Люба, любовь моя.

Лето 95-го. Международный аэропорт Джона Кеннеди в Нью-Йорке.  Группа студентов из России, Белоруссии и Украины ожидает своей очереди для прохождения паспортного контроля. Мы прилетели в США по программе Camp Counselors Usa и после проверки документов на границе собираемся разъехаться по всей Америке. Но пока мы стоим в очереди. И вдруг... Я вижу ЕЁ... Я понимаю, что должен что-то придумать, чтобы познакомиться, как-то заговорить. Тут я вспоминаю о диктофоне, который купил буквально за два часа до отъезда из России, чтобы записывать "живую" американскую речь. В мгновение ока я принимаю решение провести быстрый "репортаж" с места события, то есть из очереди, и задействовать в этом мероприятии стоящих в очереди девушек, среди которых меня интересует только ОНА.

- Это реальная и, наверное, единственная возможность с ней познакомиться, - думаю я.

Диктофон включен. Начинается "интервью". Её звать Люба. Она закончила 3-ий курс переводческого факультета Московского лингвистического университета и она... прекрасна! Как она смеётся... Я готов часами слушать её смех. А этот лучистый взгляд... Я сдаюсь без боя... Но надо продолжать интервью. Другие девушки из Белоруссии и Украины весело отвечают на мои вопросы, а я, тем временем, краем глаза слежу за Любонькой. Наконец, я опять обращаюсь к Любе, но уже на английском:

- Can I ask you some questions? What’s the name of the camp you’re headed for? (Как называется лагерь, куда ты едешь работать?).

Люба отвечает:

- Camp Sloan in Connecticut.

Сердце моё начинает учащённо биться. Коннектикут! Какая удача! Это совсем недалеко от штата Нью-Гэмпшир, где буду работать я! То же самое я говорю и Любоньке:

- It's not far from my place. New Hampshire.

И в этот момент Люба говорит мне те слова, которые я, наверное, подсознательно очень хочу услышать:

- I think I will see you! (Я думаю, я увижу тебя).

Моё сердце буквально выпрыгивает из груди и я отвечаю:

- I hope so! (Я очень надеюсь).

- I will be HAPPY to see you! (Я буду СЧАСТЛИВА встретиться с тобой), - говорит Люба.

- Same with me (Я тоже), - бормочу я.

После прохождения паспортного контроля и получения багажа, я теряю Любу из виду. Потом, когда мы уже выходим из аэропорта, я вижу тех самых девушек, у которых за несколько минут до этого "брал интервью". Но Любы среди них нет. Оказывается, она ехала по другой программе, их уже встретил автобус и увёз в неизвестном направлении... Нас же встречает куратор программы Camp Counselors USA швед Свен, сажает в автобус, и мы едем по Нью-Йорку в Колумбийский Университет, где на следующий день нам предстоит пройти так называемый orientation course (спец. курс для участников программы о том, как вести себя в Америке и как добраться до лагеря без проблем). В этот же вечер, несмотря на усталость и восьмичасовую разницу во времени (в Москве уже глубокая ночь), мы решаем прогуляться по Бродвею... Мы гуляем, шутим,  фотографируемся, а я всё время думаю о Любе...

Уже работая в лагере Camp Hale, я ещё раз прослушиваю кассету с записью интервью из аэропорта и понимаю, что ДОЛЖЕН найти Любу. Я обязательно предложу ей вместе попутешествовать по Америке после окончания работы. Только бы совпали даты. Только бы она не уехала из Штатов раньше.

В Америке около десяти тысяч детских лагерей, но я знаю название лагеря и штат. И этого оказывается вполне достаточно. Camp Sloan в Коннектикуте один. Предварительно разменяв 10 долларов мелочью, я звоню из таксофона в столовой нашего лагеря в Коннектикут. И общаюсь с каким-то пареньком, говорящим с немецким акцентом.

- Да, говорит он, Люба работает у нас в лагере, но поскольку это лагерь для гёрл-скаутов, они постоянно находятся в походах, и сейчас её нет, но она будет на месте через два дня.

- ОК, говорю я.- I'll call you back in two days (Я перезвоню через пару дней).

Но через пару дней перезвонить не получается. Мы с воспитанниками отправляемся в трехдневный поход на каноэ и каяках по озеру Скуом. Вернувшись, я снова набираю номер Camp Sloan и опять попадаю на этого немца. Он говорит, что сообщил Любе о моём звонке и она не поняла, кто это мог звонить. Теперь она уже вернулась к своим палаткам и гёрл-скаутам и находится далеко от их офиса, но застать её можно будет через два дня. На сей раз я объясняю немцу, что звонит её русский знакомый Сергей, с которым она летела в Америку и общалась в аэропорту и, на всякий случай, оставляю номер таксофона нашего лагеря (в Штатах в то время уже можно было позвонить на любой общественный телефон).

Через два дня к Сашке из Саранска, который работает со мной в лагере, приезжает друг Славик, который уже несколько лет живёт в Америке и мы, оформив выходной вечер (night out), едем “отметить” встречу в ближайший городок. Про звонок Любе я забываю. Когда же мы возвращаемся в лагерь, на меня буквально накидывается ещё один мой русскоязычный коллега-приятель украинец из Днепропетровска Андрюха, с которым я поделился историей о Любоньке и моём желании отправиться с ней в путешествие по Америке:

- Серега, тебе звонила… Люба!!! Из Camp Sloan. И мы с ней поговорили. Она просила передать тебе огромный привет и сказала, что работа у неё заканчивается второго августа, после чего она улетает обратно в Россию.

Ну всё, приплыли, думаю. Не получается у меня “американское романтическое путешествие” с Любой. У нас работа заканчивается в двадцатых числах августа. Обидно, но ничего не поделаешь…

Затем через несколько дней я решаю написать Любе в Camp Sloan письмо. Пишу долго, дня два. После отбоя, дождавшись, когда все мои воспитанники заснут, я ухожу в гостевой домик и пишу… Получается проникновенное письмо. В тексте очень много эмоций. Можно сказать, что это письмо – одна сплошная эмоция... Я пишу с любовью, потому что уже люблю… Совершенно не представляю, как Люба на него отреагирует, но, тем не менее, отправляю письмо адресату…

Любонька ничего не ответила, хотя я очень ждал. Не знаю, получила ли Люба письмо или к тому времени, когда его доставили в лагерь, она уже уехала оттуда… Ответа не было. Но любовь осталась…

Потом уже через много лет, в век Интернета, я нашёл Любу через соцсеть, но написать так и не решился. На фотографиях она выглядела вполне счастливой, была замужем и воспитывала двух пацанов…

Еще истории о США