Танкист Вермахта вспоминает

Наша военная доктрина внушала нам, что наши солдаты непобедимы, а немецкие танки - лучшие в мире. И наши победы в Европе и Африке доказывали это.

Когда мы, танкисты, впервые увидели русские танки Т - 34, это было неприятной неожиданностью и для нас, и для наших командиров, и для нашего Генерального штаба. В то время у нас ещё не было «тигров». Я начал войну в России на танке Pz.Kpfw. 38 (t).

Pz.Kpfw. 38 (t)
Pz.Kpfw. 38 (t)

Этот лёгкий танк не мог ни чего сделать с русским Т - 34. Снаряды нашей пушки оставляли лишь небольшие вмятины на броне русского танка и рикошетили в небо. Это было для меня первым потрясением. Радовало лишь то, что в начале войны таких танков у русских было мало.

Вторым потрясением для меня стало то, что наша доблестная армия не смогла взять Москву. Я до сих пор не могу понять, как я смог выжить и не умереть, когда началась русская зима. Мы постоянно мёрзли, обморожения были сплошь и рядом. Ели мороженную конину, горячей пищи часто не было. Хлеб, который мы ели, можно было рубить штыком или пилить, всё было скованно льдом.

Спали мы в танках. Если кто - то из ветеранов скажет Вам, что не знает, что такое вши, значит он не был на Восточном фронте! Танки на морозе не заводились, в двигателях замерзало масло, и танки часто просто примерзали ко льду гусеницами. Ещё я помню русские противотанковые пушки. Они были очень опасны! Их всегда хорошо маскировали, артиллерийский расчёт успевал сделать несколько выстрелов и подбить наши танки, прежде чем мы засекали их.

В конце марта 1945 года я распустил по домам свой батальон. Война для нас закончилась.