Почему важно, чтобы психолог/психотерапевт сам проходил личную терапию, получал супервизию и участвовал в жизни сообщества?

7 May

Мы живем, приспосабливаясь к окружающей среде. В начале жизни мы похожи на молодое деревце с ровной и гладкой кожицей, мы гибки, но в то же время хрупки. Постепенно мы грубеем и черствеем, подобно тому, как грубеет кора дерева вместе с его ростом. Мы обрастаем привычными стереотипными способами справляться с жизнью. Это вполне естественный процесс. В нас остается определенный и достаточный для нас уровень нашей подвижности и гибкости, но есть и твердая, крепкая часть, которая дает нам надежную опору.

Обычно люди приходят к психологу или психотерапевту, когда в их жизни что-то кардинально меняется, причем меняется так, что обратной дороги больше нет: приходит какое-то новое понимание о своей жизни, человек взрослеет или стареет, разводится, уходит на пенсию или его увольняют с работы, рушатся какие-то его иллюзии и мечты, умирает близкий человек, он серьезно заболевает и так далее. В такой момент человек теряет почву под ногами. И ему его огрубевшая часть, та, которая помогала ему быть достаточно устойчивым на земле, теперь начинает мешать, потому что возрастает необходимость в большей гибкости, чтобы суметь приспособиться к новым условиях жизни. Человек всеми силами старается опираться на старые привычные способы, но терпит крах, потому что они больше не работают. Поддержка близких людей в духе: «да ладно не парься, все образуется, надо просто собраться и потерпеть» обычно не работает, потому что она обычно исходит от людей, которые ощущают почву под ногами, из их сильной и крепкой части. А как известно, сытый голодного не разумеет. То, что хорошо для сильного, может навредить хрупкому.

Человек, лишенный привычных опор, особенно хрупок, и ему нужна особая поддержка. Ему нужен человек, который был бы особенно чуток, мягок, гибок, открыт. Нужен человек, у которого мягкая часть не меньше, а то и больше по размеру крепкой и сильной части. В наше время мягкая и живая часть у большинства из нас не очень сильно развита. Просто потому, что она нам не так нужна, как крепкая и сильная. А психолог и психотерапевт — это люди, которые сознательно развивают в себе именно хрупкую и живую часть. Это главный инструмент их работы. Он помогает чувствовать клиента, сопереживать ему и живо реагировать на него.

Развивать и поддерживать эту часть работоспособной невозможно без дополнительной поддержки. Именно поэтому психолог/психотерапевт должен ходить на свою собственную личную терапию, получать супервизию и участвовать в жизни профессионального сообщества. Для этого конечно есть и многие другие причины, но, на мой взгляд, эта самая важная. Потому что, как только специалист лишается поддержки со стороны коллег, он неизбежно начинает черстветь, теряет чувствительность и может в итоге начать ретравматизировать клиентов этой своей черствой частью. Он не может быть достаточно живым для своего клиента. А потому не может помочь и клиенту стать более живым. А ведь это главная задача клиента, которую он должен решить, чтобы справиться со своими сложностями и начать жить новую жизнь.

Поэтому, кроме профильного практического образования, которое должно быть у специалиста, обращайте особое внимание на то, продолжает ли он ходить на свою личную терапию, регулярно ли получает супервизию, участвует ли в интервизорских группах, участвует ли в жизни профессионального сообщества. Можете прямо его об этом спрашивать перед тем, как к нему записаться. Это в какой-то степени застрахует Вас от того, чтобы специалист Вам не навредил, а в перспективе и помог.