Как развить ударную мощь: секреты уникальных тренировок легендарного Фицсиммонса

Когда-то Уолта Диснея уволили с должности карикатуриста за отсутствие воображения и неспособность рисовать, юного Эйнштейна называли тупым, а Фаину Раневскую признали бездарной. К чему эти нелепые примеры? К тому, что окружающие ни черта не знают. И только те, кто следует совету упомянутый выше советской актрисы, добиваются успеха. Какое отношение это имеет к материалу? Самое прямое!

«Хрен, положенный на мнение окружающих, обеспечивает долгую счастливую жизнь.» Ф. Раневская.

Роберт Фицсиммонс. Великий был боксер. Бил морды и рекорды. Но что говорили люди? Тыкали пальцем и обсуждали внешность бойца. Дескать, своей несуразной комплекцией он больше походил на плод любви пеликана и журавля, чем на боксера мирового уровня. Могучий торс, длинные руки и тощие ноги, размером с фанфарный столб - избушка на курьих ножках - у такого ничего не получится.

Получилось. Ибо уже в 17 лет Боб выиграл крупный турнир по боксу в Новой Зеландии, куда переехал с родителям в девятилетнем возрасте.

Когда именно начался его путь боксера и как он попал в этот вид спорта неизвестно. Кто-то говорит, что ему просто надоели обидные прозвища, которых было больше, чем псевдонимов у Сталина. Заткнуть обидчикам рты можно было только точным прямым в челюсть. А где этому учиться, как не в боксе? Дури в нем было, что называется, хоть отбавляй, ведь всю свою юность он работал подмастерьем кузнеца. Махал молотом и лупил им по раскаленному куску железа. Это невероятно развило плечевой пояс Боба. А вот над защитой и точностью ударов нужно было поработать более серьезно. И это, по одной из версий, привело Роберта в бокс. По другой версии бокс сам по себе вклинился в жизнь юного кузнеца. Но мы узнали правду. Эксклюзив.

Мы нашли интервью Фицсиммонса, которое он дал в 1913 году Бобу Эдгрену, спортивному комментатору и карикатуристу газеты «Вечерний мир в Нью-Йорке». В нем он рассказал истинную причину своего появления в боксе:

Роберт Фицсиммонс
Роберт Фицсиммонс
Однажды моя мать поручила мне купить коробку с табаком в аптеке возле нашего дома. По дороге я прошел открытое поле, где играли две футбольные команды. Я шел медленно, наблюдая за игрой, желая, чтобы у меня появилась возможность выбить мяч. Мне было очень интересно узнать, насколько хорошо у меня это получится. В эту минуту кто-то ударил мяч, он перелетел через забор и упал прямо у моих ног. Поэтому я пнул его назад, как мог.
Через секунду капитан одной из команд, крупный парень ростом более шести футов, перепрыгнул забор и побежал прямо ко мне. Прежде чем я понял, что он хотел сделать, он поразил меня ударом в нос и разбил его.
Иллюстрация по мотивам рассказа Роберта Фицсиммонса
Иллюстрация по мотивам рассказа Роберта Фицсиммонса
Он ударил меня бессмысленно. Я был без сознания, и кровь, которая бежала мне в горло, душила меня так, что я чуть не умер.
На следующее утро мои глаза набухли, а мой нос был тем еще зрелищем. Всю субботу и воскресенье я почти не мог открыть глаза. В понедельник меня заставили пойти в школу. Ученики дразнили и смеялись надо мной, мне пришлось убежать домой.
Все свободное время я думал о человеке, которой избил меня. Неделя за неделей во мне росла злоба и желание мести. Но я был маленьким, всего 11 лет, у меня не было шансов побороть его при встрече.
Это заставило меня работать усердней, чтобы стать сильнее, и научиться драться, чтобы справиться с ним. Я пошел в кузнецу своего брата и попросил у него два старых кожаных фартука. Из них я вырезал шаблон для боксерских перчаток. Я сшил их и набил кожаными вырезками и хлопком, а затем собрал всех мальчишек, и каждый день мы упражнялись в ударах.
Через пару лет я мог побить любого из них. Каждую ночь перед сном я думал о том, что я буду делать с этим футболистом, когда буду немного больше.

Мораль сего сказа такова: любишь чужие мячики пинать, люби и в морду получать. На самом деле эта грустная история обнажает извечную проблему немотивированной агрессии в подростковой среде. И выбор тут не велик: либо тварь ты дрожащая, и с раболепием перенимаешь удары судьбы, либо право имеешь, и не оставляешь без ответа ни одного удара. Естественно, Боб выбрал второй вариант.

Роберт Фицсиммонс
Роберт Фицсиммонс

Уже через два года после своей победы на турнире в Новой Зеландии Фицсиммонс понял, что на маленьком острове для него стало слишком мало места, и в 1882 году, в 19-летнем возрасте уехал в Австралию, где боксировал следующие восемь лет, а потом отправился покорять Америку. А она не слишком-то и сопротивлялась. Меньше чем через год состоялся бой, в котором в 13-м раунде после могучего удара Боба прославленный американский боксер-средневес Джек Дэмпси отправился в объятья Морфея.

К тому моменту о Бобе не говорил только немой. Все остальные обсуждали эффектные победы Рыжего Роберта, а эксперты восхищались его антропометрическими показателями и называли чудом анатомии. Действительно, только благодаря своим неимоверно худым ногам он оказался в среднем весе. Но иногда все же приходилось переходить в тяжелый, а потом обратно в средний и т.д. Вообще, у него все, что называется, было не как у людей. Слишком эксцентрическая личность, слишком самобытная даже в таких, казалось, привычных вещах, как тренировка.

Роберт Фицсиммонс
Роберт Фицсиммонс

Пока его английские коллеги укрепляли ноги прогулками, тело массажем, а дух алкоголем, Боб решал задачу суровыми, как атомный флот, методами. Искал первого попавшегося осла или мула, подкрадывался к неожидавшему подвоха жвачному сзади и пугал его. Первой реакцией животного на такую наглость была мощная атака копытом в сторону вероятной угрозы. Безумство поступка Фицсиммонса заключалось в том, что столкновение копыта с черепной коробкой могло легко отправить его к праотцам. Ибо сила такого удара, на секундочку, может достигать 700 кг. Но Боба, разумеется, это не пугало. Он не только ловко уворачивался от ослиных копыт, как герой Киану Ривза от россыпи пуль в "Матрице", но и наносил серию ударов в ответ. Естественно, удары эти были по воздуху. И слава Богу. Животное отделывалось легким испугом, не ощутив на себе жесткого, точно чугунного, удара Фицсиммонса.

Бывало, когда парнокапытные наскучивали молодому дарованию, Робер развлекался с хищниками. Тренировался с львами и медведями до того, как эта стало мейнстримом.

Фицсиммонс кормит своего любимого льва
Фицсиммонс кормит своего любимого льва

Видимо, тренировки с опаснейшими представителями дикой природы не только развивали ловкость, выносливость и быстроту Боба, но и подавляли чувство страха. Потому что он запросто мог встретится с семью тяжеловесами за один день, отправив каждого из них на настил ринга своим поистине могучим ударом, о невероятной силе которого потом говорил каждый, кому довелось делить один с Робертом ринг.

Сам Фицсиммонс признавался, что развивал убийственную ударную мощь не так, как это делают другие бойцы. Он уединялся в любом доступным для этого месте (чаще всего этим местом был лес), садился, закрывал глаза, задерживал дыхание и воображал, что тонет. Когда Боб начинал чувствовать, что вот-вот останется у Пасейдона на ПМЖ, то с ястребиной скоростью выбрасывал руку вверх, словно хватаясь за воображаемый борт лодки, и вытягивал себя из воды. Столь нетривиальный стиль подготовки, по словам Роберта, развил в нем силу мула.

Однако удивлять он умел не только на тренировках, но и в ринге. Иногда одной силы в бою бывает недостаточно, особенно если перед тобой изворотливый уж. Тогда Боб подключал хитрость и наносил мудреный в то время удар собственного приготовления «шифт-понч» - удар в солнечное сплетение.

Хотя, было бы не совсем правильно приписывать ему открытие этого удара. Ибо права на него принадлежали Браутону. Но Фицсиммонс усовершенствовал его. Он бросал левый дальний свинг, делал подшаг правой ногой, выбрасывал еще одни ложный удар правый рукой, и с шагом правой ноги наносил мощный удар левой рукой в солнечное сплетение противника. «Шифт-понч» послужил началом для развития коротких ударов в боксе.

Вместе с тем развивался и сам Боб. В период с 1891 года по 1895 год Фитсциммонс провел больше боев, чем кто-либо еще, не чураясь любой возможности выйти в ринг, даже если речь шла о боях демонстративных, которые ни на дюйм не приближали его к званию чемпиона. Но махать кулаками без права на титул - все равно что ухаживать за избалованной деньгами и вниманием особой, имея три тенге в кармане: бестолковая трата времени.

Джеймс Корбетт и Роберт Фицсиммонс
Джеймс Корбетт и Роберт Фицсиммонс

Бобу быстро надоел Сизифоф труд. К тому же он давно считал себя готовым к бою с действующим чемпионом Деймсом Корбеттом. Этот бой состоялся в 1897 году и стал первым чемпионским боем, который был запечатлен на кинопленку (ставь скорость воспроизведения на 1,5 и наслаждайся):

Поединок длился долгих 14 раундов и закончился тем, что Крбертт оказался на настиле ринга после прославленного удар Фицсиммонса в солнечное сплетение. Джеймс потерял в этом бою не только титул, но и золотой зуб, которой стал вечным памятником поражения Корбертта и первой значимой победы Боба в профессиональном боксе. Два года Боб сохранял звание чемпиона, а в 1899 году впервые почувствовал горький, с примесью отчаяния, вкус поражения.

Конечно, Боб пытался вернуть титул, пытался дважды, но оба раза для него гас свет. Сначала в 11-м раунде, а потом в 8-м раунде. Только в 1903 году славящие софиты успеха снова осветили рыжую голову боксера.

Фицссимонс поднялся к полутяжам и стал чемпионом там, а потом и в среднем весе. Потому что томление в бесславной праздности было не для него. Таким образом он стал первым в мире боксером-чемпионом в трех весовых категориях. А поскольку прыгая по категориям он сохранял вес средневеса - Боб попал в Книгу рекордов Гиннеса как самый легкий чемпион в супертяжолом весе.

При этом "Конопатый Боб" выходил в ринг, когда другие выходили максимум к доктору и обратно. Он боксировал до 50-и лет, тогда как для многих бокс заканчивался в 30 лет.

Ему было 54 года, когда в одной их больниц Чикаго он сделал свой последний вздох и умер. Тогда все говорили, что ушла легенда, боксер, каких нет и больше не будет, а издание «Таймс» описало его смерть кратко и наиболее точно:

«Имя Боба Фицсиммонса будет вечно, как и сам бокс».