«Я живу без руки»: О спорте, борьбе с собой и не-доступной среде обитания

Во время беременности мама Светланы Чураковой переболела гриппом. УЗИ не показало никаких отклонений плода, вот только девочка появилась на свет без руки. Поговорили со Светой о волейболе, борьбе со страхами, о стереотипном слове «инвалид» и о так называемой доступной среде, на которую почему-то списывают все проблемы.

Фото: vk.com/sittingvolleyball
Фото: vk.com/sittingvolleyball

О волейболе

Всю жизнь я слышала одно «у тебя прекрасный рост для Спорта, но...нет руки».

В детстве я всегда была дико неспортивным ребенком: рассеянная, бунтующая против дисциплины, ленивая. Потом я стала неспортивным подростком с лишним весом. А потом зрелой девушкой с ожирением 2 степени и освобождением от физкультуры «по причине инвалидности». Тренеры просто отказывали мне и моим родителям во всех секциях, в которые мы приходили. В университете я попробовала стрельбу из луку и прозанималась почти год. Не могла старым протезом держать лук правильно, поэтому стрела упорно не била в середину цели. Я бросила. Не вижу смысла чём-то безрезультатно заниматься даже в качестве хобби.

Фото: Михаил Денисов
Фото: Михаил Денисов

От первой волейбольной игры я чуть не поседела. Так получилось, что она состоялась уже через две недели после моей первой тренировки. Это был чемпионат России, видимо тренер решил посмотреть из какого теста я сделана и как быстро осваиваю азы волейбола.

Команда молчания

До сих пор не знаю историй многих девчонок. Как лишились ноги, как пришли в спорт. По людям видно, когда они готовы рассказать, а когда их прошлое лучше не трогать. Возрастной разброс участников очень большой от 19-ти до четвёртого десятка. До сих пор чувствую себя в команде, как школьница, которую перевели в новый класс посреди учебного года. Все друг друга давно знают, а ты еле запоминаешь имена.

Фото: Михаил Денисов
Фото: Михаил Денисов

«Завтра меня не волнует»

Я не чувствую себя неполноценной. У меня два высших образования: я журналист и переводчик в сфере профессиональной коммуникации. Четыре года я проработала на Архангельском областном телевидении и очень скучаю по профессии корреспондента. В спорте каждый день - это рутина упражнений и игровых отработок. В журналистике ни один день не похож на другой.

Фото: Михаил Денисов
Фото: Михаил Денисов

Что будет со мной дальше, сложно сказать. Вообще меня с детства преследовала мысль, что я доживу только до 25. Так что теоретически, мне остался год. Надо только решить, на что я его потрачу. Я живу сегодняшним днём: общаюсь с тем, с кем мне хорошо в эти минуты; ем то, от чего ловлю кайф сейчас; делаю то, за что будет стыдно завтра. Ведь завтра меня не волнует.

Пока что мой путь - приблизиться к Паралимпиаде 2020. Но я не люблю заглядывать в будущее.

«Комплекс великомученика»

Люди должны сами решить, что для них понятие «инвалид». Действительно ли они решили «ограничить себя в возможностях» или борются за нормальное отношение. Лицемерно просить относиться к тебе как к равному, а потом говорить большое «НО». «Но» мне должны уступать место, не глазеть на меня, не тыкать пальцем, не спрашивать меня об увечьи, пропускать меня в очереди, помогать нести сумки. Аллё, какое это равноправие? Тебе никто ничего не должен. Если ты равен здоровому человеку, то и не клянчи уступки и особое отношение. Пока это не изменится в головах инвалидов, бессмысленно уповать на доступную среду, какой бы идеальной она не была.

Фото из личного архива Светланы Чураковой
Фото из личного архива Светланы Чураковой

В зарубежных странах людей с протезами могут также чморить, как и у нас. Но они куда активнее борются за свои права. Просто инвалиды не хотят с этим мириться. Запад во многом обходит нас по борьбе за свои права. Феминизм, ЛГБТ сообщества, поддержка расовых меньшинств. У нас другой менталитет и, соответственно, отношение к инвалидам. Русский народ любит терпеть. У большинства есть мною называемый «комплекс великомученика». Наш народ страдает неизвестно за что, проклиная судьбу и уповая на силу свыше. Многие складывают ручки (у кого они есть хе-хе) со словами «От меня здесь ничего не зависит, я один ничего не сделаю». Но я так не думаю. Я вывела для себя девиз «Все великие дела начинаются с одного прецедента» и я не боюсь его создавать. Так, к примеру, именно в моем регионе появился первый биоэлектронный протез руки, — это была моя рука. И идти про непроторенной дорожке очень сложно, поэтому многие с неё сходят. «Кто, если не я» - не в характере слабых людей.

Светлана Чуракова