существу, что для того чтобы прекратить это, нужно «исключить» себя из ситуации. Некоторые паттерны поведения, такие, как вылизывание ран или трение, помогают притупить болезненные ощущения. Добравшись до безопасного места, животное будет лежать и / или оберегать раненую часть тела, чтобы не усугубить своё и без того бедственное положение. Таким образом животное учится ассоциировать негативный опыт с конкретным местом, ситуацией или стимулом, следовательно, чувство боли помогает им избежать опасной ситуации в будущем.

Если переживание боли развилось даже до коммуникативного акта, логично предположить, что социальные и стадные животные будут более склонны выражать боль и страдания, чем животные-одиночки, поскольку последним просто некому о ней сообщать. Ещё одна гипотеза — с точки зрения естественного отбора более выгодно честное поведение, а не манипулятивное, ведь показав свою боль, животное даёт знать хищником, что сейчас оно слабо.

Конечно, эти идеи ещё нужно проверить. Ни одно из приведённых объяснений нельзя назвать уникальным: просто учёные недооценили в своё время теорию коммуникации. Чтобы действительно принять, что животные используют боль как социальный конструкт, придётся полностью отринуть картезианские идеи.

Авторы оригинального эссе:

Мирьям Гуэсген — журналист-фрилансер, пишущая о культуре, психологии, философии и науке. Зоолог, доктор биологии университета Мэсси в Новой Зеландии и постдок в университете Альберты в Канаде. Помимо публицистики, Мирьям написала больше десятка научных статей.

Редактор — Салли Дэвис.