МАТЬ

13.07.2018

Захожу в детскую поликлинику на Петроградской. Под дверью высокий порог, а перед порогом - большая лужа. Дергаю дверь на себя. Мне навстречу с этого самого порога вываливается ребятеночек лет трех в желтой кофточке и коричневых штанишках. Он, очевидно, сидел с той стороны, прислонясь к двери. Вываливается он, значит, и прямо головой в лужу.
Я говорю:
- О! Привет. Ты зачем в лужу упал?
Ну, в том смысле, чтобы его утешить. А у самого сердце, как заяц колотится. Ребенок в лужу свалился, сами понимаете. Причем вниз головой.
А он, что интересно, и не собирается плакать.
Ну, типа:
- Ну, упал. Ну, в лужу. Ну, головой. Ну, бывает…
И, главное, сидит у меня на руках не орет и не трусит.
А я, значит, поднимаю его над головой, кручу в разные стороны и глазами пытаюсь мамашу отыскать. И вижу, какая-то молодая женщина с тремя детьми сидит в коридоре напротив двери и что-то им интересное рассказывает. Случайно ее взгляд встречается с моим взглядом. При этом совершенно очевидно, что взволнованный ищущий взгляд только у меня. У нее взгляд вполне нормальный. Повседневный такой взгляд.
- А-а-а… Вася! - спокойно так говорит она. Не торопясь встает, подходит и принимает у меня ребенка, - Где Вы его взяли такого мокрого?

- Там, на улице, за дверью. Он свалился в лужу.

- И что? - говорит она своему Васе, не дрогнув ни единым мускулом, - Ты в лужу упал? Ну, ты смотри, больше не играй там, у двери, - несет его к остальным детям и продолжает с ними какой-то прерванный разговор.