«Йеллоустоун»: новый сериал о «настоящей» Америке, лишившейся смысла и цели

13.07.2018

«Я не хочу жениться и заводить детей, чтобы не передавать дальше твои гены», — говорит сестре (Келли Райлли) герой Уэса Бентли, сын хозяина самого большого ранчо в США на границе с национальным парком Йеллоустоун (Кевин Костнер), когда та его спрашивает, не гей ли он. Быть геем в самом сердце большой страны, где мужчины надевают с утра ковбойскую шляпу и седлают лошадей, не комильфо даже в XXI веке, и так нам авторы сериала дают понять, что мы смотрим шоу (пока вышли три серии) о той самой «настоящей» консервативной Америке, которая сейчас как будто осталась не у дел.

Герой Кевина Костнера, вдовец и глава дисфункционального клана эгоистичных, привыкших к роскоши наследников, ни за что не проголосовал бы за новатора Обаму или женщину Клинтон, но и Трамп, этот клоун из телевизора, привел бы его в ужас. Это тот самый стареющий белый гетеросексуальный консервативный бэбибумер из глубинки, который всего добился сам, но которого медиа сейчас не учитывает и даже как-то стыдится.

В этом смысле выбор Костнера на главную роль идеален — со времен «Танцев с волками» актер придерживается амплуа идеального героя в настоящих американских голубых джинсах, который идет к зрителю из глубины экрана, покусывая травинку. И именно этот герой сейчас с презрительной усталостью наблюдает, как на его земле копошатся мелкие людишки, лоббирующие свои интересы. Являющийся кратером гигантского вулкана Йеллоустоун, согласно теориям заговора, — мина замедленного действия и эпицентр будущего разрушения Америки, в данном случае выступает как место, где конфликт интересов землевладельцев, политиков, нефтедобытчиков, живущих здесь столетиями индейцев и, собственно, самого национального парка показаны как начало конца миропорядка, каким его знало не одно поколение. «Йеллоустоун» показывает эту метафору подробно и любовно как семейную сагу в процессе распада.

Плюсы:

Хорошие актеры и жанровая основа — в каждой серии происходит убийство.

Минусы:

Слишком уж длинно — первая серия длилась более двух часов.

#Сериалнедели

Текст: Геннадий Устиян