Медитация и мозг

Как воздействуют на головной мозг медитации Тхеравады и Ваджраяны.

Группа ученых из Национального университета Сингапура провела уникальное исследование, суть которого заключалась в сравнении воздействия на мозг разных медитаций, используемых в тех или иных буддийских традициях. По материалам интернет-журнала Plos one, 2014 г.

В большинстве подобных экспериментов рассматривается соотношение между физиологическими, электрофизиологическими и нейронными аспектами медитации в практике. Анализ практик Ваджраяны до сегодняшнего дня носил весьма поверхностный характер. У нашей исследовательской группы возникло предположение, что такие практики могут быть описаны как приводящие скорее к реакции возбуждения нервной системы, чем расслабления. Таким образом, целью работы было определить, действительно ли медитации Ваджраяны ведут к повышению активности мозга, в отличие от реакции ее снижения, характерной для медитативных практик традиции Тхеравады.

Первое исследование

Данные по медитациям Тхеравады фиксировались в храме Ват Яннава (Бангкок, Таиланд), а по всему, что касается ваджраянских практик, — в монастыре Шечен (Катманду, Непал). В первой группе исследований приняли участие восемь мужчин и две женщины, длительное время практикующие методы Хинаяны (средний возраст — 41,4 года, средний опыт медитации — восемь лет), а также восемь мужчин и одна женщина из монастыря Шечен, практикующие методы Ваджраяны (средний возраст — 47,5 года, средний опыт медитации — более семи лет).

Мы использовали медитацию касина как отдельный вид практики шаматха. Объектами для сосредоточения здесь являются диски, отличающиеся друг от друга цветом, размером, составом и другими свойствами. Мы сознательно предпочли медитацию касина более популярной практике шаматха, где медитирующий концентрируется на дыхании, чтобы отличить ее от випассаны, в которой внимание так же направлено на дыхание.

Практика отождествления в Ваджраяне включает визуализацию образа определенного Будда-аспекта с его атрибутами. Во время фазы ригпа, которая следует за финальной стадией медитации и представляет собой ее завершение, Будда-аспект растворяется в пустоте, и практикующий желает достичь осознавания, свободного от концептуального мышления. При этом он старается равномерно распределить свое внимание так, чтобы оно не было направлено на какой-либо предмет или переживание вообще. Хотя некоторые явления могут возникать в уме (например мысли, чувства, образы и так далее), медитирующий должен позволить им появляться и исчезать, не удерживая и не анализируя их.

Важное отличие практики випассана от ригпы состоит в том, что ригпа считается медитацией без объекта — она не подразумевает необходимости наблюдать за тем, на чем концентрируется внимание (поскольку эта деятельность сопряжена с дуалистическим мышлением), вместо этого нужно только полностью осознавать происходящее. В начале сессии каждый участник выполнял 10-минутное упражнение успокоения ума, во время которого требовалось не медитировать, но сидеть с закрытыми глазами расслабившись.

После пятиминутного перерыва практикующих Тхераваду просили в течение 15 минут выполнять медитацию шаматха, а затем в течение еще 15 минут — медитацию випассана. Последователи Ваджраяны, в свою очередь, после успокоения ума должны были 15 минут медитировать на Будда-аспект, а затем еще 15 минут выполнять медитацию ригпа. На протяжении всего исследования регистрировались показания мозговой и сердечной активности.

Второе исследование

Во втором случае нашей целью было выяснить, вызывают ли практики Ваджраяны и Тхеравады значительные улучшения в решении когнитивных задач (задачи на память, мышление и внимание). Мы использовали межгрупповой эксперимент, во время которого медитирующим до и после 20-минутной медитации были предложены две задачи, направленные на оценку различных аспектов обработки визуальной информации (мысленное вращение и проверка визуальной памяти).

На этот раз каждый участник выполнял только один вид медитации (касина, випассана или ригпа). Наша гипотеза состояла в том, что практики Ваджраяны приведут к немедленному улучшению выполнения этих задач в связи с повышением мозговой активности. Кроме того, мы предполагали, что последователи Тхеравады выполнят тест на одинаковом уровне до и после медитации.

В этом исследовании в первой группе принимали участие 12 человек, постоянно практикующих методы Тхеравады, из храма Ват Яннава в Бангкоке. Средний возраст участников — 43,2 года, из них две женщины. Средний опыт медитации в группе составлял 10 лет (десять испытуемых из этой группы также участвовали в первом исследовании). В качестве эксперимента они выполняли медитацию касина. Вторая группа состояла из 14 участников — также приверженцев традиции Тхеравады, но выполняющих медитацию випассана.

Средний возраст — 43,2 года, из них четыре женщины. Средний опыт медитации в этой группе составлял 12,3 года. Десять мужчин представляли Международный буддийский медитационный центр (Санкамул, Нью-Банешвор, Непал), а четыре женщины — женский монастырь Амарапура в Непале. Третья группа (ригпа) состояла из тех же девятерых практикующих, которые принимали участие в первом исследовании, — из непальского монастыря Шечен. Средний возраст — 47,5 года, из них одна женщина. Средний опыт медитации — более семи лет. Несмотря на то, что обычно фазу ригпа выполняют сразу после медитации на Будда-аспект, для реализации целей данного исследования испытуемых попросили выполнить только ее одну.

Затем участникам были показаны пары объемных фигур, которые вращались относительно друг друга, и скорость вращения менялась. Испытуемые должны были определить, являются фигуры одинаковыми или зеркально отражают друг друга. Тест состоял из 36 подходов, в 18 из которых фигуры были одинаковыми, а в 18 — отраженными.

Второе задание состояло из двух частей. Сначала участникам в течение пяти секунд показывали изображение одной картинки, затем оно сменялось чередой из шести картинок; одна из них была той же самой, что вначале, а пять — другими. Нужно было определить, какой из шести образов соответствовал первому. Во второй части теста испытуемые сначала в течение восьми секунд смотрели на семь картинок. Затем появлялся следующий набор из семи изображений, шесть из которых были показаны в первой части теста. Участникам нужно было определить, какой образ из второй части теста не был показан в первой его части.

Результаты исследований

Практикующие Ваджраяну продемонстрировали значительное улучшение результатов во время выполнения заданий после медитации. Такое повышение показателей при выполнении когнитивных задач может быть вызвано только усилением активности мозга, что проявляется в быстрой мобилизации ресурсов организма для обработки раздражителей и подготовки системы к реакции. Наши заключения подкрепляются другим недавним исследованием, которое выявило, что практика туммо этой же традиции может приводить к повышению не только периферийной, но и основной температуры тела, что в большой степени сопровождается усиленной симпатической активностью.

Несмотря на то, что возбуждение нервной системы и стрессовая реакция типа «бей или беги», несомненно, связаны, тем не менее это не одно и то же. Возбуждение нервной системы приводит к увеличению энергии, отвечающей за то, чтобы ресурсы организма направлялись на интенсивную деятельность. А стрессовая реакция (также называемая перевозбуждением) возникает в ответ на потенциально травмирующее событие, атаку или угрозу жизни. Важно отметить, что медитации Ваджраяны активируют симпатическую нервную систему, но не приводят к реакции на стресс, маркером чего является усиление бета-ритма.

Кроме того, во время этой медитации было отмечено уменьшение гамма-ритма мозга, связанного с успокоением, тогда как во время практики Тхеравады гамма-ритм повысился, что также доказывали и другие исследования. Например, повышение гамма-синхронизации во время медитации «Любящая доброта» было интерпретировано как улучшение синхронизации нейронов между собой. Результаты данного эксперимента могут указывать на то, что практики Тхеравады и Ваджраяны приводят к состояниям осознанности, качественно отличающимся друг от друга.

Наконец, лобно-центральный бета-ритм повысился только во время медитации Ваджраяны, что может свидетельствовать об улучшении анализа эмоций и эмоциональном значении в выборе ценностей. Вероятно, это также связано с тем, что в Ваджраяне упор делается на трансформацию эмоциональных состояний, а в Тхераваде — на непривязанность к эмоциям.

Наши данные свидетельствуют об устойчивой разнице между медитативными техниками в разных традициях, а также о возможности классифицировать практики по тому, способствуют они расслаблению или возбуждению нервной системы. Важно отметить, что ни расслабление, ни возбуждение нельзя считать побочным эффектом медитации. Напротив, они играют ведущую роль в процессе проникновения в суть того, каким все является. Вероятность, что полученный результат будет отличаться в зависимости от выбранного подхода, может стать предметом будущих исследований.

Практики Ваджраяны приводят к существенному улучшению выполнения когнитивных задач, из чего следует предположение, что эти методы могут быть полезными в ситуациях, когда требуется высокая продуктивность. Такое улучшение может быть описано как мгновенное и значительное, однако по-прежнему необходимо исследовать, ведут ли медитации Ваджраяны к долговременным изменениям, как в случае с практиками Тхеравады, о чем имеются научные свидетельства.

Поскольку медитации Тхеравады приводят к расслаблению, а медитации Ваджраяны — к возбуждению нервной системы, можно сделать вывод, что первые более полезны для снятия стресса, а вторые могут быть слишком сложными для людей с высоким уровнем нервного напряжения. И хотя предыдущие исследования указывали на возможность снижения этого уровня при помощи медитаций Тхеравады даже после 4–5 недель упражнений, до сих пор не было изучено влияние на стресс медитаций Ваджраяны. Возможно, при долговременной практике приверженцы этой традиции развивают собственные стратегии борьбы со стрессовыми ситуациями, например через трансформацию отрицательных эмоций в положительные с помощью визуализации Будда-аспекта.

Нам удалось впервые продемонстрировать, что медитации разных традиций буддизма связаны с разными нейрофизиологическими состояниями. В целом данные этого исследования опровергают популярное мнение, что все практики приводят к более или менее одинаковым результатам — улучшают выполнение когнитивных задач и снижают уровень стресса. Польза от разного типа медитаций часто описывается как одинаковая, что ведет к распространенному утверждению, будто все медитации похожи, и что можно практиковать сначала одну медитацию, затем другую, и это не повлияет на конечный результат.

Однако данное исследование в корне опровергает это мнение и указывает
на то, что подобного рода практика существенно затрудняет процесс научного изучения медитации. Результаты большого количества экспериментов с медитациями Тхеравады не могут распространяться на медитации Ваджраяны, а значит, в будущем больше внимания должно быть уделено исследованиям практик Ваджраяны. Кроме того, мы можем утверждать, что сам термин «медитация» слишком широк, и делаем шаг к составлению терминологии, которая позволит должным образом различать практики разных традиций.

Перевод с английского: Полина Рыбакова

Опубликовано в журнале «Буддизм.ru», N 26, 2015 г.

Подробнее о буддизме вы можете узнать на сайте www.buddhism.ru