Саммит в Хельсинки и перспективы украинского транзита газа

20.07.2018

Газовый рынок Европы ждут большие перемены.

16 июля в столице Финляндии прошла встреча президентов России и США – новость, обсуждаемая политологами и экспертами международных отношений едва ли не по всему миру. Рассматривались волнующие всех проблемы, которые обсуждались на этой встрече высшими руководителями двух государств, пресс-конференция по окончании переговоров Владимира Путина и Дональда Трампа наглядно показала, какие вопросы являются наиболее животрепещущими. Очевидно, что анализировать результаты встречи будут еще достаточно долго, выстраивая самые разные гипотезы, чтобы затем искать и находить уже не слова, а действия, которые эти гипотезы подтверждают.

Накопившийся груз напряженности между Россией и США весьма велик, немедленной «разрядки напряженности» от первой встречи президентов никто не ожидал, но многие западные политологи опасались некоего «нового пакта Молотова – Риббентропа» – деления сфер влияния двух ядерных супердержав. Но Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru традиционно интересует только энергетическая отрасль – если намечены изменения в ней, то все остальное «подтянется». Было ли уделено этой отрасли внимание во время самих переговоров неизвестно, но на пресс-конференции лидеры двух государств несколько слов о ней сказали. Вот слова Дональда Трампа, посвященные проекту магистрального газопровода Северный поток-2:

«Я обсудил [трубопровод] с [канцлером ФРГ] Ангелой Меркель на довольно решительных тонах… Посмотрим, как это [строительство трубопровода] сработает. Я не уверен, отвечает ли это решение [о строительстве трубопровода] всем интересам Германии или нет, но она его приняла. Но это их выбор — Германии. Это их выбор».

Несколько слов было посвящено и тому, что намерены предпринять на газовом рынке Европы сами Соединенные Штаты:

«Мы будем конкурировать, когда дело дойдет до трубопровода [“Северный поток – 2”]. И я думаю, что мы будем конкурировать успешно [в вопросе энергоносителей]», – отметил глава вашингтонской администрации, подчеркнув, что Вашингтон будет конкурировать с Москвой на рынке Европы “самым решительным образом”.

Президенты о «Северном потоке-2» и украинском транзите

По словам Трампа получается, что США смирились с выбором, сделанным Германией, но причины, по которым это произошло, пока остаются неизвестными. Возможно, у Трампа возникли какие-то договоренности с Ангелой Меркель, или же что-то было решено во время переговоров с Владимиром Путиным. Время покажет, нам интереснее сам факт – Трамп снял возражения против «Северного потока-2», приняв решение о том, что Штаты смогут бороться за сегмент газового европейского рынка за счет поставок СПГ. Оставим за скобками даже тот факт, что законы физики и химии пока никто не отменял – на сжижение природного газа необходимо затратить количество энергии, которое эквивалентно потере не менее 25% первоначального объема газа. На сегодняшний день значительных объемов американского СПГ в Европу не поступало, разовые небольшие поставки пока никакого беспокойства Газпрому не доставляют.

Была затронута газовая тема и Владимиром Путиным:

«Что касается “Северного потока – 2”, господин президент [США Дональд Трамп] высказывал озабоченности в связи с возможным исчезновением транзита через Украину. Я заверил господина президента в том, что Россия готова сохранить этот транзит. Более того, мы готовы продлить транзитный контракт, который истекает в следующем году, в случае урегулирования спора между хозяйствующими субъектами в Стокгольмском арбитражном суде»

Отметим, что про объем возможного транзита через газотранспортную систему Украины не сказано ни слова. Технические возможности этой системы, в случае ее полной загрузки, составляет около 110 млрд кубометров, при этом на территории Украины имеется целый ряд подземных хранилищ газа, объем которых позволяет европейским потребителям получать весь необходимый им газ в течение отопительного сезона. Если предположить, что оплата за транзитные услуги оператором украинской ГТС инвестируются в ремонт, модернизацию и смену ее оборудования, амортизация которого в настоящее время составляет около 90%, то теоретически получается, что все заинтересованные стороны могут вполне успешно сотрудничать – Газпром как поставщик газа, Украина как государство, получающее доход за свои транзитные услуги и Европа как конечный получатель «голубого топлива». Необходимое, но не достаточное условие президент России обозначил совершенно недвусмысленно – Газпром и Нафтогаз должны прекратить судебные тяжбы друг с другом. Давайте сделаем предположение, что спор этих хозяйствующих субъектов действительно будет урегулирован к обоюдному их согласию. После этого, как сказал Владимир Путин, «мы готовы продлить транзитный контракт».

Украинский транзит – заинтересованные стороны

Для чего нужен транзитный договор Украине и нынешнему оператору ее ГТС Нафтогазу – очевидно: это источник дохода, возможность поддержания ГТС в рабочем состоянии и возможность получать газ либо напрямую от Газпрома или посредством столь обожаемых киевскими властями «реверсивных поставок» Напомним, что это такое – сначала европейские потребители выкупают у Газпрома газ на основании имеющихся у них долгосрочных контрактов, причем в объемах, которые превышают их реальные потребности. Излишки газа европейцы и перепродают Украине, добавляя к цене Газпрома определенную прибыль. В результате Украина переплачивает за газ, делая это в двух целях – для пропагандистского эффекта («мы не покупаем газ у агрессора») и для удовлетворения коррупционных интересов лиц, участвующих в подобного рода сделках. Особую пикантность этой странной пьесе придает тот факт, что при всех этих «реверсивных поставках» физически природный газ вообще никуда не перемещается. Европейские потребители для хранения газа зачастую арендуют необходимые им объемы украинских ПХГ. Грубо говоря – «товар остается на полке, на ящиках просто меняют бирки». До той поры, пока украинские властные структуры такой сценарий устраивает, они им и будут пользоваться, российская и европейские стороны никаких претензий по этому поводу высказывать не будут, поскольку никакого урона их интересам «киевские маневры» не наносят.

Но прибыль от своей ГТС киевские власти получают только в том случае, если через их трубы и хранилища газ перемещается физически, за сам факт существования ГТСУ Газпром ничего не платит. Разумеется, при перемещении газа через ГТСУ имеется вполне определенная себестоимость – работают компрессорные станции, расходуется электроэнергия, получают зарплату штатные сотрудники и так далее. По оценкам Нафтогаза при нынешних расценках за транзитные услуги объем, при котором наступает точка безубыточности, составляет около 40 млрд кубометров. Если перекачивается меньший объем, Нафтогаз вынужден доплачивать за такой транзит, при объеме большем – получает прибыль. Но, как мы уже писали в предыдущей статье, посвященной украинскому транзиту, если в самое ближайшее время не приступить к ремонту и модернизации оборудования, ГТСУ перестанет функционировать по техническим причинам, вне зависимости от всех переговоров, консультаций и судебных слушаний. Следовательно, если исходить из предположения, что Нафтогаз (или какая-то новая компания, которая станет оператором ГТСУ) намерен сохранить свой источник дохода, им необходим транзит в объеме большем, чем 40 млрд кубометров – чем больше, тем лучше.

В указанной статье мы уже оценивали интерес России к украинскому транзиту в том случае, если к 2020 году будут реализованы проекты «Турецкого потока» и «Северного потока-2» – не более 10-15 млрд кубометров. Связано это с тем, что на сегодняшний день, как следует из доклада Алексея Миллера на годовом собрании акционеров Газпрома, максимальный объем экспорта по контрактам с европейскими потребителями, может быть достигнут уже в этом году, и объем этот составляет 205 млрд кубометров. Общая мощность обоих «Северных потоков», «Голубого потока», «Турецкого потока» и магистрального газопровода «Ямал – Европа» составит 190 млрд кубометров в год. Потребности прибалтийских государств, которые составляют порядка 3 млрд кубометров в год, поставки идут через сеть трубопроводов «Северное сияние», по отдельному МГП экспортируется газ финским потребителям – в объеме от 4 до 5 млрд кубометров ежегодно. С этими цифрами спорить не получается, 10-15 млрд кубометров в год через ГТС Украины – результат для Газпрома совершенно объективный. Даже при выполнении необходимого условия, о котором сказал президент России, продление транзитного договора не удовлетворяет потребности Нафтогаза – оператору ГТСУ дешевле отказаться от ее эксплуатации, чем оперировать объемами, которые интересны Газпрому. Недополученная государственным бюджетом Украины сумма при полной остановке транзита, тоже неоднократно озвучивалась ее нынешними руководителями – порядка 2,5 млрд долларов США в год.

Остается попытаться понять интересы третьей стороны «украинского транзитного проекта» – Европейского Союза или, если уж совсем точно, Европейской Комиссии. После того, как власти Украины подписали Договор об Ассоциации с ЕС и получили вожделенный безвизовый режим для своих жителей, поток легальных и нелегальных украинских гастарбайтеров в страны Европы увеличился многократно, дальнейшее снижение жизненного уровня на Украине только усилит этот процесс. Евросоюз, который и без Украины мучается от мигрантов, идущих с юга, причем мучается так, что уже все громче слышны голоса, пророчащие развал ЕС, таким образом, оказывается заинтересован в сохранении транзита российского газа через ГТС Украины не меньше, чем сама Украина.

Итог крайне занимателен....

Читать продолжение на Геоэнергетика.ru.

Автор: Борис Марцинкевич