Я услышала истошный крик ребенка и выбежала на улицу в одном халате

Это было между 4 и 5 утра, когда солнце только начало прорезаться сквозь горизонт. Я медленно погружалась в сон, а потом крик...истошный крик ребенка пробудил мое сознание и заставил вскочить с постели в поисках моего ребенка. Но подбежав к манежу, я увидела, что мое чудо мило посапывает в кроватке. Может мне показалось? Приснилось?

pixabay.com/ru/users/rubberduck1951-3713510
pixabay.com/ru/users/rubberduck1951-3713510

Но через несколько минут крик раздался снова. Такой пронзительный и словно молящий о помощи. Я выбежала на балкон с одной лишь мыслью - отыскать очаг трагедии, но не найдя его глазами, стала прислушиваться. Плач, смешанный с ором, продолжался. Что делали с этим ребенком? Убивали, насиловали?

Мысли крутились одна за одной, но это были лишь мысли, нужно было действовать.

Материнский инстинкт подсказывал мне, что тому ребенку нужна моя помощь и я, не долго думая, схватила халат, набросила его на ночнушку и побежала в коридор обуваться. Я не знала, что меня встретит там, внизу. Я даже об этом не задумывалась.

И только когда мои ноги, в приступе бега коснулись лестничной площадки, я подумала, а вдруг это мужчина? Вдруг тот обидчик ребенка мужчина? Что я, хрупкая женщина, ему сделаю? В руках не было ничего, кроме дверного ключа, а в голове сумбур.

Но я все бежала по лестничной площадке, кляня себя за то, что живу на 9 этаже.

Добравшись до выхода из подъезда, запыханная, я увидела совсем не то, что представляла увидеть. Внизу, у входа стояла женщина с ребенком...Просто женщина, неумело пытающаяся укачать малыша...Неумело? В 4 утра?

-Что случилось, - выпалила без раздумий я.

-Ааа, как нужно так вас не дозовешься, а как ребенок заорал, так сразу все тут как тут, - ответила мне не женщина, нет, а тело, пьяное тело, источающее смрад из своего рта.

-Почему ребенок кричит? Шла бы ты домой, - решила не завязывать конфликт я, который так и навязывался в моем сердце. Так хотелось взять ее за плечи и хорошенько потрусить, так сильно, чтобы вся дурь, которая там собралась напрочь вышла из нее.

В ответ на свой вопрос я услышала лишь кучу нецензурных слов, сопровождаемые тихим покачиванием то в одну, то в другую сторону. По рассказу стало понятно, что муженек ее закрыл дверь в квартиру и просто ее не пускает. А ведь она только приехала с работы, под названием война.

Утешало в этой ситуации только одно - ребенок притих и рассматривал мой силуэт. Так хотелось отнять его у этой женщины, защитить. Но я прекрасно понимала, что сделаю только хуже, мало ли что на уме у этой пьяной.

-Ты лучше бы дома сидела и ребенка кормила, а не воевала. Вот сколько твоему - год, не больше. А моей семь месяцев. Она сейчас спит дома, сытая и спокойная, а твой разрывается от крика. Стоит ли это того? Может давай я возьму ребенка и покормлю у себя? - пыталась выйти на мирную ноту я, хотя все нутро так и кричало, что таких людей просто нужно...вы сами знаете, что нужно.

-Да я за вас воюю. Если не я, то кто тогда, - и пошло куча да я, да я, да я, смешанные с достойной кипой мата.

-За меня не нужно воевать. Я не верю в эту войну, - ответила я ей честно, хотя лучше бы эту честность оставила при себе.

-Ааа, да ты нацистка, я бы тебя расстреляла сейчас. Расстреливать таких нужно! - и снова я услышала поток брани, но теперь в свою сторону.

Пьяное тело с ребенком на руках двинулось в мою сторону. Хочет ударить? - подумала я. Но она в какой-то момент передумала и пошла в сторону подъезда, непослушным шагом взбираясь по ступенькам. Мне оставалось лишь следить, чтобы она не упала, не упала вместе с ребенком.

Она зашла в подъезд и подойдя к одной из квартир - начала стучать, видимо, уже далеко не в первый раз. Я стояла и лишь смотрела. Что я могла сделать этой горе-матери? Отнять ребенка силой - вряд ли бы вышло. Вызвать службу милиции - странная затея, если взять в учет, что она и они странным образом связаны.

Это наше славное ДНР, - подумала я и увидела, как дверь открылась и наконец-то пропустило тело и маленькое дитя, которому давно уже нужно быть в кровати.

Мне оставалось лишь вызвать лифт и подняться к себе, с мыслями о том, во что превращается некогда славный город Донецк. И во что превратится этот маленький ребенок, подрастая бок о бок с такими порядочными родителями, которые воюют за нас.