Царица Агафья Семеновна. Первая "иноземная" царица

Добрый день уважаемые подписчики, читатели и просто, случайно заглянувшие. Сегодня мы с вами снова отвлечемся от императорского пышного блеска, и вернемся в старину, в тишину царского терема.

После смерти царя Алексея Михайловича 29 января 1676 года на престол взошел его старший сын Федор Алексеевич. Федору в этот момент лишь 14 лет, и он, к сожалению, очень слаб здоровьем, впрочем, его властолюбивой сестрице Софье это было на руку, при больном и немощном царе ей проще было стоять рядом с троном. Федор хоть и был слабым, больным человеком, но все его недуги носили исключительно, если так можно выразиться, физический характер. А вот с головой у него все было в порядке, более чем в порядке. Федор был умен, прекрасно образован, несмотря на то, что он умер совсем молодым, процарствовав всего шесть лет, он успел сделать очень много для России. Ряд историков полагает, что именно он подготовил почву для тех преобразований, которые позже проводил его младший брат, император Петр Великий, более того, они считают, что если бы Федор не скончался так рано, она провел Россию по тому же пути, что и его брат, провел те же реформы, но сделал бы это куда мягче, не ломая все через колено. Так это ли нет, я решать не берусь, не хватает ни опыта, ни знаний, возможно, что так и было бы, но история, к сожалению, а иногда к счастью, не знает сослагательного наклонения. Царь Федор интересная личность, но мы будем говорить не о нем, а о его супругах, их было две. Сегодня речь пойдет о первой жене.

Царь Федор Алексеевич. Неизвестный автор. 18-19 вв.
Царь Федор Алексеевич. Неизвестный автор. 18-19 вв.

Болен царь или не болен, не важно, его надо женить, чтобы дождаться наследника престола, ибо хоть у царя Алексея и родилось много сыновей, но в итоге престол наследовать некому, трое его сыновей скончались еще до смерти отца, Федор слаб и явно долго не проживет, следующий сын Иван, «скорбен главою», то есть умственно неполноценный, остается Петр, но, во-первых, он еще очень мал, а во-вторых, и это главное, он от второй жены царя Алексея, от Натальи Кирилловны Нарышкиной, которую дружно ненавидел весь клан Милославских, родных и близких первой супруги Алексея, Марии Ильиничны. Посему, женитьба царя сверхважное государственно дело. Царю 18 лет, и тут версии происходящего расходятся, где-то пишут, что царь выбрал жену по совету своих фаворитов, стольников и постельничих И.М. Языкова и А.Т. Лихачева, которые, кстати, после смерти Федора перешли на сторону Петра, за что и пострадали, Языкова убили во время стрелецкого бунта, Лихачева сослали, правда, он еще успел послужить Петру. По другой же версии царь сам углядел девушку 4 апреля 1680 года, во время крестного хода, и послал Языкова и Лихачева разузнать, кто она. Оказалось, что приглянувшуюся царю девушку зовут Агафья Семеновна Грушецкая, она дочь Семена Федоровича Грушецкого, смоленского шляхтича, московского дворянина, поляка по происхождению. Так что первая «иностранная царица», да еще полячка, из католического государства, в роду Романовых появилась задолго до Екатерины Алексеевны, жены императора Петра Великого.

Погрудный портрет царя Федора Алексеевича с державой и скипетром. Неизвестный голландский художник. 1676 г.
Погрудный портрет царя Федора Алексеевича с державой и скипетром. Неизвестный голландский художник. 1676 г.

Девушка жила с матерью у своего дяди, С.И. Забровского, отец Агафьи скончался в 1868 году. Федору все это доложили, и он послал сказать Забровскому: «чтоб он ту свою племянницу хранил и без указа замуж не выдавал». Невесту царь себе нашел, но, чтобы не нарушать обычаев, в июле 1680 года собрал красавиц на смотр и «выбрал» себе Агафью. Как и полагается, начались интриги, про невесту начали распускать слухи, ее порочащие, вплоть до того, что и она, и ее мать замечены в «непристойностях». Дошло до того, что царь снова послал своих фаворитов к девушке домой, чтобы те спросили у дяди о «состоянии» его племянницы, невесты царя. Мда, картина та еще: «Скажите, дядя, ваша племянница, невеста нашего царя, она, это… ну, в общем…», а дальше им надо задать этот же вопрос самой невесте. Пока обсуждали, как это лучше сделать, невеста, конечно, подслушала их разговор, вышла к ним сама, и отчиталась: «чтоб они о ея чести ни коего сомнения не имели и она их в том под потерянием живота своего утверждает!». Смелось невесты, и настойчивость царя Федора, который, несмотря на слабое здоровье, духом оказался куда крепче своего отца, царя Алексея, и своего деда, царя Михаила Федоровича, которые в подобных ситуациях не отстояли своего выбора, сыграли свою роль. После череды громких скандалов и разборов, Агафья Семеновна была полностью оправдана, и 18 июля 1860 года состоялась царская свадьба. Что характерно, главным зачинщиком интриг был Иван Ильич Милославский, близкий родственник царя, он опасался ослабления роли Милославских при дворе в связи с появлением новой царицы, непонятно, правда, на что он рассчитывал, та или иная царица все равно бы ослабила их влияние. Или, может быть, планировали подобрать жену из своего рода? Так или иначе, попытка очернить невесту провалилась, на голову родственника обрушился царский гнев, а заступилась за него новая царица Агафья, Милославский был прощен, но все свое влияние потерял. После свадьбы главные «устроители» царской свадьбы, Языков и Лихачев, возвысились еще больше, их влияние на царя возросло, Языков был пожалован в бояре.

Федор Алексеевич, Государь Царь и Великий Князь Самодержец Всероссийский. П. Борель. 1855 г.
Федор Алексеевич, Государь Царь и Великий Князь Самодержец Всероссийский. П. Борель. 1855 г.

Итак, венчание, проходило оно в Успенском соборе, венчал молодых патриарх Иоаким, сама свадьба прошла довольно скромно, условно, конечно. И молодые зажили семейной жизнью. На момент свадьбы Федору 18 лет, его супруге около 17. За свадьбой последовало возвышение Забровского, раздача чинов, деревень, все, как и положено в таких случаях. Новая царица имела огромное влияние на царя, именно при ней появилась в тереме польская и немецкая одежда для мужчин, не для царских детей, которых и раньше так наряжали, а именно для бояр и дворян, Агафья убедила мужа разрешить строить польские и латинские школы в Москве, дальше больше, царица Агафья открыто появляется рядом с царем, носит головной убор не скрывающий полностью волосы (!), и, конечно, поползли слухи, мол, новая царица, полячка, совращает нашего царя с пути истинной веры, подталкивает его к принятию латинской веры… Вспомнили и Лжедмитрия-самозванца, и его жену, Марину Мнишек. А подогревала, и умело руководила этими слухами царевна Софья, которой категорически не нравилось усиление влияния новой царицы, хотя к новой моде, вводимой царицей, она отнеслась с большим вниманием и удовольствием. Впрочем, есть свидетельства, что царица была добродетельна, много занималась благотворительностью, часто заступалась перед царем за провинившихся, одним словом, была вполне милостивой государыней.

Федор Алексеевич. Неизвестный художник. 17-18 вв.
Федор Алексеевич. Неизвестный художник. 17-18 вв.

Какие еще новшества ввелись при царице? Ну, вот например, ранее, всем женщинам царского терема все покупки, для их нужд, совершал царицын мастерской приказ, заведовала им казначея-боярыня, теперь же у царевен и цариц появилась некоторая «финансовая самостоятельность», в их распоряжении появились условные собственные деньги, приказ лишь оплачивал сделанный выбор. Царица Агафья довольно часто одевалась по польской моде, за ней потянулись и прочие царевны, сестры ее супруга, по тем временам это событие огромного масштаба. Вскоре после свадьбы царь был обрадован известием, о том, что в его семье ожидается пополнение. Все шло хорошо, во всяком случае, нет явных свидетельств, о том, что Агафья хворала во время беременности, в ее терем отпускались ткани, устраивалось «приданое» для ребенка, и вот, 11 июля 1861, практически ровно через год после свадьбы у супругов рождается сын, наследник, окрестили его Ильей, возможно в честь деда, Ильи Даниловича Милославского, хотя выбор имени был абсолютно нетипичен ни для Романовых, ни для Рюриковичей.

О рождении царевича торжественно объявили по всей стране, а 17 июля царевича Илью крестили, вот только празднеств по этому поводу, наверное, было немного. Его мать, царица Агафья скончалась 14 июля, спустя всего 3 дня после родов, от послеродовой горячки, то есть, вероятнее всего от заражения крови. Ее кончина была тяжелым ударом для царя, к его огромному горю, второй удар не заставил себя долго ждать, новорожденный царевич ненадолго пережил свою молодую мать, он скончался 21 июля, пережив ее лишь на неделю. Царицу похоронили в Воскресенском монастыре, царевича в Архангельском соборе. Вознесенский монастырь, как я уже не раз писала, в 1929 году был уничтожен, саркофаг с ее останками был перенесен в Архангельский собор, в его южную пристройку, где находится и поныне. Надпись на ее надгробии гласит: «Царица Агафья, урожденная Грушецкая. Житие её было 18 лет. Лета 7189 июля в 14 день часу дня в первой четверти на память святаго апостола Акилы преставися раба божия благовернаго великого государя царя и великаго князя Феодора Алексеевича всея великия и малыя и белыя России самодержца супруга благоверная государыня царица и великая княгиня Агафья Семеновна и погребена на сем месте июля в 15 дня». Портретов Агафьи, к сожалению, нет. Хотя проживи она подольше, они бы точно были. В различных литературных источниках, исторических романах, пишут, что Агафья была красавица, умела читать, писать, понимала французский язык, умела играть на клавесине, учитывая, что ее нянька была полячка, такое вполне возможно, в то же время есть упоминания, что она попала в терем только благодаря интригам фаворитов царя, что ни внешностью, ни стройностью она не отличалась, была глупа, и нравом недобра. Мне больше хочется верить в то, что первое описание царицы ближе к истине, тем более что существуют свидетельства очевидцев, описывающих царицу как умную, добрую женщину, к которой царь был очень привязан. Пусть же она останется в нашей памяти голубоглазой красавицей, умницей, модницей, «Лицом — ангел небесный, и разумом светла».

Боярышня. К. Маковский
Боярышня. К. Маковский