Новая власть

13.07.2018

В любом обществе самое главное это как-то выделяться из серой массы. Иначе так и будешь прозябать в безвестности . Вот взять к примеру обычную деревню. Каждый норовит хоть в чём-нибудь да показать свою индивидуальность.

У Новосёловых — самые крикливые петухи. Все соседи по ним время сверяют. У деда Леонида самый бодливый козёл в округе. Кузыкины пасеку во дворе соорудили. Мёда пока никто не видел, но яблоки у них мальчишки больше не воруют. А Гришковых такой едрёный самогон варят, что его можно даже не пить. Понюхал — и сразу в обморок. Конечно, их соседи Окунько, тоже прославились своим самогоном, но эти брали количеством, а не качеством.

Блохины же по праву гордились своим боровым Борькой, победителем областного конкурса «самый жирный хряк». И односельчане, по этой причине, всегда уважительно разговаривали с Блохиными. Сперва спрашивали: «как ваш Борька», затем: «как сами?»

Но под новый год Борька переродился в качестве колбасы, и Блохины снова стали обычной, ничем не примечательной семьёй.

Вот и Ксении Блохиной захотелось выделиться. И ладно бы, чем полезным. Но ей захотелось страуса купить. Птица, говорит, хоть и крупная, а в хозяйстве полезная. Одним её яйцом можно всё семейство завтраком накормить. А уж перья в городе на вес золота ценятся.

Отправила своего благоверного за птицей, а сама страусятник переделывать стала из поросятника, где раньше Борька жил. Вокруг скотина домашняя ходит, через плечо заглядывает. Волнуется.

- Плохи наши дела, - мрачно выдал старый цепной пёс Бобик, - Похоже, скоро новый боров тут появится. Ещё злее старого. Вон сколько сена ему Ксюша положила.

- Ты на Борьку не ругайся, - возразила утка, - Он хоть и строгий был, но справедливый. При нём всегда вовремя кормили.

- Это его вовремя кормили, а нам просто крохи просыпались, - подал голос петух Кеша.

- Цыц, пернатые, - шикнул кот, Василий - Борька к еде отношения не имеет. Всё Ксения решает. Кому когда есть.

- Ты, Васька, надоел всем со своей конспирологией, - зарычал Бобик.

- Всё так есть. Ксения тут главная и муж ейный. И Борьку они убили и колбасу из него сделали.

- Брехня, - закудахтали курицы.

- Что б мне собственным хвостом подавиться. Я сам кусочек колбасы стянул. По вкусу Борька.

- Тебя послушать, так Ксения так каждого убить может. А если может, чего ж не убивает? - хитро спросила утка.

- Правильно. Так его! - закудахтали курицы, - Ишь выискался самый умный.

- Мы отвлеклись от темы! Что делать-то будем? - спросил Бобик, - Какие будут предложения?

- Ничего не будем. Вот придёт новый боров, он и наведёт порядок, - крякнула утка.

- Наведёт. Наведёт… - поддакнули курицы.

- Ну и скотина у нас, - посетовал Петух, - Вообще свободу не ценит.

- Для тебя, Кеша, свобода — это – возможность горланить в любое время суток, - подала голос, молчавшая до этого коза Зойка, - И что б тебя за то, не били.

- А ты, чуть что — сразу бодаться? Безкультурщина, примитивщина!

- Я вот хочу, что б мне проход к корыту был первейший. Нас, коз, тут больше. И всё хозяйство на нас и нашем молоке держится. А Борька мало того, что первым к корыту лез, так ещё воду рылом своим грязным мутил.

- Караул! - закричал пуще прежнего петух, - Все вы, копытные, других обидеть хотите! Нельзя вам голосовать давать. Вы за себя проголосуете и власть получите. Пусть уж лучше Борька.

- А как же свобода? - ехидно спросил Васька.

- А я к соседям улечу. И рябушки мои со мной.

- Улетим, улетим, - захлопали крыльями курицы.

- Здорово придумали! - возмутилась коза, - Нам значит — Борька, а сами значит сваливаете? Так не пойдёт. Если сваливаете, то не голосуете. Если голосуете, то не сваливаете.

Петух демонстративно отвернулся.

- А я не буду убегать. Я тут родился, прожил тот двенадцать лет. Мне тут и помирать, - вздохнул Бобик.

- А я тоже останусь и поддержу Зойку, - вдруг сказал Гусь, по кличке Мартин, - Она права. Больше молока – больше денег. Больше денег – больше корма.

- Наша скотина сошла с ума! – снова заорал Кеша, - Даже птицы не понимают, что голосовать надо за птиц.

- Птицы разные бывают.

- Птицы умнее, умнее! Остальные нам просто завидуют.

- То есть копытным нельзя голосовать за копытных, а птицам можно голосовать за птиц? – обычно миролюбивая корова Бурёнка со злостью стукнула копытом по земле.

- Слышите? – насторожился Бобик, - Калитка открылась. Пришли.

Когда звери увидали страуса, то обалдели все. Даже флегматичная корова. Что это – не боров – они поняли, но что это за существо никто не знал.

На правах старшего первым подошёл Бобик:

- Ну привет, зверь чудной. Добро пожаловать к нам.

Страус вместо приветствия крикнул что-то на африканском. Что именно – не понятно, но наверняка что-нибудь неприличное. И начал махать маленькими крыльями наступая на ветерана. Бобик, с поразительной для его возраста скоростью, спрятался в будку.

- Ага, - обрадовался Кеша и забегал кругами вокруг страуса, - Так его, быдло некультурное. Так его! И Зойку ещё побей. Теперь заживём, с птицей-то у власти.

Новый питомец с удивлением смотрел на бегающего петуха, пока у него не закружилась голова. После чего клюнул того прямо в темечко.

- Убили. Загубили, - взволновано закудахтали курицы.

- Добегался, - прокомментировал всё это гусь.

***

Прошёл всего месяц, а Страус, уже прижился, вернее прижилась в дворе. Прозвали её Воша. Она быстро осваивала местный диалект и местные нравы. С остальными тоже всё устаканилось. Козы и корова её уважали, т.к. воды Воше много не надо было. С Бобиком тоже всё выяснили. Воша просто со страху на него напала, уж очень он на волка похож.

Жрала она немало, но после первого снесённого яйца – стало понятно, не зря свое зерно ест. Блохины чего-то подсчитали и от половины кур избавились. И от петуха заодно. Всё равно он после того удара кукарекать стал не по графику.

- Точно вам говорю, это Ксюша его убила, - вещал с подоконника Васька.

- Брехня, - махали крыльями поредевшие курицы.

- Убила, убила. И на паштет пустила. Я кусочек стянул, по вкусу Кеша.

- Вечно ты, Васька, заговоры везде видишь, - рычал старый пёс, - Нечего зря языком молоть. И Вошу пугать. Она, сам знаешь, что страху может сделать.

- Всё равно, Кешу, жалко, - всхлипнула утка.

- Без него – не так весело, - согласился Бобик.

- Каждому двору нужен свой петух, - промычала корова.

- На фоне него – мы все выглядели умнее, - вздохнула Зойка.

- Говорил же ему, дураку: «Птицы разные бывают», - подытожил Мартин.

И все замолчали на целую минуту.

Лишь Воша, по старой африканской традиции, продолжала кушать зерно.