Санаторий

13.07.2018

Семья Кукушкиных, вопреки заветам классика, была счастлива по-своему. Степан Кукушкин полюбил Светлану, а та его, когда им был по двадцать лет. Оба они считались отличными вариантами, т.к. Степан был не пьющим, а Светлана – красивой. Но с возрастом Светлана становилась менее красивой, вследствии чего Степан – всё более пьющим.

Так они и деградировали вместе, пока однажды, глава семейства Светлана, сравнив себя прошлых и себя настоящих, приняла решение: нужен отпуск. Но не обычный отпуск в Турции или Египте, после которого устаешь еще больше, чем на работе. А полноценный отдых. В санатории. С процедурами, режимом и всем прочим.

Степан был не против. Лишь бы не к теще на дачу. Ибо у неё режим, строже, чем в Гулаге, а огородные процедуры похожи на курс молодого бойца. Санаторий так санаторий.

Приехали в санаторий. Там природа, птички, лес. Озерцо рядом.

Но вскоре обнаружился минус: во всём лагере нет алкоголя. Вообще нет. Запасливый Степан тут же достал из чемодана бутылку столичной, но Светлана бутылку конфисковала со словами:

- Режим! Забыл, что ли?

- Что бы тебя! – сплюнул Степан и пошёл в озере купаться.

Вечером налюбовавшись на звёзды и надышавшись свежим воздухом Светлане захотелось романтики. Прильнула она к мужу, а тот к стене повернулся и захрапел притворно. Он мало того, что трезвый, так ещё и обида за конфискованную собственность никуда не делась.

На следующий день обнаружился второй минус: питание-то у них двухразовое. Светлана чуть в обморок не упала, когда ей после утренней физкультуры вместо борща дали йогурт. И сразу же к чемодану. Только достала колбасу, вдруг, как из-под земли, выскакивает Степан и продукт забирает:

- Режим! Забыла, что ли.

- Вот вредина! Ведь испортиться.

- Пойдёт на наживку, - улыбнулся супруг, забрал колбасу и потопал на рыбалку.

Клёв на докторскую был такой классный, что Степан впервые за десять лет почувствовал себя счастливым и трезвым одновременно. Естественно в этот момент ему захотелось романтики. Но теперь уже Светлане было не до близости. Какая романтика, когда желудок прилип позвоночнику? Тут не известно, как другие органы переместились. А значит любой секс – потенциально извращённый. И обида опять же… колбасу на рыбу пустить! Хорошо теща не в курсе.

К вечеру Светлана отошла. Вернее не к вечеру, а после ужина. Пошла к мужу мирится и застала его посреди сделки. Негодяй менял пойманную рыбу на трехлитровую банку браги. Сделку пришлось в срочном порядке расторгнуть. Потом, выплатить неустойку и затащить любимого на танцы.

План был хорош. Объятья, целый вечер глаза в глаза и музыка должна была на подсознание воздействовать. Но из-за сорванной сделки всё пошло не так. То есть танцы они танцевали, но глаза… По глазам было понятно: не о жене Степан думает. Левый глаз, судя по мелкому подрагиванию о пойманной рыбе думал. Правый, скорей всего, о потерянной браге.

Надо ли говорить и в этот раз ничего не вышло?

И так две недели. Друг за другом следили. Режим нарушить не давали. От накопленной обиды не только близости не было, но даже касаться друг друга не хотелось.

Домой вернулись трезвые, голодные, злые и отвратительно здоровые. Друг с дружкой не разговаривают, но по лицам понятно, сказать хочется много. А тут как раз у свояка юбилей. И отказаться нельзя, и идти вместе не хочется. Но всё же пошли.

Не успели даже раздеться, как обоих комплиментами засыпали. Мол выглядят отлично, молодо, подтянуто. Не иначе какой секрет есть. Супруги молчат, сквозь зубы "спасибо" говорят. Кое-как от гостей отвертелись и в зал. А там такой стол… столько вкусного, вредного, режимом запрещённого.

Только руки мелькали. А гости диву давались: «За весь вечер ни одного бранного слова друг другу не сказали!» «Светка столько ест, а всё равно худая» «Точно, какой-то секрет».

А дальше, по традиции, танцы. Только музыка заиграла, а пьяный Степан уже свою благоверную в центре комнаты кружит. По глазам видно, ещё чуть-чуть и прямо тут раздевать начнёт. Отправилили голубков домой, от греха. Вернее прямиком к греху.

Наутро обоим было так плохо, как никогда в жизни. Голова с непривычки гудит, давление скачет, кишечник узлом завязался. От ночных упражнений все мышцы свело.

Но на лицах счастье, а в глазах любовь.

Ничто так не сближает, как совместное нарушение правил. Пусть даже и небольших.